Михась Тычина: Новые учебные программки по литературе — это отход вспять в образовательном процессе

На 1 сентября школьные учителя белорусского литературы получили от Министерства образования типичный "подарок" — новые учебные программки по литературе. Сейчас педагоги на уроках должны кропотливо обходить тему репрессий в 30-е годы, им также запрещено гласить о творчестве неких выдающихся современных писателей. О новых программки — беседа с литературоведом, сотрудником Института литературы Государственной Академии Мишей Тычиной.
"Программки анонимные, чего никогда не было. Непонятно, кто их создатели, кто устроители, кто руководители "
Михась Скобла: "Государь Миша, то, о чем настолько не мало гласили и докладывали сми, — случилось. Новые учебные программки по белорусскому литературы поступили в школы. Каково ваше общее воспоминание от этих программ, которые занимают целых 300 страничек? "
Михась Тычина: «Хотя об конфигурациях в школьной литературной образования и вправду много говорилось, все таки появились новые программки внезапно — сама перед новым учебным годом. И эта неожиданность продиктовано, видимо, какими-то сокрытыми проектами. Чтоб тех, кто имеет отношение к государственного образования, застать врасплох, чтоб они не успели даже опамятоваться, поразмышлять, вопросы задать. Правда, вопросы задавать некоторому: программки, как ни удивительно, анонимные, чего никогда не было. Непонятно, кто их создатели, кто составители, кто зачинатели, кто руководители ".
Скобла: "Из старенькых программ требовалось удалить" оппозиционно настроенных "писателей. Вышло ли это удаление? "
Тычина: "Из программ пропали все имена белорусского зарубежья — Наталья Арсеньевой, Масей Седнев, Лариса Гениюш. Хотя еще не так давно, года два-три вспять, эти имена присутствовали в учебниках. Замечу тут, что сразу с белорусскими вышли и новые программки по российской литературе. Итак вот, там эмиграция находится в полном объеме: и Бунин, и Солженицын, и другие. Ну, как Солженицына можно вычеркнуть? Это нереально. А вот белорусские учебники могут обойтись и без литературы зарубежья. Хотя знаю по опыту, как ученики увлекаются творчеством Натальи Арсеньевой. Представителей метрополии также "обчистили". Когда Геннадий Буравкин и Сергей Законников хоть в некий мере находятся (один-два стихотворения, ну и те для пазакляснага чтения), то Владимир Некляев, Леонид Дранько-Майсюк, Ольга Ипатова, Светлана Алексиевич, Анатолий Сыс из программ пропали совершенно ".
"Произведения Василя Быкова последнего десятилетия в новейшей программке отсутствуют"
Скобла: "Меня мало изумило, что не зацепили Василя Быкова. Только поменяли "облаву" на "Сотникова" …
Тычина: "Разъяснение тут обычное: в программке практически отсутствует новый Быков. Тот Быков, незнакомый, внезапный, который прокладывает новые пути для белорусского литературы, конкретно этому Быкову в школе места не нашлось. А насчет подмены "Облавы" на "Сотникова" … Я считаю, что "Облава" легче воспринимается учащимися, в особенности если гласить о базисное образование. Но для углубленного обучения все таки, думается, идеальнее всего подходит повесть «Сотников». Она выводит учащегося на широкие рассуждения, параллели, философский размышление ".
Скобла: "Заместо удаленных из программки писателей появились новые. Какой-то из них — Жора Марчук. Его произведений вправду не хватало в школьных программках? "
Тычина: "Думаю, отсутствие этого имени не увидели бы ни педагоги, ни ученики … Сначала я натолкнулся на программку для пятой классы, где появились Марчуковы сказки "Чужое богатство» и «Дикая груша". Меня очень изумило, что появились они на месте прелестной философской сказки Зьмитрака Бядули «Серебряная табакерка», которую можно смело зачислять в сокровищницу глобальных шедевров. Не будут больше читать пяциклясьники и сказки Владимира Короткевича. А творчество Марчука представлена достаточно обширно: и в 5-ой, и в 8-й, и в 12-ой классе, при этом, различными жанрами: и притчами, и романом, и пьесой, и "Давид-Городокский канонами". Да еще имя его расположено меж именами Григория Бородулина и Алексея Дударева. Появляется вопрос, как Марчук ощущает себя меж «живыми классиками»?
Скобла: "Думаю, что не комплексует".
Тычина: "Пусть для себя. Но мне кажется, что про тот же Давид-Городок куда лучше в собственных стихотворных произведениях написал Леонид Дранько-Майсюк. Вот Дранько-Майсюка в программке как раз и не хватает ".
"Если обширно отк
рыть ворота, то у нее ворвется масса графоманов"
Скобла: "Здесь одно увлекательное событие. В этом году основным инспектором по литературе в Министерстве образования стала работать Зоя Подлипская. Ее имя (конечно: так просто совпало) появилась и в новейшей программке. Любопытно, что там же появилось и имя Таисии Трофимовой — сестре чиновницы Подлипский. Cправа в том, что сестры пишут стихи, а здесь такая представилась возможность … Я не удержался, чтоб не позвонить в Минобразования и не спросить у госпожи Подлипский: как она себя ощущает в таковой особенной ситуации? "
Зоя Подлипская: "Это все с разрешения управления. Было написано письмо от Союза писателей Беларуси на Министерство образования с просьбой включить в программку новые имена. И там не только лишь Трофимова й Подлипская, там много и других. Я же не сама их включала. К тому же спрашивала 10 раз, как это корректно. Повторяю, это не самосуд решено: вот я желаю быть в школьной программке, то сама себя и поставлю ".
Скобла: "А что вы, государь Миша, думаете про эти" новые имена "?"
Тычина: "Я знаю, что некие должностные лица, занимающие ответственные должности в министерствах, обожают стихи, сами пишут и даже сборники выдают. Но это не значит, что конкретно их произведения должны находиться в учебных программках! В русские времена такие случаи тоже случались, когда люди стремились занять какие-то должности, имея в виду и такую личную перспективу. И если на это не заострять внимания, то будет практически по Льва Толстого, который писал: "Если обширно открыть ворота, то у нее сходу ворвется масса графоманов". Боюсь, что тут мы сталкиваемся как раз с схожим случаем. Ведь о творчестве Трофимовой и Подлипский я ничего не могу сказать — ни неплохого, ни отвратительного. Я интересуюсь современным литературным процессом, но мне эти имена ничего не молвят ".
Скобла: "В программке очередное" новое имя "появилось — Микола Метлицкий. При этом, в очень увлекательной рубрике "Поиски новшество в области формы", и в более увлекательном соседстве с Алесем Рязановым. Для вас чего-нибудть понятно о Метлицкого-новатора? "
Тычина: "Мне понятно, что это поэт-традиционалист по собственному направлению, эстетических потребностей. Более известные его произведения о Чернобыле. Думаю, то, что он оказался рядом с Алесем Рязановым, то это не на пользу самому Метлицкому. При таком сравнении и сопоставлении сходу будет видно, кто есть кто. Таковой перечень для Метлицкого просто небезопасен ".
"В программке слово« репрессии »даже не встречается. Не попали в нее и имена репрессированных живописцев: Сергея Граховского, Яна Скрыгана, Алеся Звонака "
Скобла: "Помнится, в той скрытой аннотации, которая пришла из Администрации президента в Государственный институт образования весной, вымагалася" исключить из старенькых программ нехорошие политизированные оценки литературы 30-х годов ". Либо затрагивается тема репрессий в свежеиспеченных программках? "
Тычина: "В разделе" Белорусский литература 1930-х — первой половины 1950-х годов "слово" репрессии "даже не встречается. Не упоминаются там имена ни Сергея Граховского, как создателя мемуаров о годах, проведенных в лагерях, ни Павла Прудникова, ни Яна Скрыгана, ни Олеся Звонака — тех писателей, которые писали о том катастрофическом времени. Это, я считаю, большой пробел, и, конечно, он не в нашу пользу. Это не работает на наша государственная гордость, достоинство ».
"В британских школах" Гамлета "изучают целый месяц!"
Скобла: "Зато (я заглядываю в программку) учитель будет обязан говорить ученикам о" воздействии социалистического реализма на литературу Восточной Европы ». И это при острой нехватке часов на русскую классику. "
Тычина: "Литература — это не непременно количество и огромное количество. Литература — это сначала имена и тексты. Один пример: учащиеся британских гимназий и колледжей "Гамлета" изучают — целый месяц! Там считается, что если ты не знаешь Шекспира, то для тебя нечего делать в большенном мире. Сиди в собственном поместье и никуда не высовывайся. Не знаешь "Гамлета", означает ты — ущербные британец ".
"Новые программки — как перевернутый песочные часы, из которого высыпался весь песок"
Скобла: "В объяснительной записке, приложенной к новым программкам, говорится о выходе Беларуси во всемирную образовательное место, о исследование государственной литературы в соотнош
ении с мировой. Как вы считаете, новые программки по литературе помогают этим процессом? "
Тычина: "Конечно, сей разрыв есть. Но такое чувство, что здесь же кто-то хватает за рукава, за полу и отвлекает все вспять. Правда, объем новейшей программки (триста страничек) позволяет воткнуть туда много новых зарубежных имен: там и Умберто Эко, и Борхеса, и Павич … Но если их учить? Времени на обычное знакомство с этими именами и текстами нет. В прежних программках для углубленного исследования белорусского литературы в старших классах отводилось 170 часов. На данный момент — только 51 час, даже 1-го часа на неделю не приходится. Вообщем, у меня воспоминание от новейшей программки — как от перевернутого песочного часов. Весь песок высыпался, необходимо часы вспять перевернуть, чтоб время в нем не "тормознул". Как не "останавливался" время в тех программках, которые лет 5 вспять составляли педагоги филологического факультета БГУ под управлением доктора наук Вячеслава Рагойши … А здесь песок вытек, часы тормознул, происходит отход вспять. Вот этот отход вспять меня очень разочаровал ".
Связь с создателем передачи: m.skobla @ tut.by

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: