«Ани земляк Косинец, ни Лукашенко не сделают Росский Селец состоятельным …»

Общество

 

Небольшая деревушка с экзотическим названием Росский Селец — малая родина нынешнего главы витебской областной вертикали Александра Косинца. Я ехал в Оршанский район, чтобы, среди прочего, посмотреть: сказалось на жизни сельчан то, что их земляк стал первым человеком в области?

… А 6-и утра на подъезде к деревне разговорились с 69-летней Зоей Николаевной, или просто Николаевной, как ее зовут все. Женщина спела, так сказать, утреннюю оду витебскому губернатору.

 

Николаевна: «По газете« Витебский рабочий »мне Косинец нравится — написал статью хороший о товаропроизводителей. О том, что если рабочие на сельхозпредприятиях держат свой скот, им должны помочь в заготовке сена. И для старых людей. И в райпо эту статью я положила — говорю, принимайте у меня, как следует. У меня много картошки, я хочу ее сдать. Я сама работала в торговле, мне звонят из райпо и говорят, чтобы везла ее в хранилище овощей. Как везти? Заплатите за машину. Но я не хочу без своего присутствия отдавать картофель. Иначе плохую мне подкладывать и вес сбросить на минус 5%. Многовато! Она у меня в земле не была, а теперь еще перебрала. Ну хорошо, говорят, для вас 3% — выброс от суммы из каждых 100 кг. Заслуга Косинца! "

Пожилые женщины, сидевшие рядом, услышав разговор, вместе заговорили о насущном — пенсии отстают от роста цен. Но и здесь всех перекрыла разговорчивая Николаевна.

Николаевна: «Еще хочу сказать. Почему пенсионеры, что с Дома правительства, руководящих органов, получают коэффициент на пенсию 4, а мы — 1? На основании блату или за себя проголосовали? Я работала все время, вышла на работу, когда было год ребенок, и мне вначале дали 96 тысяч! А я работала на льнокомбинате в вредным цеху. Они мне неправильно насчитали, теперь у меня нормально, в доме корова, свиньи. Но номенклатура по коэффициенту получает миллион 300 или 2 млн. — я увидела документально. Ну почему — такая тяжелая работа, ответственная? Вы же и со стороны всего имели, когда при должности! А та работает дояркой в резиновых сапогах ».

Чтобы мне сейчас дали корову бесплатно, я бы ее не взяла, а я работяга.

Корреспондент: «А почему сейчас не заводят люди коров в деревне?».

Николаевна: «Во-первых, старость. Во-вторых, нет помощи из колхозов — председателя меняются очень часто. Немало полей — на привязи надо держать. Чтобы мне сейчас дали корову бесплатно, я бы ее не взяла, а я работяга. Я сейчас завела вьетнамском свиней — это травоядные животные, ходят у меня по двору. Говорю — а ну домой! Все 10 штук бегут. Чтобы завела свиноматок, целый год ела бы диетическое мясо, которое сейчас стоит как говядина — 40 тысяч ».

От шоссе до деревни пару-тройку км идем с бывшей дояркой, госпожой Лилией Демешкевич, которая выполняет роль гида.

Демешкевич: «Новацкий тут строит коттедж — он заместитель Косинца — уже два года. Будет жить, видимо, на пенсии. Земля здесь хорошо родит, воздух свежее. А вот дом Косинца — здесь он родился. А напротив него тетка — Николаевна, во, корреспондента веду ». (Смеется.)

Напротив сьвежаашаляванай да побеленной пустынной дома родителей Косинца — кряжистая хижина его тети. Слегка согнутая бабушка с посошком гуляет к нам.

 

Корреспондент: «Здравствуйте! Меня Виталий зовут, а вас? ».

Госпожа: «Вера Николаевна Лаппо, мне восьмидесятый Я работала в колонии бухгалтером 42 года. Сюда приехала только потому, что у меня муж инвалид 1 группы … ».

Корреспондент: «А как вы попали в колонию?».

Лаппо: «А где попало работать. Муж работал инженером-конструктором, сделал рацпрапанову — ложку из нержавейки. Пошел заточваць в мастерскую. И зэк зашел и ударил шестигранной молотком ни к селу ни к городу в висок … А это материнский маленький домик — в нем доживаю годы свои. Приезжают сын и дочь, корову держу на привязи. Без работы не вытянешь и рыбку … ».

Корреспондент: «А Косинец помогал — тот, что высокое начальство?».

Лаппо: «Александр Николаевич? Он мой племянник. А чем поможет? Только по медицинской части. У мужа на язьве в Витебске делали операцию. А так дети помогали, второй раз человека найму картофель обогнать. А у сельчан проблема — нет магазина. Автолавка приедет если раньше, когда позже. Зимой по 2 часа простаивали … ».

Корреспондент: «А в его доме кто живет?».

Лаппо: «Никто, мать жила, а сейчас в городе — просто как память об отце. Починил ее, и все … »

Корреспондент: «Дорогу, говорили, подремонтировали благодаря ему?».

Лаппо: «А кто его знает! Воду провели, а газ — нет. Пенсию дают … ».

Корреспондент: «Все магазин собираетесь попросить у племянника?».

Лаппо: «Чтобы я видела его, непременно сказала бы, что — Саша, необходимо магазин …».

Корреспондент: «Думаете, сделал бы?».

Лаппо: «Кто его знает …».

Через несколько домов вижу на пороге 78-летнюю госпожу Ядю Рабицкую. Она детализирует деревенские проблемы.

 

Рабицкая: «В 2008-м воду провели в колонки — водопровода нет. Не было колодцев — один был там на овраге. Ходили за километр до источника — раньше корова у каждого была, а воды мало. А что делать? Зимой замерзал … ».

Корреспондент: «А дорогу песком если вложили?».

Рабицкая: «А, это давно было!».

Корреспондент: «А то, что Косинец отсюда — помогает?».

Рабицкая: «А мы не знаем — из райисполкома были люди. У нас ФАП, а ходят слухи, что могут закрыть. А он у нас лет сорок, 500 человек проживают. Надо жаловаться, чтобы не сокращали. Так а что нам — к Косинца нужно обращаться или к тетке — ему скажет? Вот могильник, приезжали, сделали. Елки, памятники падали. Но вот был субботник — убрали, и хорошо … ».

Потом, правда, деревенские говорили, что во время «номенклатурного» субботника под корень вырубили окружающий малинника и здоровые елочки, под которыми сидели — поминали умерших …


***


Упомянутой госпожи Рабицкай задал и «политический» вопрос.

Корреспондент: «Скажите, а кто у вас депутат сельсовета?».

Рабицкая: «Не знаю! Знаете, ходите — тутачка Стамински, ему за 80, он больше знает … ».

84-летний Николай Хведаравич Стамински смотрит настороженно, исподлобья. В 44 успел повоевать зэнитчыкам, после 35 лет водителем в колхозе. Пережил много бедствий.

Стамински: «Пацан лет 14 — был тут колхоз имени Сталина … Жили дрэннавата — за палочки. Приусадебный участок был — держали коров, свиней, с чего выживали. А сейчас на селе 5 коров, а до войны было 60. В войну или партизаны являлись, или бандиты. Соли дашь, сала. Много было полицаев в деревне. Нахально брали. Меня чуть не словили — повязку, винтовку, и ты против Советской власти. Полкой и спас — я в подполье сидел. Он открыл и — "вылезать" — на меня. Говорю — Иван, ты же пацан свой, приходи. Я его накормил, напоил. Откупился — самогон отогнали. У матки корову забрали — грабили все, кому не лень. Но после расплата. Куликовский был у нас помощником начальника полиции — забрали сразу семью с детьми и выселили. А его расстреляли … ».

К созданию колхозов семейства Стаминских жило более или менее зажиточно.

Стамински: «Отец сначала не пошел в колхоз — построил своими руками и сарай, и ток, и дом, лошадь была, коровы. А в колхозе все забрали. Судьи судили "тройкой" — год дали. Канавы рыл. Пришел — стал чувствовать себя плохо. В свое колхоз не взяли, пошел в Понизовье … ».

Сегодня собеседник живет в информационной блокады — по «яшчыку» только БТ и ОНТ. Отсюда и соответствующее «знание».

Корреспондент: «А как вы нынешнюю власть оцениваете — старейшина есть в деревне, депутат сельсовета?».

Стамински: «Нет, а есть ли депутат? Я на выборы не ходил — нога болела, приезжали. Но что панарабили с правительством — судили же тогда кандидатов … ».

Корреспондент: «Как вы считаете — это правильно или нет?».

Правильно, я бы их повесил. Это же власть хотели перевернуть — а Лукашенко это старается.

Стамински: "Правильно, я бы их повесил. Это же власть хотели перевернуть — а Лукашенко это старается. Вы же знаете, какие голоса были за них — единицы. Я за Лукашенко проголосовал, и все … ».

Корреспондент: «А кем Лукашенко был, когда Кебича зьвяргав?».

Стамински: «Никем. Тогда дело другое было — разруха, в Минске все паразрыта … ».

Корреспондент: «А сами в Минске давно были?».

Стамински: «Давно, лет 15 …».

Росский Селец, где живет которые полусотни человек, уже два года находится посреди одноименного агрогородка, жителей в котором полтысячи. Крепить поселения должна была якобы школа, что за километр от деревни. Но детей из поселка, где президентские домики, возят на автобусе. В деревне ведь всего три молодые семьи. По пути я встретил 33-летнюю школьную уборщицу Наталью Батуру. Вначале вопрос о влиятельного земляка.

Корреспондент: «Чувствуется на вашем жизни, что Косинец сюда приезжает?».

Батура: «Он сюда не приезжает …».

Корреспондент: «А сколько тебе положили заработка?».

Батура: «Пятьсот тридцатые Коровы, куры есть, кролики, козы. Молоко государству сдаем за 900 рублей — за 10 дней из двух около 300 тысяч имеем. В магазине кредиты взяли на мебель, стиральную машину — стараемся выплачивать. Страшно, что государству будем виновны за кредиты из-за кризиса, что наступает. А в деревне так выживем — не речь … ».

Корреспондент: «Как молодому человеку чего тебе не хватает в деревне?».

Батура: «Детям что-то увеселительного — спортзалу хотя бы. В школе 56 детей, а своего клуба нет … ».

Дороги к школе в обычном понимании не существует. Узкой колея с шатким кладавем через ручей карабкаюсь наверх к старому липового рощи, после которого и открывается двухэтажный школьный здание. Но я направляюсь в хижину рядом, где четыре десятилетия проживает бывший директор, бывший секретарь партком и заместитель председателя колхоза «Борец» вплоть до конца прошлого века — господин Николай Исаков. Историк по специальности, он известен тем, что десятилетиями собирал и хранил краеведческий музей, который был, говорят, буквально уничтожен. Высокий, статный мужчина, по номенклатурной привычки, о цели визита не спрашивает — мол, «товарищ из центра» все скажет сам. Начинаю с чисто краеведческого вопроса.

 

Корреспондент: «А название странное откуда родом?».

Исаков: «Еще со времен Ивана Грозного, когда там велись войны России и ВКЛ. Деревня оказалась на грани. Поскольку к востоку ближе, называлась "Русский Селец". Жили здесь до 1918-го две старые девы — госпожа Лабковский. Их отец был царский генерал, который построил усадьбу. Здесь размещалась школа, центр колхоза до войны. А липовый роща в 1850-х вместе с усадьбой возник. Я пришел после истфака сюда в 1968-м. Музей возник в начале 60-х. Экспонатов было около 3000 — 12 застекленных витрин с документами, монетами. Растранжирили, когда пошел в колхоз работать — стенды сломали, сожгли в котельной при моем преемнике Ковалевским Сергею Петровичу — он и сейчас директор. Был учителем в Толочинском районе, но на охоте застрелил человека. Дед дрова собирал, а он пальнул через кусты. А он брат начальника Толочинского райотдела милиции — дело замяли. Там ему оставаться нельзя. Я назначил его завучем … ».

Корреспондент: «В Толочинском районе человека убил, а в Оршанском музей сжег …».

Господин Исаков был на время друзьям КПБ. Но …

Исков: «Постепенно ушел. Когда я бывал на собраниях, обратил внимание на то, что дело не имеет перспективы — одни пенсионеры глубокого возраста … ».

Критически Николай Хведаравич относится и к агрогородка.

 

Исков: «Мне кажется, мы это проходили в 60-е годы при Хрущеве, чтобы остановить отток людей из деревни. Надо было дать жилье. Приезжают далеко не деревенские люди, а "летунов". Приходит время отдавать кредит, они снимаются и уезжают в другое место. Поскольку я деревенский, говорю, что чтобы человек сам свой дом строил, жил в нем — прижился бы и сберег. И нынешний, и тот опыт были неудачными … ».

В деревне на поляне собрались местные в ожидании молокосборщиков. Обступили меня со всех сторон.

Господа: «Это не агрогородок! .. Что такое агрогородок — инфраструктура, садик детский, школа, заасфальтирована всего, платы — ничего нет! .. До школы доехать невозможно — кладаве проложена! А у нас пока СПК "Росский Селец" … Если есть хозяин, он везде хозяин. А если надеяться на папу-маму, на Косинца или Лукашенко — толку не будет … ».



Путешествия Свободы

Теги:

путешествия

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: