Календарь

Декабрь 2014
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Архивы

И.Бабков: БНР — геройская попытка сделать неосуществимое

Шупа: Что было бы, если б БНР одолела в 1918 году?
Бобков: Думаю, что, как это ни феноминально, мы не имели бы и десятой толики тех положительных чувств, которые мы имеем сейчас по поводу БНР. Очень длительное время нам ведали о том, что БНР — это такое мистическое, призрачные сети образование, некий проект мечтателей, которые пробовали сделать неосуществимое. Ну, ясно, что сделать неосуществимое нереально. Мы как-то с этим согласились и тихо завидовали своим соседям — литовцам, латышам, эстонцам — у каких эти межвоенный республики стали реальностью. С другой стороны, если так поглядеть на ситуацию, то может быть реальный героизм, реальная катастрофа стают только тогда, когда люди пробуют сделать неосуществимое. И в этом смысле та прекрасная утопия, по-своему прекрасная притча — она и задала ту высшую планку, благодаря которой белорусский проект выдержал всего ХХ век. Ведь, по сути, все ХХ столетие белорусский проект был неосуществим, либо практически неосуществим. И то, что люди, невзирая на эту непрагматычнасьць, эфэмэрнасьць, пробовали все таки это все воплотить — это в неком смысле награда конкретно тех мечтателей, тех утопистов, которые поверили в свою утопию.
Шупа: Означает, если б БНР реализовалась в 1918-м, мы бы на данный момент были лишены этой мечты?
Бобков: Лишенные мечты и лишены очень существенного пафос белорусского проекта.
Шупа: Как Вы для себя представляете Беларусь без пафос и Беларусь без мечты?
Бобков: С одной стороны, в конце 80-х мы прощались с утопией и гласили, что после величавой утопии коммунизма мы навряд ли снова попробуем конструировать какие-то другие утопии, мы вроде бы желали влиться в действительность. А с другой стороны, в конце 90-х вдруг стало понятно, что утопии — очень принципиальный Конститутивные элемент людского общества и людской культуры вообщем. И. Валерштайн, один из самых узнаваемых нынешних экономистов и социологов, один из гуру нынешней западной культуре, утвердил, что после конца коммунизма главной задачей интеллектуалов на ближайших полста лет исполнится конструированию утопиям. И вот то, что мы имеем нереализованную мечту — утопию БНР — это очень принципиально для самой культуры как системы, несоответствие с наличием, что-то, что принуждает нас сниматься со собственных мест и мыслить о кое-чем другом.
Шупа: Нет ли у вас сейчас чувства, что мы — персонажи какого-то литературного произведения, либо что всех нас просто кто-то лицезреет?
Бобков: Думаю, что последние 10 лет мы сьним сами себя, и мы были не готовы к тому, что это собственное сновидение самих себя может быть еще огромным ужасом, чем сны других о нас.
Шупа: А что произойдет если мы проснемся?
Бобков: Хотелось бы веровать, что мы не проснемся …

У.Ляховски: леворадикальной БНР в 1918-м не имело шансов

С.Хоревского: "Провозглашение БНР — это была феерия, это был карнавал"

О.Трусов: "БНР могла бы спасти Европу"

С.Шупа: "Вот для вас ситуация на доске, необходимо отыскать решение, где бело-красно-белые выиграют"

В.Орлов: «Сегодня о 25 марта знают все — и сторонники, и неприятели"

А.Пашкевич: "Истории БНР не хватает любви"

SQL - 19 | 1,649 сек. | 7.39 МБ