Евреев в белорусских деревнях издавна нет. Откуда тогда запущенность и убожество?

В эти последние деньки октября, когда многие в Беларуси готовятся отмечать Денек поминовения протцов, Дзяды, в нашей почте много писем-воспоминаний и писем-размышлений о драматических событиях русской истории — сталинские репрессии и другие большевистские злодеяния против собственного народа.
Начну нынешнюю беседу с одной из таких писем. Нам пишет Павел Важнавец из Минска:
"Никогда не слышал, чтоб наш президент высказывался о сталинских репрессиях. Любопытно, он их одобряет, либо осуждает? Если осуждает, то почему в Куропатах этого времени нет достойного мемориала? Хорошо было бы задать ему таковой вопрос на какой-либо пресс-конференции.
Вот не знали в мире о истинной отношение нашего президента к еврейскому вопросу. А высказался Александр Григорьевич — и сходу все стало ясно. Мир аж вздрогнул, так как издавна такового не слышал. Вот, оказывается, откуда грязюка и упадок в наших городках и селах.
1-го только не усвою: евреев в белорусских деревнях издавна, еще с войны, нет. Откуда же тогда запущенность и убожество: сероватые кривые домики и заборы, непроходимая трясина на улицах, бедность и даже бедность?
Имею в виду не несколько 10-ов центральных усадеб, так именуемых агрогородков, а тыщи и тыщи обыденных белорусских деревень, куда никогда не ступала и не ступит нога президента. Неуж-то он об этом не знает? "
Вправду, государь Важнавец, определенных и запоминающихся оценкам сталинского периода белорусским истории из уст фаворита Беларуси до сего времени не звучало.
Хотя о истинной отношение сегодняшней власти к сталинской наследства из неких сладкоречивых деталей можно судить достаточно точно.
Возникновение под Минском воздвигнутого за муниципальный счет мемориала "Линия Сталина", сталинские барельефы на неких зданиях, портреты Генералиссимуса на официальных митингах — все эти факты выстраиваются в одну логическую цепочку.
И дают достаточно четкий ответ на вопрос о том, почему в Куропатах нет достойного монумента, а ни один из сталинских преступников, которые обрекали на погибель невинных людей, не стал перед трибуналом.
Последующее письмо от Николая Куксо из поселка Ивенец Воложинского района. Слушатель также рассуждает об ответственности за злодеяния коммунизма. Он пишет:
"С Радио Свобода вызнал, что 3 ноября патриотическая молодежь во главе с Павлом Северинцем готовит акцию под заглавием" 90 лет изымательства над народом ", чтоб по-своему отметить годовщину большевистского переворота октября 1917 года.
Считаю, что это очень принципиальное дело. Мы не должны забывать о том, что принесли нам большевики, какие мучения пришлось вытерпеть белорусам. Я сам помню 1937 год, когда во двор приехал «воронок» и в его сажали председателя нашего ЖЭКу Жука и его заместителя Миклашевского.
Позже мы узнали, что их расстреляли. Приходили и к нам в квартиру. Забрали квартиранта, который позже пропал безо всяких следов. Думаю, что и мой глас пенсионера будет не излишним, чтоб люди помнили правду ".
Так, государь Куксо, не так давно мне пришлось длительно разъяснять собственной 12-летней дочери, почему в Беларуси как муниципальный праздничек отмечается денек 7 ноября, когда русские большевики силой захватили власть, повергнув легитимный правительство.
Дочь у меня спросила: "Так когда президента Лукашенко кто-то силой отстранить от власти, сей день также объявят муниципальным праздничком?" Хорошо было бы задать этот вопрос тем депутатам, которые двенадцать годов назад голосовали за возвращение денька русской большевистской революции в календарь основных муниципальных праздничков Беларуси .
Наш слушатель Бернард Покульницкий из поселка Городея Несвижского района интересуется событиями 1939 года, когда в итоге пакта Молотова — Риббентропа и русской оккупации Восточной Польши Западная Беларусь была присоединена к БССР.
Слушатель рассуждает о том, как действия сентября 1939 освещали белорусские писатели, и а именно — классики Янка Купала и Якуб Колас:
"Я натолкнулся на достойные внимания мемуары современников Янки Купалы, которые вкупе с ним в составе пропагандистской группы ехали из Минска на только-только присоединенные к БССР местности.
Приведу такую цитату: "Уже темнело, когда мы прошли бывшую муниципальную границу с Польшей в Негорелое. Нашею целью были до этого Столбцы. Начали показываться деревни. Купала толкнул меня в сторону, как будто говоря: «Видишь, братцу?" Я, естественно, лицезрел.
Деревни были прекрасные, незапятнанные.
Дома отлично скрытые, с вырезанными, рисованными ставнями, отлично остекленными окнами, с радостными палисадниками, полными пышноватых георгинов и мальвы. Все это было так не похоже на бедных, сероватых колхозных деревень русское земли, что не увидеть разницу было нереально ".
А вот что писал Якуб Колас в то время (снова цитата): "Из окна вагона лицезрел я те места, по которй уже издавна тыщи раз прогуливались мои ноги. Чувство горечи сжимало мое сердечко, когда я глядел на узкие полосы, на убогие дома, на прибитые горем унылые лица собственных братьев ". Кому веровать, где находить правду?
И вот я думаю: можно ли передавать историческую память, делая упор на литературное наследство Якуба Коласа? Я понимаю, что по силе мастерства поэтического живописи нет в белорусском литературы равного ему. Но мои взоры не совпадают с политическими взорами классика белорусского литературы ".
Не думаю, государь Покульницкий, что по таким газетных заметках, написанных в тот период, можно точно судить о реальных политические убеждения тех либо других важных лиц белорусского культуры.
И Якуб Колас, и Янка Купала, и все другие белорусские писатели, которым удалось уцелеть после 1937 года, обязаны были писать хваласьпевы в честь Сталина, большевистской партии, коллективизации, брутальной наружной политики СССР.
В стихах, поэмах и романах воспевался хоть какой шаг большевистского режима — какой бы он ни был. У того, кто осмелился бы тогда написать правду, была одна дорога — в Куропаты либо на Колыму.
На окончание — куски нескольких писем, оставлю без комментария.
Нам пишет Юрай Шпак-Рыжков из Минска:
"Пищу на работу в автобусе. Дождался, когда в конце концов освободится место, и сел. Вокруг посиживают одни юные — куда-то движутся за наукой. Сижу согнувшись, сам в собственных идей. Аж на последующей остановке подходит ко мне дама и гласит, что она инвалид 2-ой группы и желает сесть.
Желал я ей сделать возражение, что есть более юные, что места для инвалидов в фронтальной части автобуса, либо вообщем сказать чего-нибудть едкая статья. Но не сумел сказать ни слова, когда увидел ее глаза на психическом уровне хворого человека. Через две остановки она вышла.
А я пошевелил мозгами: что ожидает этих людей с начала будущего года, когда у их отнимут последние льготы? И как сумеют глядеть в эти глаза — глаза инвалидов, стариков и беспомощных — те бюрократы, которые воспринимали решение о лишении льгот? "
Последующий кусок — из письма нашей слушательницы Нины Шаставицкай из Гродно:
"Человек, который свободен в душе, всегда прогуливался и прогуливается по свободной земле, независимо от эры и муниципального устройства".
А вот выдержка из письма Василия Герасимчик из Слонима:
"Чтоб поддержать существование настоящего белоруса, необходимое свежайший воздух, которым для меня стали идеи, изложенные в книжках создателя" Свободы "Владимира Орлова. Ведь телевидение уже очень отравила меня. Оно деформирует взоры людей на реальность ".
Спасибо, государь Герасимчик, для вас и всем, кто отыскал время для письма на "Свободу". Пишите. Ждем новых сообщений.
Программка "Почтовый ящик 111" выходит в эфир каждую среду и воскресенье. Создателю можно писать на адресок zdankov_rs@tut.by

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: