Тайна фамильным подвала

Владимир Яцкевич, доктор технических наук, профессор Белорусского государственного политехнического академии

 

Как учили мы и как учат наши дети историю?

Начинаем с далеких времен и чужеземных стран. Греция, Казань, Римская империя … и только в конце обращаемся к истории своей страны. А вот для родных мест и знаменитых земляков всегда не хватает времени. В результате мы с детства знаем о пирамиды Хеопса и гробницу Тутанхамона, а к своим исторических памятников относимся равнодушно, а до последнего времени — даже враждебно. Мало кто из нас знает и свою родословную дальше деда и бабушки. Между тем, гробницу существовали не только в Древнем Египте, но и у нас в Беларуси. Именно про историю одной из таких фамильным гробницу на Полотчине и пойдет речь.

Как вообще возникло это вопрос? В детстве, которое пришлось на послевоенное время, мне пришлось, как и многим другим сельским ученикам, ходить в семилетнего школу соседнего села Быковщина. Это за семь километров от поселка Ветрино Полоцкого района. Особенность школы была в том, что она находилась при детском доме. Сами же детдомовцев, которых в школе было большинство, располагались в бывшем панским усадьбе.

В то время он представлял собой большой двухэтажный деревянный дом с кирпичной, тоже в два этажа, пристройкой к нему, были и дополнительные жилые флигеле, многочисленные хозяйственные сооружения, вымураваныя из камня, липавы парк с тенистыми алеями и сажалками на различных уровнях с канавами и мастками над ними, большой фруктовый сад. На фоне окрестных деревень с их сялянскими хатами под саламяными стрэхами, безусловно, поместье выглядел в то время как явление с другой жизни и какой-то культурная среда.

и теперь отдельные здания поместья представляют собой памятники архитектуры и истории как барская усадьба ХиХ века. Тем более что в окружающей местности подобных ей больше не сохранилось.

Но самой таинственной постройкой усадьбы для нас, детей, был подземный склеп. Вокруг него ходили разные слухи, которые только еще больше узбужали нашу интерес. Находился склеп почти рядом со школой. От чужого глаза, с дороги, подвал скрывался под холмом, поросшим гонкими соснами.

С тех пор прошло более сорока лет. За это время детский дом в деревне Быковщина стал называться Ветринской школой-интернатом для детей-сирот и детей из многодетных семей. Надо отдать должное: в советские времена много чего было построено, в том числе новая школа и уютный дом для 260 детей. Но, к сожалению, новые сооружения нарушили историческую Планировка старой барской усадьбы и парка. Вместе с тем сохранились старый панский дом и хозяйственные постройки, в том числе и фамильным подвал.

А вот вопрос по поводу бывших хозяев имения так и оставалось без ответа. Даже фамилии их для новых поколений было неизвестно.

и тут, как часто бывает, помог случай. Исследуя в Национальном историческом архиве Беларуси свой собственный родословную, мне повезло одновременно найти и инвентарь, или хозяйственную книгу, поместья Быкавшчызна (его тогда называли именно с буквой «с») аж за 1844 год. Сразу же из него стало известно, что поместье Быковщина принадлежал помещику Альфонс Фамичу Поклевских-Козелу, который служил чиновником по особым поручениям при генерал-губернаторе Тобольске губернии Западной Сибири. Имение было наследственный, и вступительный документ на имя Альфонсо был издан его мать Анной Спинковай-Козелова, которая там жила с 1793 года с братом Викенцием и сестрами Франциском и Антонина.

На то время за имением считалось 150 крепостных крестьян и 672 десятин земли (около 740 га). Недвижимость составляли деревянный одноэтажный панский дом стоимостью 1000 рублей серебром, флигель для дворовых людей, три амбара, две конюшни с вазовнями, каменный скотный двор (как и дом, стоимостью 1000 рублей), ток с ёвняй, лядник для хранения продуктов и подвал для картофеля. Плодовый сад насчитывает 200 яблонь и, как сказано, слишком много вишневым деревьям. Со второй, еще более давней источники по делу Витебского дворянского депутатского собрания за 1827-1833 гг. стал известен родословная семьи Паклевских-Козел. Ссылки на них имущественные отношения начинаются с 1669 года. Из них следует, что в Большом княжестве Литовским этот род имел собственный герб под названием «Козел». Вот его изображение: щит красного цвета, на котором неполный месяц концами вниз. На месяца три стрелы острием вверх — две из них по краям, а одна на его вершине. Сверху над щитом корона, а на ней три страусиных пера. На 1829 год род был представлен шестью поколениями. Его представители занимали довольно значительные должности в В КЛ, а затем и в Российской империи. В частности, один из них, по имени Степан, начинал с морской военной службе, принимал участие в различных сражениях, а в начале ХиХ века перешел на государственную. За свои заслуги имел много высоких российских наград. Второй, раз уже известный нам владелец имения Быковщина Альфонс, в конце своей государственной службы во второй половине ХиХ века имел гражданский чин действительного статского советника, что в Табеле о рангах соответствовало должности губернатора. Как свидетельствует Энциклопедия истории Беларуси, куда вошли сведения о роде Паклевских, вообще он был образованным человеком, в свое время учился в Виленским университете.

После государственной службы Альфонс Паклевски-Козел организовал собственную промышленную компанию в Тобольск и Тюменской губерниях принимал активное участие в освоении Западной Сибири, внедрял в нее промышленность паровые машины, организовал паровое судоходство на реках Оби, иртышы и Туры. Именно в это время в его родовом поместье Быковщина на Беларуси и было развернуто большое восстановительное строительство — новый двухэтажный дом, другие хозяйственные объекты, парк, дороги и мосты.

Умер Альфонс Паклевски-Козел, по свидетельства уже упомянутой энциклопедии, 28 августа 1890 г., что находит свое подтверждение в пересчете заупокойных дат этой семьи. Несмотря на отмену крепостного права, Паклевския по-прежнему оставались довольно крупными землевладальниками. Так, по списку Лепельского уезда за 1899 год уласницай имения и земле количеством 446 десятин (~ 490 га) считалось Анжэлика Восипавна (в других документах — Иосифовна) Поклевская-козел, а по старому свода — Паклевски Альфонс. У Альфонса и его жены Анжелики были дети — Анна-Антонина, Иосиф-Казимир, Иван-Казимир (имена двойные) и Альфонс. Судьба первых троих нам неизвестен. А вот их более молодой сын Альфонс оставил свой след в историческом архиве, благодаря которому окончательно праяснилася история с фамильным склепом. Из уцелевших документов оказалось, что в 1893 году вдова Альфонса-родители направила прошение Витебске губернатору о построении своему мужу-покойнику фамильным памятника в виде часовни и подвала под ней — для захоронения других умерших членов семьи.

Вначале ей было в этом отказано. Но после письменных гарантий с ее стороны о том, что у часовни не будет обрядов богослужения для посторонних верующих, такое разрешение через год был наконец получен. В 1900 году уже сын Альфонс сделал заявление об окончательной постройке погреба. В свою очередь он просил у губернатора разрешения на перенос в этот подвал праха своего отца, действительного статского советника Альфонса Поклевского-Козела. На то время там была уже похоронена и его мать Анжэлика Восипавна. А для соблюдения установленных Римско-католической церковью богослужений он просил разрешение на установку в часовни алтаря, а также согласие властей на поминальную абедни, которые будут отправлять местные свяшчэнники.

Однако тут совершенно неожиданно возникло препятствие со стороны Епископ Полоцка-Витебского Цихана, который усмотрел в этом деле с часовни большую вред для православной церкви. По этому поводу он направил жалобу Витебске губернатору, где обращал его внимание на то, что под видом памятника на самом деле построен костел размером внутри 15х15 м из расчета на участие в богослужении не менее 50 человек. Кроме того, писал епископ, костел-часовня «расположен в сплошным православным поселения, воссоединенных с унии и недостаточно еще усиленном в праваслави». По словам Епископ Цихана, интересам господствующего вероисповедания, точнее православия, должно отдаваться предпочтение перед причудой и выгадами нескольких членов семьи Паклевских-Козел. Для богослужений они имеют возможность посещать ближайшие костелы, но, тем не менее, добиваются построить еще домашние костел. Тем самым епископ Цихан настойчиво призывал губернатора не давать свое разрешение на открытие часовни-храма.

В рапорте Лепельской полицейской управы, которая была привлечена к рассмотрению этой жалобы, сохранилось довольно полная образ как самой часовни, так и подвала под ней.

В результате, несмотря на протест Епископ Цихана, был достигнут компромисс. 8 октября 1901 витебский губернатор дал разрешение членам семьи Паклевских-Козел пользоваться построенной часовни. Но при этом было поставлено условие, чтобы в ней, даже в дни поминовения их умерших родственников, не происходили богослужения дл я других людей, а также чтобы ее никогда не посещавшие православные из местных жителей.

Иронией истории, однако, проявилась в том, что всего через 25 лет после описанных событий протест Епископ Цихана против костела как бы ажыццявився на деле — только самым радикальным образом. Антирелигиозную движение послереволюционного времени не миновал и Быковщина. Часовня-храм была разрушена, а строительные материалы пошли на хозяйственные нужды местных крестьян. Вот только мог предвидеть епископ Полоцка-Витебский Цихан, что почти одновременно будут разрушены и многие православные храмы, в том числе и в древнем Полоцке. Не оправдались и надежды семьи Паклевских-Козел на долгую и счастливой жизнь и благополучие в своем родовом имении. Их расчеты на то, что 38 их предков и потомков, а это несколько поколений, найдут вечный приют и упокой в фамильным подвале уже через 14 лет окончательно развалилися. Сначала началась первая мировая война, за которой пошли революция, гражданская и советско-польская войны. Но самые драматические события произошли в 1926 году, когда разрушили храм-часовню. Куда более жестко обошлись в то время из нябожчыками с фамильным подвала.

Вот как об этом свидетельствовало мне Фекла ильинична Яцкевич (моя аднафамилица). В то время ей было 13 лет. Разрушение часовни она, тогда девочка-подросток, воспринимала и как личную драму. На это жадуснае, наверное, не только для нее, зрелище собирали людей, а из школы приводили, сейчас трудно даже такое представить, группами детей. С подземное подвала выносили гробы с нябожчыками. Ускрывали их принародно. По словам моей свидетеля, нябожчыки имели очень приличный вид, как будто умерли совсем недавно. Одеты они были в черную одежду, у женщин были черные шалики и блестящие украшения. Их снимали и как-то, наверное, апрыходавали. Сколько всего было покойников, она не помнит. Потом, когда украшения были сняты, кто-то бил по гробу чем-то тяжелым — как бы кувалдой. От этого удара тело покойного рассыпалось в прах. Тогда его перасыпали в одну большую урну, которую отвезли на местные кладбища возле соседней деревни Старухи, где и зарыли без всякой памятника или хотя бы знака. Дальнейшая судьба живых потомков семьи Паклевских-Козел из поместья Быковщина неизвестен. Возможно, они нашли убежище в соседней Польше.

На этом можно было бы поставить точку. Но вот последняя неожиданная находка. Учитель истории и местный краевед Виктор Карасев на окраине деревни Малашова, поблизости Ветрино, у старой заброшенной кузни нашел могильных плиту из серого гранита. Если его прамыли водой, то отчетливо проявился надпись на польском языке: здесь покоится Анна со спинку Поклевская-Козел. Нар. 1769 — 1856. 87 лет жила. Вечный покой. От внука Альфонса Поклевского-Козела. 1896

Неизвестно, как попал сюда этот памятник. Но понятно, что его необходимо вернуть на место, чтобы действительно нашли вечный покой те, кому он предназначался.

Вместо эпилога. В последнее время администрация Полоцкого района ходатайствует перед Комитетом по защите культурного исторического наследия Беларуси о придании отдельным постройкам бывшего имения Быковщина статуса исторической ценности.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: