Беларусь готова объявить посла США persona non grata

Ввели ли Соединенные Штаты новые санкции в отношении Беларуси, почему засол США не сходу уехала из Беларуси после советы белорусского МИД, как согласована южноамериканская и европейская политика в отношении Беларуси?
Корреспондент: "Означало ли разъяснение министерства денег США, изготовленное 6 марта 2008 года, расширение санкций против« Белнефтехима », введенных правительством США 13 ноября 2007 года?"
Креймер: "6 марта казначейство США обнародовало объяснение имеющихся санкций, и похоже, что правительство Беларуси воспринял это, как дополнительные санкции. Как кто на это глядит, я полагаю. Если Беларусь желает интерпретировать это таким макаром, она так и будет это интерпретировать.
Это не были новавведенныя санкции, это было разъяснение тех санкций, которые были введены ранее.
Цель этих санкций — показать, что США серьезно относятся к собственному призыву к белорусским властям высвободить всех политических заключенных ".
Корреспондент: "Первой реакцией пресс-секретаря Госдепартамента Томаса Кейси было заявление, что засол Стюарт, очевидно, оставит Беларусь, если белорусские власти не желают ее созидать. Позже он заявил, что засол остается в Беларуси, пока Вашингтон будет учить ситуацию, а 12 марта госпожа Стюарт заявила, что все таки поедет в Вашингтон. Чем обосновано то, что засол США покинула Беларусь не сходу после того, как ей это порекомендовали белорусские власти? "
Креймер: "Если правительство Беларуси проинформировал нас о собственном решении, была использована формулировка:" Мы безотступно советуем, чтоб засол Стюарт была вызвана на консультации в Вашингтон ".
Они также отозвали собственного посла, это полностью было решение белорусской стороны. Мы совсем не вытурали посла Хваcтова, он всегда был желательной лицом в нас. Меж нами были бессчетные благожелательные дискуссии в протяжении многих лет.
Поначалу мы посчитали их демарш рекомендацией, так как они применили такое слово. Мы не рассматривали их как требование либо ультиматум.
Но во вторник мы узнали, что они имели в виду, что это был практически ультиматум. Послу Стюарт практически дали 24 часа, чтоб поехать в Вашингтон за консультациями. В случае отказа она была бы объявлена persona non grata.
И мы посчитали, что не стоит создавать эскалацию конфликта. Мы отозвали ее на консультации, чтоб предупредить очень драматичный шаг, который белорусская сторона могла бы сделать.
Мы возлагаем надежды, что и государь Хвостов, и госпожа Стюарт возвратятся в страны пребывания как можно быстрее. Также мы возлагаем надежды, что правительство Беларуси высвободить Александра Козулина как можно быстрее, чтоб мы могли начать конструктивный диалог с этим правительством. Мы не будем вести диалог с этой государством, пока Козулин будет оставаться в кутузке. Но если он будет освобожден, и это малое условие, то Соединенные Штаты от всей души готовы начать диалог по поводу положительного пути вперед, чтоб были последующие шаги на пути либерализации в Беларуси, в обмен за положительный отклик со стороны США.
Я знаю из моих консультаций с союзниками в Евросоюзе сейчас в Брюсселе, что Евросоюз в случае освобождения Козулина также будет действовать таким же образом ".
Корреспондент: "В интервью белорусскому агентству БелаПАН Вы заявили, что целью введения санкций в отношении Беларуси было нежелание белорусских властей высвободить Александра Козулина. В январе свершилась встреча Александра Лукашенко с послом Германии Гэбхардам Вайсом, в процессе которой, как сообщается, дискуссировалась неувязка освобождения Козулина. В феврале министр зарубежных дел Беларуси Сергей Мартынов провел переговоры в Берлине с управлением германского МИДа. Как согласованные усилия по освобождению Козулина меж Вашингтоном и Берлином? "
Креймер: "Непременно, мы координировали усилия и консультировались со всеми нашими союзниками, в том числе и с германцами. И мы, и Евросоюз, и Германия дали ясно осознать, что решение ехать в Германию должна быть только личным решением государя Козулина. Не должна была создаваться ситуация, в какой это было бы для него единственной возможностью выйти из кутузки.
Засол Хвостов растолковал мне, что Козулина высвободят только при том условии, что он согласиться на изгнание в Германию. Я ответил Хвостову, а засол Стюарт растолковала своим белорусским правительственным собеседникам в Минске, что такое решение задачи неприемлемо. И мои германские колле