Ретроспектива: Литва — Беларусь: к вопросу о территориях

Развитие виленских событий 13 января 1991 г. имела прямое отношение к Беларуси, руководство которой 29 марта 1990 года выступила с территориальными претензиями к соседней рэспублики.Гэтая заявление могла спровоцировать вооруженный территориальный конфликт между Беларусью и Литвой.

В этом году достаточно широко отмечалось 80-летие последнего руководителя Советского Союза Михаила Горбачева. Его роль во время этих празднований оценивалась довольно положительно, как человека, который принес в регион свободу и демократию, а ряд авторов даже призвали к более широкому награждения бывшего советского президента в странах центральной и восточной Европы. На этом фоне празднований многие спорные решения и ошибки, сделанные Горбачевым в сфере экономики, окружающей среды или межнациональных отношений, остались словно зарэтушаваными. Последняя проблема до сих пор не потеряла своей актуальности и для некоторых постсоветских стран иногда становится центральной темой внешней политики. Так, недавнее дело с арестом и последующим освобождением бывшего главы «Группы» А «во времени виленских событий 13 января 1991 года Михаила Галаватава, в очередной раз показала, что события 20-и летней давности до сих пор трактуются по-разному в разных столицах на пост- советского пространства и поныне иногда являются препятствием для налаживания двух-и многосторонних отношений в регионе.

Развитие тех виленских событий имело прямое отношение к Беларуси, руководство которой 29 марта 1990 года выступила с территориальными претензиями к соседней республики. Это заявление могло спровоцировать вооруженный территориальный конфликт между Беларусью и Литвой. Хотя этого и не произошло, сам факт такого заявления достоин детального рассмотрения, чтобы понять его суть. Здесь мы печатаем перевод интервью профессора доктора Иосифа Александровича Юхо для газеты «Сельская жизнь» от 23 августа 1990 года, где он объясняет основания для таких заявлений руководства БССР. Читателям следует пояснить, что газета «Сельская жизнь» имела всесоюзный ширь и являлась органом ЦК КПСС, направленным преимущественно для деревенской аудитории. Перевод сделан с максимальной соответствием русскоговорящие оригинала и помещены исключительно с целью обеспечения доступа к информации более широкому читательскому кругу, преимущественно в научных целях.


Литва — Беларусь: к вопросу о территориях

После опубликования в центральном печати информации о Заявлении Прызидыюму Верховного Совета Белорусского ССР от 29 марта с.г. по территориальным вопросам в связи с объявлением Литвой в одностороннем порядке выхода из состава СССР и восстановлением действия буржуазной конституции Литвы 1938 году в редакцию «Сельской жизни» поступают письма и звонки. Читатели просят подробнее рассказать, в чем конкретно заключается суть дела, о каких именно территориях идет речь и на каких основаниях Беларусь может претендовать на них в случае выхода Литвы из состава СССР? По этим вопросам наших читателей на просьбу корреспондента «Сельской жизни» В. Леганькова высказывает свои соображения профессор Белорусского государственного университета, доктор юридических наук Я.А.Юхо.

СЖ: Иосиф Александрович, о каких территориях велась речь в заявлении Президиума Верховного Совета БССР?

ЯЮ: Речь идет о незапамятных землях северо-западной Беларуси. По соглашению между буржуазной Литвой в октябре 1939 году Литве были переданы город Вильнюс (в оригинале: Вильны) и Виленская область. Кроме того, после вступления Литовской республики в СССР летом 1940 года ей были переданы из состава Белорусского ССР белорусские земли, расположенные в Свянтянских районе, части территории в Видзовского, Гадуцишкавским, Островецком, Вороновском и Радуньским районах. Естественно, что если Литва предполагает восстановить буржуазную государственность в соответствии с конституцией 1938 года и выйти из состава СССР, то встает вопрос о том, не должна ее территория остаться такой, какой была в 1938 году без «подарков» Сталина.

СЖ: Насколько я знаю, никогда ранее Беларусь не заявляла соседней республике претензий на упомянутые территории. Почему же этот вопрос возник сейчас?

ЯЮ: Во-первых, когда обе республики находились в составе Союза ССР и их народы пользовались равными правами, независимо от языка, национальной принадлежности или гражданства, особых проблем не было. Сейчас же такие проблемы возникают. Во-вторых, надо иметь в виду, что при передаче Вильно и Виленской области буржуазной Литве у белорусского народа и правительства республики никто и не спрашивал на них согласие. Фактически за спиной народа был решен вопрос о передаче территорий в 1940 году. Да и мог ли тогда белорусский народ возразить против решения, принятого Сталиным? Мы знаем, чем заканчивались подобные возражения. Не случайно среди репрессированных в 30-е годы оказались и выдающихся белорусские историки, да и не только они.

СЖ: Недавно я вернулся из длительной командировки в Литовскую ССР. И обычно встречал там на этот счет контдоказы, что, мол, наоборот, не только упомянутые территории, но и некоторые нынешние белорусские города — Лида, Гродно, Молодечно да и другие — это литовские города и земли. Мотивируют это тем, что правительство РСФСР в 1920 году признал за Литвой права на эти территории. Что бы вы сказали по этому поводу?

ЯЮ: Хочу подчеркнуть, что само название «Беларусь» касательно нашей территории стала использоваться сравнительно недавно, в конце XVIII века. А до этого не только нынешняя Литовской Республики, но и все белорусские земли, населенные славянами, назывались Литвой.

Постепенно на протяжении XII-XIII веков старые славянские названия народа были вытеснены новыми наименованиями «Русь» и «Литва». После образования Великого княжества Литовского в XIV-XVI веках оно распространило свои владения от Балтийского до Черного моря и полностью называлась «Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское», где название «Литовское» касалось Беларуси, «Русское» — Украины и части России и » Жемойтское «- этнографической Литвы. Государственным языком в Великом княжестве Литовском был белорусский, на ней писались законы и судебные акты до конца XVII века, а затем в связи с распространением католицизма, государственные органы перешли на польский язык. В Вильнюсе в 1522 году Ф.Скорина создал типографию и начал издавать книги на белорусском языке, тем самым положив начало белорусского книгопечатания.

Подавляющее большинство жителей Вильнюса и Виленского края еще в конце XIX и начале XX веков составляли белорусы православного и католического вероисповедания. На 1 января 1913 году на территории пяти белорусских губерний (Виленской, Витебской, Гродненской, Минской и Могилевской) проживали более одиннадцати миллионов человек, подавляющее большинство которых были белорусами. Это довольно убедительно показал Я.С.Канчар в книге «Русский вопрос», изданной в Петрограде в 1919 году.

СЖ: Как отразилась на судьбах Виленского края Великая Октябрьская социалистическая революция?

ЯЮ: Дело в том, что в то время Вильнюс была оккупирована войсками кайзеровской Германии. Поэтому главным центром революционных событий стал Минск, где находился штаб Западного фронта русской армии. Тем не менее при установлении Советской власти в Беларуси в 1917 году делегаты крестьянского съезда Виленской губернии принимали участие в формировании Областного исполнительного комитета Западной области и фронта, который создавался в ноябре 1917 года в Минске. Делегаты Виленской губернии участвовали и в работе Всебелорусского съезда в Минске в декабре 1917 года.

Пользуясь немецкой оккупацией, литовские буржуазные деятели 11 декабря 1917 года подписали декларацию о союзе с Германской империей, а летом 1918 года Литва была объявлена монархией во главе с немецким принцем Ульрихом. В феврале 1919 году Вильнюс стал столицей Литовской-Белорусском Советской Республики. В апреле 1919 года Вильнюс, а в августе и Минск были заняты польскими войсками, и к осени литовско-Белорусский республика фактически прекратила свое существование. В условиях военной нестабильности на западных рубежах за всякий счет стремясь обеспечить Республике Советов мир, в июле 1920 года правительство РСФСР заключил мирный договор с буржуазной Литвой и вынужден был признать за ней право на территории Гродненской и Виленской губерний. По Рижскому договору от 18 апреля 1921 года Советская Россия признала, что вопрос о городе Вильнюсе и Вильнюсском крае, а также части Гродненской губернии подлежит разрешению между Польшей и Литвой. 15 марта 1923 года Конференция послов Англии, Франции, Италии и Японии как исполнительный орган союзных государств признала восточные границы Польши, а тем самым и включение Западной Беларуси с городами Вильно и Гродно в состав Польши.

Но, и пройдя к Польше, Вильнюс как и до октября 1917 года фактически продолжала оставаться центром белорусского национально-культурного движения в Западной Беларуси. Здесь издавались белорусские газеты «Наша нива» (1906-1915), «Наша доля» (1906), подпольные газеты и листовки Компартии Западной Белоруссии (1923-1938) и другие издания. В Вильнюсе жили и работали белорусские писатели и политические деятели Ф.Богушевич, Янка Купала, Якуб Колас, З. Бядуля, Б.А. Тарашкевич, С.В. Притыцкий, В.З.Харужая, Максим Танк и многие другие белорусские деятели. В Вильнюсе с 1923 до 1938 года нелегально размещались ЦК Компартии Западной Белоруссии, ЦК КСМЗБ, а также центральные органы легальных общественных организаций Белорусском крестьянско-рабочей громады, Общество белорусского школы, Белорусский музей, Белорусский учительская семинария, белорусские книжные и журнальные издательства.

СЖ: А какой все это оказало влияние на события 1939 года? 17 сентября, как известно, Красная Армия начала освобождение Западной Белоруссии и Западной Украины. В конце месяца она вошла и в Вильнюс, там открылись органы народной власти …

ЯЮ: После воссоединения Западной Беларуси с Белорусским ССР осенью 1939 года местные жители полагали, что Вильнюс войдет в состав БССР. В городе было создано Временное управление Вильнюса и Виленского воеводства. В то время ЦК КП (б) Беларуси и правительство Белорусского ССР начали работы по организации в крае органов управления. Начала выходить областная газета «Виленская правда». Вскоре по воле Сталина, не спросив у белорусского народа и всех жителей Вильнюсского края, эту территорию в октябре 1939 года передали буржуазной Литве. Отметим, что, судя по переписи населения 1931 года, литовцы в Вильнюсском крае составляли не более 18 процентов, а в самой Вильне с 193,3 тысячи жителей города литовцев было менее 1500 человек, т.е. менее одного процента.

СЖ: Но здесь могло сказаться и почти двадцатилетний пребывание этих территорий в составе Польши?

ЯЮ: Хочу продолжить. Таким же образом в 1940 году, после принятия Литвы в состав СССР, не учитывая интересов Белорусском республики и желание самого народа, Литве были переданы еще шесть районов Белорусском ССР. Поскольку значительной национальной базы для органического входа новых земель в состав Литвы не было, в 1945-1947 годах Литовский руководство организовало массовое переселение католиков — белорусов и поляков из Вильнюса и Виленского края в Польшу, а Вильнюс начала усиленно заселяться литовцами. Славянские названия городов, деревень, улиц и площадей были изменены на литовские. Еще раньше при активной деятельности католического духовенства стали «преобразовывать» белорусов в поляков, зликвидававшы все белорусские школы. Ликвидация белорусского этноса на Виленщине, проводившейся в условиях буржуазной Польши в 1921-1939 годах, особенно усилилась после передачи этого края Литве.

Только сейчас благодаря перестройке и гласности стало возможным сказать правду об истории отношений между Беларусью и Литвой. Так что заявление Президиума Верховного Совета БССР от 29 марта 1990 года — это, думаю, не только документ органа власти, но и мнение подавляющего большинства белорусского народа. Только в объединена братском союзе можно жить без пограничных столбов, не зажимая прав и интересов других народов.

thepointjournal.com

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: