В Доме литератора Мария Мартысевич, Дмитрий Вишнев, Анна Кисьлицына

ЛИТПРАЦЭС
ДМИТРИЙ вишни: "издательства" Голиафа "ВЫШЕ ЗА ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИГРЫ"

29 апреля в Минске в большенном зале Дома литераторов прошла широкая презентация нового негосударственного издательства "Голиафы". Его создатели — два юные поэты, бывшие участники нескольких неформальных литературных групп Миша Башура и Дмитрий Вишнев. С одним из их, который стал директором нового издательства, повстречалась наша корреспондентка Валентина Аксак.
Валентина Аксак: "Презентация" Голиафа "изумило всех и всех, потому давайте побеседуем только об изумлении. Начнем с персоналий. Сначала 1990-х вы входили в литературно-художественный движение "Бум-Бам-Лит", позже были сотрудником Дома литераторов, потом — сотрудником негосударственного издательства "Логвинов", а сейчас вы сами стали менеджером издательства. Разве для вас надоело быть поэтом? "

Дмитрий Вишнев. Фото Аси ПоплавскойДмитрий Вишнев: "Дело в том, что когда мне было только восемнадцать лет, я уже тогда был директором творческого движения, который был официально зарегистрирован. Это был "5-ый угол", и мы издалече несколько книжек. У меня была издательская лицензия с "Погоню" на печати, она у меня и на данный момент сохраняется. А с "Логвиновым" у нас было сотрудничество через мой книжный проект, который был основан в 2000 году еще при вильнюсском издательстве "Рунь". На данный момент этот проект перебежал со мной в "Голиафы". Потому в принципе ничего не поменялось, я занимаюсь издательской деятельностью все взрослое жизнь, другое дело, что сейчас я сам — законный издатель ".
Аксак: "Вы пригласили к для себя основным редактором академика Владимира Гниломедова, который на презентации, а именно, произнес, что не воспринимает в литературе игрового начала, а ценит только литературу смыслов. Но, судя по вашему издательском плане, как раз создатели литературы игр в "Голиафа" будут преобладать ".
Вишнев: "По сути, Владимир Васильевич Гниломедов — нестандартная личность в очень неплохом смысле, и в издательстве царствует демократия. Мы обсуждаем каждую книжку каждого создателя, мы стараемся, чтоб у нас выходило самое наилучшее и самое увлекательное из современной литературы. Указатель того, что это вправду так, — полный зал Дома литераторов ".
Аксак: "Кстати, большой зал Дома литераторов, в какой членам Союза белорусских писателей, к которому вы с Мишей Башурой принадлежите, уже издавна отрешалась. Как для вас удалось получить эту зал для презентации "Голиафа"? "
Вишнев: "Стоит объяснить, что мы выше политические игры. Как раз наша издательство имеет целью заниматься литературой независимо от того, кто из создателей в какой альянс заходит. И потому я думаю, что был и соответственный подход к нам управление Дома литератора, что мы — издательство, которое издает самых различных создателей. И, естественно, что сыграло свою роль то, что у нас главный редактор Владимир Гниломедов. Но, я думаю, что сначала мы за себя отвечаем собственной продукцией ".
Аксак: "Презентация издательства сразу сопровождалось презентацией аж 4 новых книжек, посреди мая вы обещаете презентовать еще три, а в ваших планах на последнее время 40 позиций. Как для вас удался таковой широкий и резвый старт? "
Вишнев: "Потаенны никакой нет. Я же гласил, что моя книжная серия существует уже восемь лет, и издательское портфолио сложилась не за один денек. Издательство работает несколько месяцев, но лицензию мы получили только месяц вспять. Книжки готовились к печати, просто мы ожидали официальной регистрации издательства ".
Аксак: "Что еще с удивлением, так это заглавие вашего издательства. Почему конкретно "Голиафы"? "
Вишнев: "Наша разъяснение, что голиафы — это африканские жуки. Я очень люблю создавать в белорусском литературы псэвдаафрыканския различные мотивы … "
Аксак: "Вас даже обругали" кракадилазнавцам ".
Вишнев: "Что поделаешь — уже закрепилось за мной такая репутация. Но все же, мне кажется, что заглавие очень суровая. И наш логотип — таковой очень прекрасный жук, ведь наш дизайнер Сергей Жданович отлично постарался и отыскал изображение настоящего Голиафа ".
Аксак: "У ваших ближайших планах — 40 позиций, судя по чем в Беларуси на данный момент расцвет белорусского литературы. Может ли вы собственных создателей кое-чем завлекают, к примеру, большенны
ми гонорарами? "
Вишнев: "Огромных гонораров мы не платим, более того — у нас на сегодня огромные денежные препядствия. А столько заявленных позиций — это наш стратегический план. Мы полагаем, что в наиблежайшие месяцы станем на ноги, будут выдаваться не только лишь суровую литературу, которая заявлена, но будем спэцыялизавацца и на коммерческих проектах. И я думаю, что благодаря им, будут выходить и не коммерческие книжки ".
Аксак: "А будете себя выдавать в собственном издательстве?"
Вишнев: "Будем, так как мы люди беспринципиальные, всегда были скандальные и от этого отрешаться не собираемся. Мы не собираемся ничего поменять в собственной жизни и не собираемся преобразовываться в чиновников ".
Создателей и произведений
Мария Мартысевич: "Родить ПРЕЗИДЕНТА — Для себя И ЛЮДЯМ"

Издательство "Логвинов" в известной серии "Галерея Б", которую координирует литератор и философ Игорь Бобков, выпустило в свет первую книжку поэтессы Марии Мартысевич "Драконы летят на нерест". Сборник составили стихотворения и эссе на животрепещущие для белорусского общества темы. С создателем повстречался Михась Скобла.
Михась Скобла: "Мария, с юношества мы знаем, что драконы — многоголового чудовища с пламенными пастями, с которыми бьются богатыри из народа, потому что драконы приносят людям вред. А у вас драконы — отличные, они приносят в собственных лапах даров. Как для вас удалось так переориентировать драконов — из отрицательных сделать их положительными персонажами? "

Мария Мартысевич: "По книгам" Вдовий отпрыск »и« Покати-горошек ", герои которых как раз и боролись с драконами, я в детстве обучалась читать. Но драконы никогда не были для меня конкретным злом. Может быть, здесь еще стоит упомянуть мэфистофэлевския штуки про амбивалентность добра и зла. Потому драконы не были для меня совершенно точно отрицательными персонажами, а такими привлекательной куколки. Как в одной британской литературной притче "Позабытый денек рождения". Она о небольшом цмочка, о котором все запамятовали, который растерял собственный денек рождения и был очень грустный. Но позже он увидел ее, и все было отлично.
Взаправду я думаю, что к написанию стихотворения о драконов, которые летят на нерест, причастны поздних напластования. Это, сначала Барщевский со своим умопомрачительным рассказом о том, как Карп растил дракона под мышкой. Это также Ева Вежновец с рассказом "Скоро вылупиться дракон". По сути, стихотворение "Драконы летят на нерест" — об эмиграции ".
Скобла: "Вот я беру в руки ваших" Драконов … "и читаю в эссе" Бег, или Цивилизация эмигрантов ":" Беларусь — страна, которой больше нет "," Я выдумала свою Беларусь "," Страны, в какой я живу, не существует "… При таких идей малость удивительно, почему создатель эссе не отыскивает себе страны реальной. Как можно держаться за мираж? "
Мартысевич: "Упомянутое вами эссе я написала, когда мне было 20 лет. Это было 6 годов назад, тогда и для меня было принципиальным проговорить свою актуальную позицию. Основная мысль эссе НЕ поменялась. Я и сейчас считаю Беларусь надуманной, виртуальной государством. С развитием веба это чувство только усилилось. Каждый человек носит свое небо с собою, как произнес Владимир Короткевич. В какой стране я бы ни оказалось, мое мироощущения, мое настроение, мой благополучие будут зависеть только от меня. И потому для меня держаться за виртуальную страну полностью нормально ".
Скобла: "Понимаете, все это можно именовать философской мазохизмом, отец которого, по моему воззрению, — Валентин Акудович. Говоря, что Беларуси нет, вы разбирали рельсы, по которым сами и едете. Так для чего это делать? "
Мартысевич: "Вы верно увидели насчет воздействия Валентина Акудовича. Конкретно он был зачинателем написания этих эссе, когда я занималась в Белорусском коллегиуме. Ученики коллегиума, в особенности отделения философии и литературы, кто в большей, кто в наименьшей степени считают себя последователями Акудовича. И я, как человек впечатлительный, конечно, не могла не попасть под его воздействие. Этот "философский мазохизм", как вы произнесли, — достаточно логичный выход из ситуации, когда белорусский действительность не дает нам оснований для радужных выводов. Чтоб сохранить психику в покое, нужно придумать для себя собственный мир, как пел Лявон Вольский (кстати, цитирован в уп
омянутом эссе). И тихо в нем жить. Это психологическое выход из той ситуации, которая сложилась еще сначала 2000-ых годов ".
Скобла: "А еще я должна выступить на защиту белорусских парней, которых вы называете напрочь лузерами. Цитирую: "Лузер — универсальная корма хоть какого мужчины, на котором стоит акциз Belarus. Не могу смолчать сначала по той причине, что, говоря о белорусских лузеров, вы апеллируют к именам Ластовского, Олехновича, Горецкого, Тарашкевича … Но убивали их как раз за фортуны, за заслуги. И были они мэтаимкнёными да напористыми, а никак не «лузеры», как вы называете Ластовского. Признайтесь, что эссе "Мужчины, которых мы избираем" писалась для какой-нибудь гендерной конференции? "
Мартысевич: "Нет, все было совершенно не так. Эссе это писалось сходу после Площади, когда я поехала к бабушке, и знала о событиях в Минске только с "эсэмэсок" друзей. Признаюсь, малость провокационности в этом тексте есть. Кстати, его категорически не воспринимают все мои друзья-творца мужского пола. Эссе это взяли к печати в журнальчике "Партизан", последующий номер которого будет посвящен конкретно белорусскому лузэрству. Итак вот, в редакции с меня практически вытягивать продолжение статьи. Я его длительно и мучительно писала, он будет называться "феминистка". Там говорится о том, что неважно какая восточноевропейских дама, которая живет в постсоветском контексте, она по определению уже феминистка, так как ей приходится преодолевать инерцию поведения, которые были нормой в русское время.
Что касается Ластовского й Тарашкевича, то в моей книжке есть текст, где я, напротив, называю Тарашкевича своим героем. Беларусь — это автсайдэрски проект, но мы в этом автсайдэрстве находим положительные черты. Думаю, для тех, кто занимается "философском мазохизмом", это логическая вывод ".
Скобла: "По вашим текстам ощущается, что вы отлично понимаете всемирную литературу. По вашему воззрению, если судить по гамбургском счете, который произведение современного белорусского литературы посягает на вечность? "
Мартысевич: "Сходу охото мыслить о прозе, а не о стихах, невзирая на то, что белорусы — цивилизация поэтов. 1-ая книжка, которая приходит в голову, — "Адам Клакоцкий и его тени" Игоря Бобкова. На 1-ый взор, это фрагментарна и некорректно написанный текст, ворачиваясь к которому всякий раз находишь себе что-то новое. Но здесь вы меня опять сможете обвинить за то, что меня тянет фантомная Беларусь, которая практически и представлена в «Адаме Клакоцкий …" Считаю, что эта книга так просто для нас не пройдет, и о ней еще заговорят через некое время ".
Мария Мартысевич. Из новых стихов
Родить ПРЕЗИДЕНТА
Ты говоришь, иголка цензуры зашит твой рот,
и ванитовней, чем сейчас, уже не будет.
А по мне, все в твоих руках, положенных на животик:
роди президента, которого хочешь, — для себя и людям.
Ты говоришь, Люд и Слова сведено до нуля.
За чем все-таки дело? Роди президента.
Скажи для себя: "Как госпожи Линкольн и Кеннеди", —
и роди.
И он вырастет и сумеет все зло на свете смочь:
Папа Римский будет посиживать у его слева,
Голубь Мира посиживать у него на плече,
а у ног его — Английская царица, —
ибо вы молодцом, мама, все сделали, как следует,
и сейчас все будет именованием Отца и Отпрыска,
И орел демократии будет парить над страною,
хотя, может быть, там будет очевидное мирное небо.
И ты — причина того, что сдохла что-то огромное в лесу —
принимая в пасьляродавым журналистов малеханькими группками,
откажешься от виллы в Ницце и на удовлетворенность ограниченной прессе
отдашь предпочтение хутору кое-где под Крупками.
Ты посадишь у дома пионы, флоксы и мак.
Он толкается ножкой — это неплохой символ.
Ощущаешь — в лоне неистовствует плацента?
Роди президента.
БЕЛОРУССКИЙ КАЛЕНДАРЬ
Был Витька февраля
Мой 1-ый парень:
В любви мне клялся,
В супруги взять обещал.
Но если Витька
попал на день
Ему пайку носили
какие-то сучки.
Вот что скажу я для тебя,
Витька Февраль:
Выпей яду!
*
Писатель Константин мая
приходить на чужие
литературные вечера
и реализует в фойе свои книжки.
Их основная идея в том,
что, невзирая на морозы,
нужно дожить до оттепели.
А позже он идет домой,
составляет в стопка экземпляры,
что еще имеет,
включает торшер и садится читать
Карла Фридриха Мая.
*
"Меня зовут Июнь", —
написано было
на его майке соответственного цвета:
в этом году его издательство поставило на Памука.
А его поставила

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: