Налибокской бокалы для Европы

Об лучший белорусский бизнес-проект XVIII в. пишет Дмитрий Гурневич.

Эти бокалы, рюмки, кружки имели за честь ставить на стол аристократы. Мастера из радзивилловской мануфактуры в XVIII веке бросили вызов знаменитым богемском и дрезденским брендом и создали неповторимую школу налибокского стекла.

В 1706 княгиня Анна Радзивилл с мужем Каролем путешествовали по Европе. Берлин, Дрезден, Прага …

Там Анна и увидела знаменитые стеклянные мануфактуры. Потсдамская и богемское стекло на столах у магнатов было символом состоятельности и престижа. Анна загорелась идеей: создать собственную мануфактуру, стекло в которой не уступала бы лучшим европейским образцам.

Лебяжодай

Пятнадцать лет ушло на осуществление замысла.

Анна Екатерина Радзивилл

Анна Екатерина Радзивилл

Место для мануфактуры выбрали неслучайно. Налибокская пуща гарантировала поставки древесины, пепел с которой был обязательным компонентом стекла. Близко пуще бег Неман, по которому можно было аж из Кенигсберга транспортировать сырье, которой было не купить в Литве. Налибоки стояли у главных дорог, что было удобно для купцов.

Строительство мануфактуры началось летом 1720. Первое здание поставили неподалеку от радзивилловского фольварка, около живописного озера и костела, вдоль реки Лебяжоды. Все по технологии: вблизи речки и озера, на холме. Сердцем мануфактуры была гута. Вокруг стояли другие здания: кузница, плотничных, слесарных, склады … Речка двигало мельница, который толок камни для дорогих сортов стекла.

Длинной гута имела 30 метров в ширину — 12, увышки — 4 метра. В первой половине XVIII в. Налибокская мануфактура была крупнейшим фабричным зданием в Речи Посполитой.

Ландграф, Фрэмель, Хайнц

Прежде всего Анна пригласила в Налибоки иностранных мастеров.

Из Баварии приехал Вольфганг Ландграф со славной династии Гутник Чехии и Нижней Австрии. Вольфаганг был зятем наилучшего чешского технолога Михаила Мюллера с Михалово Гуты. И знал кое-какие секреты старого. Семья ландграф осталась в Беларуси: благодарные Радзивиллы подарили им деревню Пруды. Их потомки жили там вплоть до Первой мировой войны.

За художественную мастерскую отвечал француз Константин Франтишек Фрэмэль.

На кристалле специализировался Иоганн Георг Хайнц, чьи предки начинали в XVII в. на знаменитой Потсдамской мануфактуры.

За время существования стекольного завода в Налибоках работала двадцать иностранных мастеров. Денег на них Анна не жалела.

Мастера, согласно договору, были обязаны учить своему делу Налибокской парней. Хайнц приобрел верстаки для молодых Гутник-художников аж в Дрездене.

От 4-й утра до 19-и вечера

В августе 1722 гута открылась. Рабочий день длился от 4-й утра до 19-и вечера с перерывом на обед от 11 до 13. До субботы Гутник готовили печи, материалы и стеклянную массу. Главными составляющими стекла были песок, поташа, известь, отбеливателя и красители. Песок сушили в печи и просеивают через густое сито. Поташа получали из золы лиственный деревьев. Рабочие, что отвечали за его качество, назывались «Кураш». Как можно догадаться, название происходило от слова «курить». И сегодня в Налибоках живут люди с фамилией Кураш.

В субботу вечером в специальные блюда в печи засыпалася стеклянная масса. Там она плавилась до вечера воскресенья. За процессом следили два Гутник. В воскресенье переплавленное стекло бросали в воду

. После его колол, сушили, засыпали в миски и снова ставили в печь. У натопленной печи работало восемь человек. После 10-и часов утра в понедельник из готового стекла начинали делать бокалы, рюмки, бокалы, графины. А чтобы получить лучшее стекло, его держали в печи и до вторника. После Гутник начинали готовить сырье до следующей субботы.

Кстати, печь в стекольном заводе имела восемь уровней, что было на то время технической новинкой в Речи Посполитой, где на гутах печи имели по 4-6 уровней.

Фирменная чаша-колокол

В стекольном заводе постоянно работали четыре иностранные мастера, пятеро Налибокской Гутник и около десяти местных учеников. Каждый мастер специализировался на своем сорта стекла. Изделия были разных цветов: темно-синего, голубого, зеленого, мятного, желтого, черного, молочного, рубинового. Рецепты стекла совершенствовались. Менялась и мода. Налибокской мастера разработали свой фирменный тип бокала — чаша-колокол, в основе которой была декорация из трех пузырей.

В стекольном заводе были верстаки для обработки драгоценных камней и отделки продукции. В выборе украшения помогали иностранные книги. Главным пособием был издан в Голландии в 1638 учебник для Гутник.

Сообразительные Радзивиллы не чурались и сомнительных форм маркетинга. В Гуту периодически привозились новинки из Венеции, Саксонии и Вены. Мастера изучали изделия и зачастую копировали.

Белорусские династии Гутник

За первые 20 лет Ландграф воспитали поколение местных мастеров. Самыми известными были Дубицкий.

Ян Дубицкий сделал шестилитровый бокал для короля Августа. Дело отца продолжили сыновья Игнат и Ян ии Дубицкий. Радзивиллы пригласили Дубицкий в мануфактуру в Урэччы (ныне Любанский район) — учит местных Гутник, как когда-то Хайнц и Ландграф учили налибачанав.

Гутницкай деле научился помощник ландграф Ян Мишук, а также Юзеф Каржэнька и Петр Пока. Шлифовальные управляли Ян Тарпанович и Фома Дайлидович. Бокалы и бокалы расписывали Григорий Климович, Григорий Авчук, Лукаш Володька. Некоторые из них были свободными людьми из мелкой шляхты, получали зарплату. Иностранные мастера имели тогда по 350 злотых в год, Гутник — по 277, а обычные ученики — по 100.

Известны и фамилии других Гутник: Гаврила Мазун, Лаврентий Рыбак, Михаил Лобач, Иосиф Фарботка, Юллюк Климович, Василий Ясев.

Но копеечку за нелегкий труд имели не все. Большинство отрабатывала барщину.

Бывало, мастера бежали из стекольного завода. И начинался детектив. Организовывались погони, поиск беглого мастера тянулся годами. Случалось, их находили на других мануфактурах. Тогда Радзивиллы судились с новыми работодателями: плавильщик, художники, гравировшчыки, были в Литве редкостью, их образование дорого обходилось. Радзивиллы справедливо опасались, что беженцы продадут Налибокской рецепты конкурентам.

13 тысяч злотых в год

Хотя конкурентов гута не имела. Ее стекло было самым популярным среди литовской шляхты. В XVIII в. магнаты строили мануфактуры ради шика. Прибыль они приносили редко. Налибокская гута была исключением.

Стекло массово покупала средняя шляхта. Самые скромные изделия стоили 1 злотый 15 денег. Украшенные стаканы и бокалы продавали по 2 злотых. Эксклюзивное стекло стоило не менее 5 злотых.

«Золотым временем» стекольного завода были первые 40 лет существования. Например, в 1747 в Налибоках было произведено 1800 рюмок, 1200 стаканов, 700 бутылочек. На заводе не успевали выполнять заказы. В лучшие годы она ежегодно приносила 13 тысяч злотых.

Уже в 1720-е в Литве появилась сеть магазинов радзивилловского стекла: в Мире, Несвиже, Свири, Кореличах, Слуцке … Магазины были и в таких крупных городах, как Вильнюс и Гродно.

Княгиня Анна запретила, под угрозой крупного штрафа, продавать в радзивилловских владениях стекло иного производства. Сохранились сведения о еврейского купца Киви, который из Налибокской стеклом отправлялся «на Русь». Налибокской стекло приобретали аптеки, театры покупали стеклянные масличные лампы, а Виленская академия заказывала лабораторное оборудование для опытов по химии и физике.

Производство расширялось. Дополнительные шлифовальные открылись в Рудне и Янкович. Там обрабатывали золото, серебро, кварц, агат, аметист, бриллианты, рубины. Ими украшали каменные трубки, сабли, булавы, каменные бокалы, печати, черенки ножей, надгробия, китайские фарфоровые сервизы и даже статуи.

Изделия янкавицких ювелиров Она Яськевича, Павла Дайлидовича, Якуба Яцевич и их учеников Конрада Гардынки и Гришка Костюкевич можно сегодня увидеть в Национальном музее в Варшаве и в казначействе Вавельском замке в Кракове.

Янкавицкую мануфактуру приводил в движение водяную мельницу, сделанный французским мастером. Конструкция была уникальной. Радзивиллы, чтобы избежать экономического шпионажа, запретили людям из-вне мастерской даже проходит около мельницы, а дорожному приказывали объезжать Янковичи пущанскую дорогами.

Особой гордостью Радзивиллов были фирменные магазины в портовых городах Гданьске и Кенигсберга. Через магазин в Гданьске, которой владел купец Эммануил Эсинг, Радзивиловской стекло попадало в Петербург, Лондон и Стокгольм. Его разметали, хотя рядом находились фирменные магазины богемские стекла.

В музеях соседей

В 1760-е грянул кризис, вызванный бескоролевья в Речи Посполитой. Мануфактуры закрывались. Налибокская гута держалась, но прежних доходов с ее Радзивиллы уже не имели. Очередным ударом стало разделение государства. Занеманское земли оказались на российской стороне, а это вызвало сбои в поставках сырья. Гуту приходилось даже гасить на несколько месяцев. Но, несмотря на кризисы, разделения и войны, мануфактура просуществовала вплоть до 1862. Ровно 140 лет. Закрылась она, по одним источникам, после пожара, который до основания уничтожил здания, а по другим — в результате отмены крепостного права.

Искать Налибокской стекло в музеях Беларуси — трудное дело. Несколько изделий из Налибокской и врэцкай мануфактуры появились в экспозиции новооткрытые Радзивиловского дворца. Увидеть дело рук своих прадедов сегодняшние Дубицкий, Мишуков, Каржэньки, Далидовичы, Касцюкевичы и Климовичы, которых много в окрестностях Налибоки, с большим успехом могут в музеях Киева, Львова, Петербурга, Варшавы, Кракова, Праги, Берлина и у частных коллекционеров в США, Канаде, Швеции, Японии.

Дмитрий Гурневич, 5 августа 2012

 http://nn.by

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: