Франак Вячорка: Моего деда убила лукашенковская система

Общество Под фамилией Вячорка уже образовалась полноценная политическая династия. Ее основатель — Григорий Вечерко, экономический советник Петра Машерова, депутат двух созывов Верховного Совета БССР и автор ключевых экономических программ республики. Его сын Винцук Вячорка основывал движения и организации, которые стали фундамент возрождения конца ХХ века — «Мастеровой», «Талаку», Белорусский народный фронт. Продолжил династию Франак Вячорка. Биография этого 22-летнего юношу в белорусском Википедии в два раза длиннее биографию его отца. Иногда даже кажется, что каждое движение этого парня становится событием. Винцук и Франтишек Вечерко — герои сегодняшней программы.

«Дед травили ЗА моего отца»

Как для деятеля возрождения, Винцук Вечерко не самое обычное происхождение. Мало кто из детей успешных советских чиновников высокого ранга, каким безусловно был Григорий Вечерко, рисковал своим благополучием и безоблачными перспективами ради идейной преданности.

Отец только после обретения независимости многое мне рассказал из своих истинных взглядов

Винцук Вячорка: «Трудолюбивые семья, семья специалистов: отец — экономист, мать — педагог, а потом редактор. Перед глазами пример ответственной, честной и самоотверженной работы. А во-вторых, если говорить о белорусчину, то, при всей сложности 60 — 70-х годов, думаю, что беларушчына, которую я получил в наследство, как раз проявлялась в верности прежде всего рабочим традициям, в тихом, но упорном сбережения белорусских традиционных навыков. Если же говорить о каких-то политические самоидентификации, то я к ним доходил сам, и если говорить об отце, которого уже 4 года как нет, то он только после обретения независимости многое мне рассказал из своих истинных взглядов, своего истинного отношения к советской власти, а он все же родился не под советской властью.

А мама моя в дни путча была в издательстве, где она работала, одной из тех, кто подписал антыпутчавскую заявление.

 

Резолюция собрания сотрудников издательства «Беларусь» перед Пятой внеочередной сессией ВС Беларуси, яеая возобновила Независимость. 23 августа 1991 г. С архива С. Наумчика.

Отец имеет по-своему уникален родословную — так называемые Мерлинском хуторе. Это место, которая сейчас на карте пустая. Она на стыке Брестской и Гомельской областей, точнее говоря, Столинского и Житковичского районов и Украины. Это болота, теперь они считаются непроходимыми, а в начале прошлого века там люди покупали на рты, в рассрочку, землю и ее поднимали. Как умели, отвоевывали у болот. Впрочем, с Болат жили дружно. Потом советы забрали их землю под полигон. И мой отец принадлежит к одному из таких Мерлинском родов — людей, которые своим трудом, своим мозолью добывали не сказать чтобы благополучие, но основу для существования. Он был единственный из большой семьи, которого отец совсем молодым направил учиться. Отец его, мой дед, Николай Трахимавич, говорил: «Грунт — гэто Гриша научить». И он выучился, он стал экономистом, полагаю, не самым плохим в Беларуси экономистом, который не так «светился», но реально причастен к тому, что и в Беларуси была не самая плохая экономическая ситуация в 70-е и первой половине 80-х лет, и к созданию основ экономики независимой Беларуси.

 

Григорий Вечерко держит «Родословная посиделки» кисти Алеся Пушкина

 

Естественно, что языковедом я бы не стал, если бы не эти книги дома

Мама скорее горожанка уже, она выросла в Пинске. И она повлияла на меня подсознательно выбором своей профессии. Она филолог с образования, преподаватель белорусского и русского языка и литературы. Она в Бресте, когда я был маленький, работала в вечерней школе, где преподавала русский язык и литературу. Соответственно, дома было много книг. Ну, я думаю, что эти книги обнаружили какие-то мои склонности, способности. Естественно, что языковедом я бы не стал, если бы не эти книги дома. Они именно заинтересовали меня многоязычия мира. Я стал чутко поглощать разноязычные сигналы, которые в Бресте были, их было легче услышать. Родной диалект, такой смешанный, давид-Городокский-Городнянский диалект отцовских родственников, брестский диалект деревень, куда мы выезжали отдыхать, польский язык, который с определенного м омента можно было услышать не только в радио. Ее я усвоил еще в Бресте.

Видимо, вот эта филологического открытость на мир помогла мне обрести и политическую открытость «.

Вячорка отмечает, что его отец никогда не принадлежал к карьерных чиновников. Его вера в идейную прав сына проявлялась не только в словесной поддержке, но и в совершенно конкретных делах. Григорий Вечерко негласно рецензировать экономическую часть программ Белорусского народного фронта и даже написал некоторые их разделы. Хотя в те времена исторический раскол проходил прямо через семьи.

Винцук Вячорка: «Был такой эпизод на митинге в 90-м году. Это был первый массовый митинг собственно Белорусского народного фронта, на стадионе Динамо, думаю, что там было 20-30 тысяч человек. Я был ведущим. И руководство Минской городской организации КПБ, в частности секретарь по идеологии, выступили с инициативой, абсолютно циничной — по партийной линии приказать моему отцу выступить с водпаведьдю националистом и так называемым демократам. Значит, я веду собрание, а он выступает на нем оппонентам. Отец категорически отказался, но вот эта подлая затея останется на совести тех, кто ее планировал. Для моего отца это было тоже очень сильным впечатлением. Он в это продемонстрировал, какой он есть «.

Франак Вячорка утверждает, что личность деда Григория, который всего добился собственными силами и знаниями, особенно важна для него. Тем более горькой была его несправедливая потеря.

Моего деда убил Лукашенко, убила лукашенковская система

Франак Вячорка: «Лично я считаю, что моего деда убил Лукашенко, убила лукашенковская система. Когда изменилась власть и мой дед работал в Национальном банке, сделали все, чтобы его из этого банку выжать, чтобы его скомпрометировать. В результате мой дед сильно заболел раком, несмотря на это продолжал работать, много лет боролся и умер. Эта болезнь его просто уничтожила. Давили на него, обычно очень здорового человека, за моего отца, он очень волновался, очень переживал, всячески пытался помочь. Но это не помогло. Психологические нагрузка, нервы, волнение. Просто его съели, уничтожили. Это еще одна вещь, которую я не могу простить этой власти «.

Григорий Вечерко умер в 2007 году.

Или он мог бы вписаться в существующую систему?

Вице-премьер ему написал резолюцию: «Нас критикуют за инфляцию, требую этот вопрос решить в трехдневный срок»

Винцук Вячорка: «Категорически не мог. Он прекрасно оценил эту систему сразу, как этот человек пришел к власти. Он не мог не сравнивать даже принципа кадрового, все-таки на его памяти в прежней системе, в которой были свои рамки, свои идеологические жесткие законы, ограничения , на некоторые должности должны были попадать профессионалы. Здесь он с ужасом видел, что господствует принцип личной преданности и кампраматных крючков. Он с ужасом вспоминал, как один вице-премьер ему написал резолюцию: «Нас критикуют за инфляцию, требую этот вопрос решить в трехдневный срок «. Он просто места себе не находил от возмущения, когда у него появлялись такие некомпетентные люди. И вот в самом начале для него эта власть была некомпетентной, а потом еще и абсолютно разрушительной для белорусского государственности и независимости, для экономических основ которой он кое-что сделал. Он был координатором разработки концепции экономического суверенитета еще Белорусском ССР, в самые последние годы ее существования, еще перед объявлением независимости. Он был участником очень тяжелых переговоров еще перед развалом СССР и после него в рамках СНГ, за права и возможности Беларуси как одного из наследников СССР. И я знаю, что мой отец был причастен к независимости Беларуси и имел моральное право оценивать тех, кто эту независимость подрывает «.

А что случилось с его экономическими идеями?

Винцук Вячорка: «Та резолюция, о которой я говорил, она и свидетельствует о разность уровня компетенции. Естественно, что он сторонник освобождения экономической инициативы, он сторонник рыночных подходов. Надо заметить, что он использовал еще в советское время любую возможность — так называемый« хозяйственный расчет » в рамках жесткой советской системы для разьняволеньня экономической инициативы руководителей предприятий. Как «западник» он прекрасно понимал, что свободный человек — человек, обладающий соб ственностью — это совсем не то, что раб, в плане производительности труда. Он перестал быть востребован как эксперт фактически с приходом Лукашенко к власти «.

А как он относился к тому, что происходит с экономикой?

Винцук Вячорка: «Он ушел из жизни 4 года назад, но почти до последних дней своих проводил мониторинг экономических шагов правительства. У него были свои контакты — знакомые, друзья, которые работали в экономических учреждениях страны. И воспринимал он все шаги, связанные со свертыванием экономической свободы, с монопольной ориентацией на поставки российских энергоносителей и вообще зависимость от России, атаки на мелкий и средний бизнес с огромной тревогой. Критически относился к концепции агрогородков и вообще к уничтожению фермерства, которые начали было появляться в первые годы независимости «.

 

Григорий и Алевтина Вечерки с сыном Винцуком, дочерью Еленой и внуками Франциском и Ружаны

«Дразнили» оппозиционеры «И» ТЕРРОРИСТАМ «

Говоря про деда, Франак Вячорка говорит, что благодарен ему еще и за то, как он воспитал его отца, привил ему интеллигентность, которая после передалась и ему самому. Как воспитывали Винцука Вячорку?

Чувствовали ли вы, что принадлежите к определенному классу?

Винцук Вячорка: «Я никогда не любил» золотую моло «и не любил» мажоров «.

А они были?

Если взять фамилии чиновников высокопоставленного 80-х годов и некоторых нынешних бизнесменов, то мы увидим, что кланавасьць никуда не делась

Винцук Вечерко: «Естественно, были, и вокруг были. Если говорить об отце, то у меня о нем с детства два образные воспоминания: один — это то, что он с работы приходит неизвестно когда, а иногда и на ночь остается, когда срочная работа, а вторая — это как он вкалывает на своем скромном даче, абсолютное большинство территории которого была отведена под картофель. Разделенную на районированных сорта, в соответствующем времени посаженные. Это значит, что Мерлинском жилка до последних дней жизни давала себя знать. Никаких газонов, тихое «борьба» с матерью, которая под цветы, в дополнение к его любимых роз, пыталась что-то дополнительно отстоять. Он не мог себе позволить отдыхать просто так, вне землей. Реальная эта его любовь к земле была для меня живым примером того, что у людей бывают другие ценности, кроме погони за какими-то элитарными компаниями, богатством, всякими такими вещами.

Если говорить про «золотую моло», то была она, естественно. И на переломе эпох очень борзьденька использовали контакты, связи, «вхожесть», получили свое комсомольские бизнесы. Думаю, что если взять фамилии чиновников высокопоставленного 80-х годов и некоторых нынешних бизнесменов, то мы увидим, что кланавасьць о-го-го какая, она никуда не делась «.

Насколько распространенным было участие детей высокопоставленной номенклатуры диссидентским, возрожденческого движения, в Народном Фронте? Такие люди, как Сергей Дубовец, Алесь Суша, Сергей Наумчик, происшедшие из семей с высоким статусом, это скорее исключение?

 

Винцук Вячорка проводить на Мастеровой языковые занятия. Филфак БГУ, 1981-82 учебный год.

Винцук Вечерко: «Это исключение, связанное с тем, что люди, которых вы называете, выросли в семьях с большим культурным потенциалом. Везде родители культивировали культуру, знания, совестливость, ответственность, не были советскими карьеристами. Надо заметить, что мое окружение еще со старших классов школы было очень разнородных по происхождению (условного) людей, ровесником, которые к нему принадлежали. Скажем, мы с Дубовцом плотно общались с людьми, которые обменивались записями полулегально рок-групп — «Deep Purple», «Led Zeppelin» и так далее. Это были самые разные люди, среди них был большой процент рабочих «Горизонта» почему-то «.

Детство самого Франко пришлось на столь насыщенные годы и никогда не обещала быть легкой.

 

Возле детского сада. Сестра Радослава, Франак И Арина Вечерко, 1991

 

 

Арина, Франак и Винцук Вечерко, 1988

Или ваше детство отличалось из-за того, что вы имеете такого отца?

Я никогда не переживал, не страдал, не имел никаких проблем из-за того, что я сын своего отца. Хотя это усложняло мое детство ..

Франак Вячорка: «Я никогда не переживал, не страдал, не имел никаких проблем из-за того, что я сын своего отца. Хотя это усложняло мое детство. У меня не было такого детства, как у обычных детей. Все мое детство было под флагом политики, бесьперастанны борьбы , но это меня научило и закалило. Я научился мелкие проблемы решать сам. Меня научила это сложное детство самостоятельности и способности принимать собственные решения и рассчитывать только на себя.

Дразнили. Меня дразнили и «оппозиционером», в школе называли «политиком», в армии — «бээнэфавцам», «революционер», «борцом», «террористом». Но я не считаю, что это связано только с отцом, так как в 13-14 лет я сам уже проявлял инициативу, выходил на акции, сам проводил эти акции, рисовал граффити, клеил наклейки. Я просто очень рано созрел. Дорога в политику была пераднакрэсьленая.

 

Франак Вячорка в детском саду, 1993

Можете вспомнить первое участие в митингах?

Франак Вячорка: «Первые митинги, которые у меня визуально в голове встают, это 96-й год, когда переворачивали машины. Я вот как раз стоял перед этими машинами, буквально за 20 метров. Мне тогда было 8 лет. Опять же, я шел не с родителями, а с друзьями. И в тот же год или следующий — митинг на улице Коммунистической, там, где сейчас находится ОНТ и СТВ. Тогда начали пускать газ, и я стоял на холме со стороны проспекта, за всем этим наблюдал, как падают люди. Люди просто не видели перед собой, врезались в деревья, валялись на асфальте. Милиционеры их забирали в машины, били дубинками. Я стоял совсем один, за всем этим наблюдал и думал об одном, о своем отце — что с ним, так как он был в самом центре. Тогда окружили здание телевидения, кричали «Луку на муку, слова Пазьняку!» Тогда я, безусловно, мало что понимал, но когда кричали, я кричал со всеми, когда пели белорусские песни, я пел со всеми, когда выходили на площадь, я был в первых рядах «.

«ПУСТЬ Молодые люди узнают о сексе по-белорусски»

Винцук Вячорка говорит, что отцу очень хотелось, чтобы старший сын пошел по его следам и стал экономистом.

В начале 80-х отец как относился к вашей деятельности?

Винцук Вечерко: «Он мне как минимум не мешал. И вообще, я должен сказать, что он относился с уважением к моему выбору, выбору профессии. Ясно, что ему очень хотелось, чтобы старший сын пошел его следам — в экономику. Он мне книги какие-то предлагал. Не сказать, что меня это совершенно не интересовало, я всегда следил за экономическими проблемами и с ним обстоятельно разговаривал. Чем старше становился, тем больше мне давали беседы с ним. Тем более что он сам, даже выйдя на пенсию, оставался не просто в контексте, а среди активных участников экономической дискуссии. Он был постоянным автором «Белорусского банковского бюллетеня», автором серьезных аналитических обзоров, участником заседаний и редактором бюллетеня «Белорусского клуба экономистов». Он, будучи профессионалом, ценил профессионализм всех прочих и мой собственный, в том, что касается моей профессии — филологии, учебу в аспирантуре, работу в университетах. А что касается национально-культурной деятельности — это в первую очередь создание «Белорусскому Мастеровой» 30 лет назад, потом создание «Толоки» — он все прекрасно понимал, но он никогда, ни разу не сказал мне плохого слова. Единственное — после того как мы провели первую в новейшей истории Беларуси акцию протеста 13 июня 1984 года (митинг-пикет против сноса здания первого белорусского театра, там, где сейчас новодела — отель «Европа» стоит), он мне сказал, что «спецслужбы выпатрабавали твою диссертацию у научного руководителя «. Это значит, что ему кто-то или «настучав», либо пальцем погрозил поводу меня. Но никогда он меня не удерживал «.

Франак, а когда вы впервые выступили с публичной речью? Обратились к людям?

Франак Вячорка: «Я за свою жизнь редактировал четыре газеты и несколько веб-сайтов. И первую свою газету я сделал во второй классе, мне было 7 лет. Эта газета была одна из лучших в моей гимназии. Эта газета делалась на компьютере 286, еще не было никаких ни «Пэнтыюмав», ничего, на древнем струйном принтере, но она была читаемой. И именно через эту газету я впе рвые обратился к людям — к другим школьников. А потом, когда мне было уже 12, я публично выступал, принимал участие в акциях. В 14-15 лет, когда закрывали белорусский Колосовский лицей, мы вышли на улицы всем лицеем. Тогда уже пришлось выступать публично на улице перед людьми, перед лицеистами, перед преподавателями. Для меня публичную жизнь началось гораздо раньше, чем обычно начинается у людей. Это многому меня научила ».

Для Франка Вячорки понимание того, что такое семья, пришло время его принудительного заключения — если белорусские власти в очередной раз бросали его в тюрьму и когда пришлось 15 месяцев отслужить в белорусской армии. Однако традиции семейного воспитания оказались сильными и в отношении к нему.

 

Рождество 1992, Радослава, Франак И Арина Вечерки

 

 

Купалье, 1990. Радослава, Франак И Арина Вечерки

Если родители вас поддерживали и когда критиковали ваши решения?

В обычной жизни мы общаемся не так часто. И когда мы разговариваем, то либо исключительно по делам, либо на отдаленные, личные темы

Франак Вячорка: «Вот эта изоляция, тюремное и военное заключение, оно оставляет тебя наедине с твоими проблемами. Это кажется, что общенациональная и международная солидарность спасают человека. Прежде спасает человека семья. Каждую неделю ко мне ездили родители, сестры, делали мне передачи , помогали. Если бы их не было, я бы просто не выдержал это время в армии, как некоторые другие политпризывники. Но в обычной жизни мы общаемся не так часто. И когда мы разговариваем, то либо исключительно по делам, либо на отдаленные, личные темы. Мы не так много времени проводим вместе, у нас нет такого в семье, что отец определяет будущее или принимает решения за сына или что-то запрещает делать. Мне, например, никогда ничего не запрещали. Единый контроль со стороны отца был, это когда я учился в школе и он проверял каждый мой занятие, ругал за каждую четверку, если ту получал, и заставлял старательно учиться. Когда же я стал самостоятельным человеком, я никакого контроля или давления со стороны семьи не чувствую «.

Есть вещи, в которых родителям стыдно признаться?

Франак Вячорка: Ну, например, о своей личной жизни не разговариваю с родителями. Но если какие-то решения я принимаю, и даже если ошибаюсь, то обычно родителям рассказываю. В школе мы делали всякие провокации, глупости, однажды сожгли портрет сами-знаете-кого, то я родителям не рассказывал, скрывал. Мне даже стыдно признаться, что я был таким «хулиганом».

Ваша смелая программа «Молодые голоса» на Радио Свобода имела очень противоположные отзывы. Как сейчас оцениваете этот опыт?

Я сын политика-консерватора, сам занимаюсь общественной деятельностью, но в первую очередь я молодой человек и к тому же журналист

Франак Вячорка: Я делал передачу «Молодые голоса» на Радио Свобода, в которой мы поднимали молодежные темы, в том числе темы достаточно личные, интимного характера: о интимный пирсинг, о сексе, о дреды, про прыжки с парашютом, о самоубийства … Самые разные темы, которые в консервативной белорусском обществе табуаваныя. Были нарекания, критика, нападали на моего отца, он иногда упрекал меня за это, но такая у меня была работа. Безусловно, я сын политика-консерватора, сам занимаюсь общественной деятельностью, но в первую очередь я молодой человек и к тому же журналист. Нашему обществу, которое достаточно закостенелые в своих принципах и неинфармаванае, успорваньне болезненных, острых тем, о которых не принято говорить ежедневно, очень важно. Потому что оно немного трепал белорусов, делает их более открытыми, более смелыми. И передача «Молодые голоса», которую мы делали с Егором Маёрчыкам, имела плоды. По крайней мере, до сих пор многие молодые люди качают эти аудиозаписи, слушают и что-то новое узнают. И лучше, когда они узнают о сексе, интимный пирсинг и какие-то вещи частные — по-белорусски.

Таким же принципом я руководствовался, когда мы переводили ленты на белорусский язык. «Шрек-2», «Шрек-3», «Любовь на самом деле», «Криминальное чтиво» — это массовые всемирно известные ленты, которые смотрят миллиарды людей по всему миру. И мы это делали для того, чтобы привить белорусам белорусский язык. Чтобы они пон яли, что белорусский язык — такая же модная, современная язык, на котором можно говорить не только о сельские наряды и про надои молока, но и о вещах бытовые.

В эфире я могу позволить себе больше вольностей, чем в политике. Не мое дело — решать за других людей, что им нужна или нет. Моя задача как журналиста — довести информацию. Сейчас, когда я занимаюсь политикой, моя задача другая — сделать жизнь людей лучше. Вопросы интимного характера — гомосексуалистов, легализации проституции, абортов, эвтаназии (болезненные темы для Европы) — они не стоят так остро для Беларуси, как вопрос свободы. Поэтому для меня приоритетно борьба за свободу, демократию, независимость. Если этого добьемся, будем решать другие вопросы «.

«В БЕЛАРУСИ СЕГОДНЯ НЕ ПОЛИТИКА, А борьба с диктатурой»

Винцук Вячорка признается, что никогда не хотел такого, без преувеличения, непростой судьбы своему сыну, однако и признает, что его дети играют значительную роль в жизни Беларуси, в частности, на них лежит полноценная ответственность за страну.

За какие ошибки, сделанные поколением ваших родителей, приходится сейчас расплачиваться?

Франак Вячорка: «Вина поколения предыдущего — моего отца и его соратников — то, что они не доделали дело до конца. В 90-е годы, когда развалился Советский Союз, Беларусь обрела независимость, большинство из них разбежались — кто в языкознание, кто в экономику, кто в бизнес, кто уехал учиться, кто вообще эмигрировал. Я говорю о начале 90-х. И это позволило таким людям, как Лукашенко, прийти к власти. Уже 16 лет мы пожинаем плоды вот этой недальновидности, этой недоделанной дела начале 90-х . Если бы они остались все в 90-е годы, взяли на себя ответственность за страну, не давали бы постсоветской номенклатуры править в этой стране, то, возможно, Беларусь была бы уже, как Литва или Польша, частью Европейского Союза, НАТО, и ни демократии, ни независимости ничего бы не угрожало «.

Вы хотели, чтобы Франак занимался политикой?

Винцук Вячорка: «В сентябре 1991 года, на следующий день после стояния на площади и исторических решений Верховного Совета, мы с старшей дочерью Радослава и трехлетним Франциском приехали на площадь — еще Ленина — смотреть торжественное поднятие нашего флага. Но он уже был поднят ночью, видимо, каким-то завхозом. И я подумал тогда, что, к счастью, детям уже не нужно будет бороться за Беларусь.

В этом году ему уже 23 года будет, и в этом возрасте я учился в аспирантуре, имевший высшее образование. А он ее до сих пор нет — именно потому, что против него была проведена спэцапэрацыя по исключению его из университета, нейтрализации через армию, куда он был незаконно призван. И что бы кто там ни ссор, он доказал, что он был незаконно призван, потому что он был комиссован за три месяца до окончания службы по состоянию здоровья «.

Франак, как военные годы отразились на вашем опыте?

Эти полтора года я потерял, и они как следует меня «побили», эти годы «

Франак Вячорка: «Мне далось это достаточно трудно. Это 15 месяцев ежедневных испытаний. Представьте себе, я каждое утро просыпался с мыслью, что сегодня меня освободят, комиссуют. Ведь я с самого начала был призван незаконно, я ожидал обследования и камисацыи. И я вот так ждал 15 месяцев , ежедневно просыпался как последний раз. И вот это ожидание, оно очень утомляет. Это испытание, эти издевательства, эти бессонные ночи, а бывало, по 3-4 дня мы не спали, они немножко переворачивают приоритеты. И я увидел наконец-то этих так называемых обывателей, простых белорусов моего поколения — равнодушных, равнодушных, хитрых, интересы которых ограничиваются водкой и девушками. И мне стало жалко и больно, и страшно за будущее нашей страны. С одной стороны, это хорошо, что меня забрали. Я с ними поработал , многие из них присоединились к моей организации и занимаются политической деятельностью против Лукашенко сейчас. Но, с другой стороны, эти полтора года я потерял, и они как следует меня «побили», эти годы «.

 

Сжигание союзного договора с Россией

 

 

Франак Вячорка в армии, рядом — Вл. Телепун, Винцук Вячорка 2009

Винцук Вячорка: «Я его толкал в науку. Он даже написал несколько языковедческих очерков, пара из которых была напечатана не абы где, а в журнале Министерства образования» Родное слово «еще в бытность его учеником лицея. Но когда я увидел, что он баллотируется на пост председателя лицейского самоуправления и выиграет на этих выборах, то я себе так прикинул, что ой-ей-ей — пожалуй трудно будет сдержать его от общественно-политической стези. Хотя я его не раз предупреждал, насколько это тяжело, насколько важно сначала приобрести образование , а, может быть, потом уже реализоваться в общественно-политическом поле. Это касается всей нашей молодежи. Чтобы не было так, что придет на Беларусь свобода и демократия, а номенклатурные выкормыши, которые сейчас учатся в престижных западных университетах, поворачиваются и будут строить здесь нео-комсомольскую государство вместо подлинной демократии. А сознательных людей будут на обочине, и не будем мы иметь белорусского свободной Беларуси в результате.

Кстати. Должен сказать, что и зарабатывать мой сын научился благодаря своей компьютерной работы, праграмэрскай, рекламной, еще с подростка, впопыхах, а потом более системно. Как журналист он работал, зарабатывал и зарабатывает, и в этом смысле также он самостоятельный человек «.

Понимание экономики передалось каким-то образом?

Винцук Вечерко: «В практическом плане он лучше ориентируется в современной микроэкономике, чем я «.

Я не упомянула ни одной семьи, в которой бы так последовательно люди были политически активными. Или вообще у нас возможны политические династии?

Очень неправильно переносить в нынешнюю Беларусь представлении, взятые со свободного мира

Винцук Вячорка: «Начну с того, что очень неправильно переносить в нынешнюю Беларусь представлении, взятые со свободного мира. В Беларуси сегодня не политика, а борьба с диктатурой. И это принципиально разные вещи. И в этом смысле дынастычнасьць — если в одной семье оказываются два -три человека, которых соде поочередно либо одновременно, либо дубасить по очереди или одновременно, это очень тяжело для семьи. но, опять же, это вопрос нравственного выбора.

А что к династиям, то я хочу напомнить, что светлой памяти Ян Позняк, лидер белорусского христианской демократии, имел внука, который продолжил дело, — Зенона Позняка. И это было сознательное решение, в том числе вдохновлено примером деда. Я не думаю, что от этого белорусский политическая традиция что-то потеряла «.

Если посчитать, кто больше отсидел на сутках: вы или отец?

Франак Вячорка: «Тут не до сравнения, мне до него далеко, мой отец сидел десятки раз, в том числе имел уголовное дело, голодал. То, что я пережил, это все чушь, и если подумать, то то, что они делали в 80-е годы, рискуя загреметь не на 15 суток, а на 15 лет, это бесценно. Наше поколение не понимает, насколько риск в советские времена была больше, чем сейчас. Да все равно ненормально в 21 веке, имея 20 лет, сидеть в тюрьме.

Надеюсь, следующее поколение — поколение моих детей — будет лишено этих ужасов, и ему не придется провести юность в тюрьмах и РУВДах «.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: