Вышла в свет онтология белорусского перевода Голоса из-за горизонта

Книжка на 900 широкоформатных страничек вышла в свет в издательстве "Лимариус", в ней 6 с половиной сотен создателей, произведения которых в протяжении всего ХХ века переводили на белорусский язык практически двести переводчиков. Вложил аналогию поэт Михась Скобла, а научным редактором издания числится кандидат филологии Лявон Борщевский, который согласился ответить на наши вопросы.
Валентина Аксак: «Леонид, в вступлении к антологии вы назван" крестным папой "белорусского Петрарку, также особым знатоком скандинавской поэзии. Вы известен еще тем, что отдельными сборниками выдали по-белорусски Бэртольда Брехта и Николаса Елена. Много переводили вы и из древней поэзии. Короче, не новичок в переводческой деле. Как вы оцениваете факт подобного издания? "

Лявон Борщевский: "Непременно," Голоса из-за горизонта "- полностью уникальное издание. Только вникнуть: 900 страничек, 658 поэтов, 198 переводчиков со стольких языков! Это, непременно, событие. Помним, что ХХ век начиналось у нас низкой переводов "С чужой земли" в сборнике Максима Богдановича "Венок". А 1-ый отдельный сборник переводов вышел исключительно в 1928 году, это были "Цветочки с чужих полей" Юрки Гаврук. Практически, это 1-ые две вехи, от которых необходимо делать отсчет. Ну, и не нужно забывать, которые были неблагоприятные периоды для перевода в нашей истории. В 1930-1950 годы заниматься переводами с зарубежных языков было просто небезопасно, время от времени даже рискованно для жизни. Понятно, что весь переводческий наробак не мог поместиться даже в таковой большой том, но эта онтология сыстэматызуе изготовленное, подводит результат ХХ века ".
Аксак: "В инструкции к" Голосов из-за горизонта "сказано, что онтология рассчитана на педагогов забугорной литературы и студентов. Но ее чисто фактически трудно иметь под руками, скажем, студенткам, потому что онтология не вмещается в дамскую сумку. Как издатели поразмыслили о практическом потребление собственной продукции? "
Борщевский: "Я надеюсь, что при сегодняшнем развитии компьютерной техники появятся электрические варианты этой антологии. Ну и отсканировать при увлекательной надобности определенные тексты можно. Конечно, этот том не высадить в дамскую сумку, ну и в чемодане она займет много места. Видно, не очень комфортно брать в поездки. Но онтология для этого и не предназначена. Это, повторюсь, подведение итогов века. Как и 1-ая авторская онтология Миши Скоблы "Красота и сила". Обе антологии приятно на книжную полку поставить. Кстати, рядом они смотрятся еще больше роскошно и красиво ".
Аксак: "Антология представляет 658 поэтов различных эпох. Но в оглавлении на первом месте не поэты, а переводчики, к примеру, не Федерико Гарсия Лорка, а — переводчик Григорий Бородулин, не Вислава Шимборска, а — Нина Матяш … Вас не смущает таковой принцип вливания, где на первом месте не поэты, а переводчики? "
Борщевский: "Эту идею составителя я как раз поддержал, так как у нас переводчики известны еще меньше, чем белорусские поэты. Существенно меньше. И отлично, что Михась Скобла решил таким макаром дать им подабающее дань. Здесь я с ним был на сто процентов солидарен. Так сложилось, что отношение к профессии переводчика у нас всегда были, ну и на данный момент остаются, несерьезные. И, скажем, многие профессиональные поэты не оставили по для себя переводов, потому что не считали перевод почтительным делом. Добавлю еще про удобство использования антологии. В ней одни алфавитные характеристики и содержание заняли более 30 дорогих страничек. И, по показателям, совершенно несложно отыскать того либо другого поэта либо переводчика. Проверил на для себя — находить необходимое имя в антологии достаточно комфортно ".
Аксак: "Если обратиться к именного показателя, то мы там, к примеру, читаем:" Зу Нгуен, с вьетнамской; Сулакауры Арчил, с грузинской; Цоньян Жамцо Рыгдин, с тибетского "… Неуж-то у нас нашлись переводчики со всех 57 языков, зафиксированных в "Голоса из-за горизонта"? "
Борщевский: "К огорчению, нет. Думаю, что примерно из 30 языков переводы делались конкретно с оригинала. Но был ряд почтительных проектов, где работа велась на соответствующем уровне. Можно вспомнить аналогию вьетнамской поэзии, изданную Иосифом Семяжон в конце 60-х годов. Подобные издания в то время готовилис
ь, можно сказать, на правительственном уровне: делались английские и русские подстрочник, переводчики выезжали в подходящую страну. Скажем, в Грузии в русские времена работала целая институция, которая готовила высококачественные подстрочник для переводчиков по всему миру. Хотя наш Владимир Сивчиков переводов конкретно с грузинской, это узнаваемый факт ".
Аксак: "Вы допускаете, что поэзию можно переводить с подстрочник, не владея языком оригинала?"
Борщевский: "Да, я допускаю. Но все находится в зависимости от таланта переводчика. К примеру, тот же Григорий Бородулин переводит из 3-х 10-ов языков. Очевидно, все их знать нереально. Но он время от времени переводит так, что превосходит своим талантом необычного поэта. Что, вобщем, тоже не очень отлично. Есть творцы, которые ощущают зарубежную поэзию, они внемлют, как она звучит, учытваюцца у нее, и у их рождается поэзия на белорусском языке ".

Теги:

белорусском,
перевод,
Аксак,
Борщевский,
онтология,
поэзии

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: