Трудности перевода на белорусский

Артем Арашонок разбивает стереотип тиражом 200 экземпляров
Имя витебского переводчика Артема Арашонка относительно новое в белорусском литературы. Он подчеркивает, что не очень возлагал надежды на востребованность перевода индийской повести германского классика, но:
"Существует стереотип, что белорусский культура" лапатная "," соломенная ", и мне хотелось повредить этот стереотип и окончит вроде бы трилогию, потому что на белорусский язык ранее были переведены" Степной волк "и" Игра стеклянных жемчужин "Василием Семухой".
Артем Арашонок издал собственный перевод "Сидхартха" своими затратами тиражом только 200 экземпляров. Что значит эта цифра для среднеевропейской страны с практически десятимиллионным популяцией?
Змитер Колос констатирует коллапс белорусского издательства книжек
Дмитрий Колас — издатель и переводчик (обширно известны его переводы, к примеру, Альбера Камю либо Рене Декарта) — считает, что в Беларуси фактически нет рынка белорусскоязычной переводной литературы, как суровой, так и веселительной:
"Весь книгагандаль убит российской и русской литературой. К огорчению, белорусский книжка на полках книжных магазинов либо не пропагандируется, либо пропадает. Торговые организации не достаточно берут, и распространять тиражи от тыщи и поболее очень тяжело. А малые тиражи, непременно, тянет повышение цены экземпляра, что снова же тянет за собой трудности в распространении. Вот такая каляпсавая ситуация с белорусским книгоиздание ".
А выдавать, замечает Дмитрий Колос, есть что. Не кидают переводческой работе такие мастера, как Василий Троица и Лявон Борщевский, юные литераторы. Готовы и пока не изданы переводы Фридриха Дюрэнмата, Курт Воннегут, Густава Майрынка. Идет работа над переводами "Дэкамэрона" Боккаччо, произведениями Николы Макиявэли. Практически вчера Дмитрий Колос сдал в печать детскую книжку "Малыш и Карлсон с крыши" Астрид Линдгрен в переводе Юрия железяки. Тем временем Дмитрий Плакс переводит еще одну книжку шведской писательницы "Пеппи — Длинныйчулок". Таким образом делается попытка возобновить издание переводов детской литературы. Но, подчеркивает Дмитрий Колос, сделать в критериях современной Беларуси это дело тяжело:
"Так как все отдано лишь на личную инициативу, а личная инициатива имеет не очень богатые средства. Там, где можно отыскать какую-то поддержку, то выдается. Как я знаю, много издается переводов с польского языка, так как поляки хлопочут распространением собственной литературы. Существует и программка поддержки французской литературы со стороны французского посольства. Планируется издать несколько переводов, они же помогают в приобретении прав на перевод, в том числе и романа "Возможность острова" Мишеля Уэльбека ".
Лявон Борщевский лицезреет спасение в личных инициативах
Лявон Борщевский (создатель красивых переводов Генриха Белля и Франца Кафки) отмечает пробы прорыва в издании переводной литературы. В ближайшее время вышел сборник переводов, изготовленных и изданных газетой "Наша нива", изданный Ольгой Калацкий свой счет сборник собственных переводов американской и британской прозы, два сборника «Библиотеки французской драматургии" еще два на подходе. Возникают новые имена переводчиков. Но, это отдельные личные инициативы. Что касается страны, то Лявон Борщевский ассоциирует:
"Ранее была другая неувязка: печатали огромных друзей Русского Союза в переводе на белорусский язык, и только редчайшие позиции удавалось пробить посреди признанных создателей. На данный момент же неувязка в том, что дяржвыдавецтвы практически игнорируют это дело. Правда, в последние пару месяцев выдали том Юзефа Игнатия Крашевского, который, но, сейчас уже, мягко говоря, остается только букварем для профессионалов, и сборник стихов Ричарда Капустинского с переводами и на белорусский, и на российский языки. Это все, что муниципальные издательства за последние годы смогли родить. И это сначала позор для страны, которое должно такие программки разрабатывать и поддерживать. Но из политических целей этого не делает ".
Ян Максимюк читает по-чешски и по-польски все, что достойное внимания
Все мои собеседники из зависти молвят, что и традиционные произведения, и все новинки мировой суровой литературы одномоментно переводятся в примыкающих с Беларусью странах — Польше, Латвии, Литве, Чехии, Рф. И это подтверждает переводчик из ряда европейски
х языков Ян Максимюк (создатель уже знаменитой белорусскоязычной версии романа Джеймса Джойса "Улисс"), который происходит из польского Подляшья и живет в Чехии:
"В Чехии практически перекладывается все достойное внимания, что выходит в мире. У их обычный читательский рынок. У их нет хлопот с чтением по-чешски, а поэтому все самое увлекательное является очень скоро в книжных магазинах. Скажем, с запозданием год либо два года выходят такие вещи, которые наделали шуму кое-где за границей ".
Что касается фактически умственной литературы, которая не может дать прибыли, так там издательства отыскали выход:
"Тяжеловато выжить с таковой литературой, но издательство, выпускающее такую литературу, зарабатывает на литературе более фаворитных жанров — дамских романах, детективах, фэнтази. А такую литературу тиражом в тыщу экземпляров либо даже наименее выпускает, я произнес бы, ради престижа ".
Но в Беларуси существует неувязка, которая не характерна не много знакома литераторам и издателям примыкающих государств — господство российского языка и зависимость от русского рынка. И с этой неувязкой, по воззрению Дмитрия Коласа, идиентично сталкиваются и личные, и муниципальные издательства:
"Ведь не каждый человек, который прочтет книжку по-русски, будет перечитывать ее только так как она издана на белорусском. По последней мере не каждого создателя начнут перечитывать. Мы уже спазьняемся и всегда отставали в этом плане, а на данный момент это отставание не то, что с каждым годом, с каждым деньком возрастает, так как на российский язык переводится фактически все, что достойно быть переведенным. С каждым деньком положение усугубляется ".