Литература и школа

"В школе должны изучаться шедевры из художественного зрелище"
Михась Скобла: "1-ый вопрос — Мише Тычину. Государь Миша, вы — создатель учебных программ и учебников по белорусскому литературы для старших классов. Скажите, каким главным аспектам должен соответствовать произведение, чтоб оказаться в школьной хрестоматии? "
Михась Тычина: "Во-1-х произведение должен быть шедевром с художественной точки зрения. Наверняка все таки преобладать эстетический подход. Я думаю, что программки по литературе, и прежняя, и та, что вводится в школу на данный момент, они перегружены. Необходимы сокращении за счет имен, ну и за счет текстов тоже. Чем прыгать от 1-го произведения к другому, лучше один традиционный произведение так рассмотреть, чтоб он остался в памяти на всю жизнь ».
Скобла: "Как я знаю, у наших соседей — в Рф и Польше — писателю при жизни намного сложнее попасть в школьные учебники. Там это вправду пантеон классиков. У нас же даже идет борьба за то, чтоб попасть в учебную программку. Я знаю 1-го писателя, который лично обивал пороги Министерства образования и достигнул собственного — с этого года его изучают в школе. Как защитить белорусский школу от лишне ретивых и пробивных творцов? "
Анатолий Сидоревич: "В свое время, когда был школьником, я читал в хрестоматию произведения Всеволода Кравченко, Ильи Гурского, других писателей тех пор. На данный момент их учебниках нет. Так будет и с этим "мастером", моим, можно сказать, земляком, который угодил в школьные программки. Пройдет пару лет, и его произведения из букварей будут вычеркнут ".
Скобла: "Анна, многие считают вас низрынальницай литературных авторитетов. И вправду, в ваших книжках можно отыскать очень критичные статьи о тех же Ивана Шамякина, Алексея Дударева — писателей, которые издавна и основательно основались в школьных учебниках. А по вашему воззрению, каким современным писателем должен выдаваться пропуск в школьную программку? "
Анна Кисьлицына: "Не произнесла бы, что я какие-то авторитеты снимаю с пьедесталов. Я просто пробую поглядеть на их заного. Я сама была учительницей и знаю: для того, чтоб произведение заинтриговал учеников, он обязан иметь черты современности. И на Шемякина, и на Дударева я смотрела как на современников, а не на какие-то забронзовевший фигуры. А еще, чтоб заинтриговать учеников, нужен неплохой учитель — это теорема.
Кого бы из современных писателей я желала бы созидать в школьных учебниках? Неплохо бы, чтоб попали в школу притчи Быкова. У их — совершенно другой Быков, и этот новый Быков животрепещущ конкретно на данный момент. Не излишним было бы в программке произведения Андрея Ходановича, потому что за ним стоит массовая молодежная аудитория. К месту была бы в школе и проза Адам Глобус, в особенности книжка проезжающих заметок "Тетради". Также любовная лирика Леонид Дранько-Майсюк, так как школьная молодежь — романтически настроенная.
А еще в школе должна быть проза Юрия Станкевича, так как ввесьчаснае положительное мышление, которое мы встречаем в учебниках, не соответствует той "черноте", в которой живут наши детки, в особенности в провинции. Они воспринимают учебник, как нечто отвлеченное, как то, чего нет в жизни. И они разрывают в собственном сознании белорусский литературу за ее несоответствие определенному жизни ".
Сидоревич: "Та же картина и в программках по российской литературы. Разве мы там лицезреем Андрея битовой? Либо куртуазных маньеристы? Мы их там не лицезреем ".
"Уроки белорусского литературы время от времени напоминают" Фэрдыдурке "Гамбровича"
Скобла: "А какие произведения по литературе запомнились всем для вас со времен вашего школы? Чем запомнились — какими деталями, строчками, чувствами? "
Тычина: "Я еще помню то время, когда в буквари были отдельные странички, посвященные Сталину: история его происхождения довольно детективная, с переменами партийных кличек. И нужно сказать, что она заинтересовывала малых читателей. Но запомнилась мне не Сталинияна, а стихотворение Максима Танка "Журавль и цапля", который я помню до сего времени: "Чапу-ляпа, чапу-ляпа — журавль идет к цапли и гласит:" Здрасти! "
Кисьлицына: "Стихи из школы я помню, но они — как будто записаны на магнитофонную ленту. Если вспомнить мои школьные уроки белорусского литературы, то можно их сопоставить с "Фэрдыдурке" Гамбровича. Этот культовый роман с недавнешнего времени введены в школьные программк

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: