Бабушки белорусским независимости

Общество

В марте 2006-го, на второй день палаточного городка, мы стояли на ступеньках Дома правосудия, ожидая судьбы первых задержанных тогда детей, отцов, мужей. Нас было мало — несколько женщин — и никто не знал, что будет. Были с нами и две бабушки, из числа тех, кого часто видишь на митингах, и узнаешь в лицо. Они не ждали никого, просто какая-то человеческая интуиция привела их туда, где, как они считали, теперь их место.

Мимо нас в здание прагрукала многорукого, многоногая черная существо из омоновцев, с которой неожиданно вылупился худощавый юноша из незлобивым, но каким-то слепым, незрячими лицом. Он сплюнул нам под ноги и неестественно, как мне показалось тогда, тонким голосом крикнул: "Я их, сук, стрелял бы!"

Тут же хлопнула дверь, существо исчезло, и одна бабушка сказала: "Мой ты внучачак …"

Известие о смерти Елены Залесской заставила меня еще раз подумать о тех женщин, оставшихся безымянными верующая Возрождения.

В своем исследовании женского диссидентства в нынешней Беларуси я выделила их в отдельную группу. Действительно, хватало общих черт,

Белорусский "Тяньаньмэнь" повторяется для них не раз в пять лет, под выборы, а разве не ежемесячно.

чтобы анализировать их деятельность вместе. Отчасти, они все принадлежат к "первого возрожденческого призыва", имеют высшее образование, одинокие, не занимают и никогда не претендовали на руководящие посты в партиях и движениях, хотя обычно строго держатся организационной дисциплины. 20 лет назад такие люди были политическими "массами". Сейчас их остались единицы.

Их вера в святость белорусского языка, чистоту национальных символов, незыблемость Фронта, вястунства Позняка — нерушимая. Они неустанно выполняют самую "черную" политическую работу — проходят несколько километров в день, чтобы разнести по почтовым ящикам независимую газету или партийные листовки, собирают подписи, ухаживают могилы белорусских писателей …

Их вера остается живой, ибо их Беларусь имеет четко определенную будущее. Их преданность равна бескарысьливасьци вклада, который они сделали для общего блага.

Фотокамеры жадно вылавливают во все менее многочисленным протестовать толпе их достойны, со вкусом одетые фигурки. Мы часто видим, как на этих снимках маленькие бабушки в буквальном смысле слова противостоять ОМОНа — противостоять словом, движением, просто держа в руках флаг. Этот белорусский "Тяньаньмэнь" повторяется для них не раз в пять лет, под выборы, а разве не ежемесячно. Мы привычные их видеть, но под этими фотографиями никогда нет имен, подписей.

Сама присутствие "наших бабушек" гарантировала оправдание всем и всему, что произошло с нами за последние 20 лет …

Что будет, если все они уйдут в вечность? Что будет дальше?