Суд над Статкевичем, усом, Позняком, Класковский, Квяткевичам, грибковые, Буланова. Третий день

Общество
13 мая в суде Ленинского района Минска продолжалось рассмотрение уголовного дела против бывших кандидатов в президенты Николая Статкевича иДмитрия Усса, а также против участников Площади Андрея Позняка, Александра Класковского, Александра Квяткевича, Артема Грибкова, Дмитрия Буланова, которых обвиняют в участии в массовых беспорядках.

Продолжение процесса — а 10-часов 14 мая.

18:00 Пазьняку показали фотографии и он себя узнал.

17:39 Начали оглашать 4 том. Протокол задержания Буланова. Обвиняемый Саврасов себя узнал на фотографиях. Пояснил, что на первом снимке видно, что стекло уже разбито.

Характеристика на Буланова. Соседи характеризуют положительно. Характеристика из института — пропусти занятия и отчислен. Саврасов объяснил: это было его решение.

Протокол задержания Грибкова. Фото, на которых действия Грибкова у входа в Дом правительства. Фотографии: Грибков наносить удары ногой. Он себя узнает и признает, что бил ногами по ограждения в дверях. Спиртные напитки употребляет из детского возраста, синдром зависимости.

Обвиняемый Грибков говорит, что это полная чушь. Да, были протоколы, но проблем с применением не было.

Судья показывает список, сколько раз Грибкова задерживали за административные нарушения. Характеристика с последнего места жительства положительная. Характеристика Грибкова с работы в магазине «Гиппо» положительная.

Судья заметила, что Минск (ранее Грибков жил в Кореличах) на Грибкова подействовал исключительно положительно.

17:40 Прокурор зачитывает другое объяснение Класковского: «Я был один дома, употребил спиртное, решил пойти на митинг. Надел под куртку милицейский китель. Ударили по голове. Признаю, что позволил себе оскорбления в адрес милиционеров. Призвал не бить людей, ушел с митинга, когда понял, что ничего тут хорошего не будет. Раскаиваюсь и прошу ходатайствовать об освобождении меня ».

Класковский отвечает прокурору, что его несколько суток водили по кабинетам, один полковник предложил написать это в форме заявления в трех экземплярах. Посиди дней 10, подумай и напиши.

Прокурор: Вы добровольно писали это, без принуждения?

Класковский: Да, я продолжал ту же линию, что и тогда, когда давал первое объяснение.

17:25 Зачитывают объяснение Класковского, как он оказался на площади. «Я проголосовал около 15 часов за Санникова. перед митингом в баре выпил пива с друзьями ». Класковский отвечает прокурору, что бар не посещал и не помнит, когда у него брали такое объяснение. Говорит, что был сильно избит и ему дали что-то подписать без адвоката. Говорит, что не употреблял алкоголь. Ему угрожали 15 годами и он сознательно так сказал.

Прокурор настаивает: какой смысл вам было говорить, что вы были нетрезвый? Зачем было придумывать, что вы употребляли спиртное?

Класковский: Я считал, что пиво избавляет меня от ответственности за организацию массовых беспорядков.

17:05 Пришел программист, снова запускают видео. Опять видео остановилось, какие-то неполадки. Программист говорит, что ему нужно еще 20 минут. Судья решила дальше зачитывать материалы дела, а видеоролик просмотреть завтра утром. Зачитывает приказ об увольнении Александра Класковского с МВД. Зачитывает характеристику Класковского с места жительства. «Спиртное не злоупотреблял». Характеристика с работы (транспортная фирма) положительная.

Протокол обыска вКвяткевича. Протокол осмотра диске с событиями 19 декабря с действиями Квяткевича. На фото он наносит удар по двери Дома правительства. Зачитывают характеристику Квяткевича. Упомянуто, что ранее привлекался к уголовной ответственности. Был освобожден по амнистии. За что привлекался к ответственности не названо.

17:04 Прокурор снова запускает видеоролик. Адвокаты говорят, что это видео уже было, только в другом формате. Судья сказала секретарю позвать программиста. Ждут программиста.

16:57 Заседание возобновилось. Приготовились смотреть видео, но экран установлен так, что публика ничего не видит. Судья сказала, что это будет видео с участием Класковского в акции.

Адвокат: На видео видно, что вы имеете телесные повреждения. Если вы их получили?

Класковский объясняет, что неподалеку от памятника Лени
ну он стоял и слушал митинг, а тут выскочили омоновцы и ударили сзади его резиновой палкой.

Адвокат:
А через какое время было снято это видео?

Класковский:
Не могу сказать, время быстро бежит. Может 10 минут, а может и 40.

16:32
Судья объявила перерыв на 10 минут, потом предлагает посмотреть видео.

16:15
Суд начал оглашать третий том дела. Относительно Класковкага. Протокол обыска в квартире. Изъяты милицейская куртка, фуражка, бушлат. Была назначена экспертиза компьютера Класковского. Найдены файлы с видами акций. В Класковского изъяты жезл сотрудника ГАИ, нагрудные знаки.

16:10 Ус спрашивает: ни одного правонарушителя не было найдено из тех, кто наносил эти травмы. Поэтому он считает, что эти экспертизы и показания сфальсифицированы. Ходатайствует потребовать видеозаписи с камер вокруг Дома правительства и просмотреть. Защитники поддерживают, обвиняемые тоже. Прокурор против. Зал смеется. Судья делает замечание зале и угрожает удалить. Судья говорит, что пока рано об этом решать. Вот когда мы Посмотрим видео из дела, тогда будем решать.

16:05 Адвокаты уточняют номера и даты экспертиз, которые якобы противоречат: прежним дням соответствуют большие номера, что невозможно, если бы делопроизводства велось постепенно. Судья изучает документы.

Судья спрашивает, что делать? Месяц ждать ответа от мэдэкспэртав? Адвокат предлагает вызвать для объяснений экспертов. А кого именно? Их 30 человек.

15:43
Начали озвучивать материалы дела. Том второй. Заключении экспертов. Травмы пострадавшего Караваева не подтвержденная. Относительно Булавацкий. (То, что читает судья Грачева, в зале не слышно) … Не представляется возможности ответить на вопросы … Относительно Масальского. Диагноз «ссадина теменной области» оценить невозможно. Опять невозможно определить. Диагноз о черепно-мозговую травму не был подтвержден. Относительно Левицкого. Телесных повреждений не зафиксировано. диагноз не подтвержден. Относительно Палавинкина. Телесных повреждений не обнаружено. Диагноз не подтвержден. Относительно Сакач. Диагноз не зьяляецца доказанным. Диагноз Комара
о ушибами не может быть подтвержден. Относительно Давидовича, диагноз о ушибы нижней челюсти не подтвержден, невозможно засвидетельствовать.
Относительно Зинкевича. Диагноз невозможно подтвердить. Относительно Кашталанава, о гематому левого бедра: из-за давности времени невозможно определить. Относительно Волкова, телесных повреждений не зафиксировано, диагноз подтвердить невозможно. Относительно Божка, телесных повреждений не обнаружено, невозможно подтвердить.
Относительно Москалева, вывиць, получил травму, невозможно.
Относительно Лущик, каких-то травм не обнаружено. Относительно Ксянзова, невозможно обнаружить телесное повреждение. Относительно Лисовского, точно выявить травму невозможно. Относительно Жызновскага, выявить диагноз невозможно. Относительно Заека, выявить травму невозможно. Относительно Сорока, диагноз «ссадина мягких тканей головы» подтвердить невозможно.

15:40 Закончили читать протоколы. Причина неявки одного пострадавшего неизвестна.

14:05
Возобновилось заседание. Зачитывают показания тех потерпевших, которые отсутствуют.

Об гематому правого бедра, которую получил на площади, рассказал один из пострадавших (фамилия неразборчиво). далее разглашаются показания Кашталанава.

Кашталанов — заместитель командира полка ОМОН. «Мы прибыли к главному входу Дома правительства и начали адцясьняць толпу. Нам противодействовали. Сначала они смутились от нашего появления, а потом увидели, что нас не много и начали наступать. В этот момент я получил удар. Я находился в центре и руководил действиями личного состава. »

«Получили приказ разделить митингующих, слышал команды с их стороны:" Бей "," Вперед ". По возвращении в часть мне оказали медицинскую помощь.

Прокурор зачитывает показания еще одного потерпевшего (фамилий не разборчиво). "В наш адрес митингующие начали ругаться, бросали в нас бутылками и дрались палками". Кто бил по стеклу, я не запомнил. Относительно травм я обратился в госпиталь МВД, диагноз мне поставили, я не помню. »

Протокол
допроса потерпевшего Давидовича, командира взвода. «Внимания на стекло на дверях Дома правительства я не обращал. Помню, как кто-то из ораторов призвал митингующих прорываться к Дому правительства. Но что конкретно было сказано и кто сказал, не помню. На нас бросились митингующие. Причем нам в глаза сьляпили фонариками и поэтому я не видел лиц. Если мы адцясьняли толпа, некоторые сопротивлялись, а некоторые просто убегали. Мне пришлось задерживать митингующих, они при этом вели себя очень агрессивно. Я обратился в госпиталь МВД, мне поставили диагноз ссадина челюсти. На следующий день я вышел на работу ».

Показания потерпевшего Комара. «Митингующие выкрикивали различные оскорбительного слова в адрес милиции. Начали на нас нападать, пытались выхватить из рук наши щиты. Один ударил меня по голове, второй по колено. Описать их подробно не смогу. когда стояли напротив митингующих, они кричали: «Милиция с народом».

Протокол допроса потерпевшего Левицкого. «Против нас принимали силовые меры, толкали. Мне повредили локоть. Предметов в руках митингующих я не видел. Мне помощь оказали в госпитале МВД ».

Протокол допроса потерпевшего Масальского.«Нас били ногами, руками, удочками. Боковым зрением я видел дело вспышку пламени, но что там горел, я не помню. Мне по шлему ударили три раза, кто-то из коллег меня схватил за одежду и вытащил из толпы ».

Протокол допроса потерпевшего Караваева. «Часть митынгоцав попыталась прорваться. Один из них нанес мне удар по голове. У меня образовалась незначительная гематома. В госпитале МВД мне оказали помощь, в другую медучреждения за лечением не обращался, поскольку травма была незначительной ».

Следующий потерпевший (Фамилия прозвучала неразборчиво). Митингующие кричали «Свободу Беларуси», «Свободные выборы», «Милиция с народом». Что касается травм, я обратился в госпиталь МВД. Ушыбленая грудная клетка еще болела месяц.

Протокол допроса потерпевшего Тарасевича. «Что именно кричали демонстранты, не помню. Начали бить в щиты. Я упал, кто именно меня толкнул, не помню. Мы вернулись к служебному автотранспорта, а потом снова пошли рассекает толпу. при этом сопротивления демонстранты не оказывали. Я обратился в госпиталь МВД, где мне поставили диагноз: ссадина плечевого сустава. За лечением не обращался ».

Следующий потерпевший (Фамилия неразборчиво). Митингующие кричали: «Милиция с народом», «Лукашисты», «Фашисты» и другие лозунги. В первых рядах были самые активные. Мне ударили чем-то по голеностопа. Атаку нам удалось отбить. Наши ряды стояли, а части внутренних войск начали вытеснять митингующих с площади. Кого-то конкретно из наиболее активных демонстрантов не запомнил. На следующий день снова вышел на службу «.

Прокурор зачитывает протокол очередного потерпевшего. «Получил удар по колену. Нам светили в лица какими-то фонариками, пытались прорвать нашу цепь своей массой. Нам удалось отбить атаку. Я непосредственного участия в задержаниях не брал. В больнице посоветовали амбулаторно лечение. На следующий день снова вышел на службу. »

Показания потерпевшего Смирнова.

Показания потерпевшего Яфанава. «Кто-то нанес удар по правому колену. Обратился в госпиталь МВД. »

Зачитывают показания потерпевшего Шпакова. «Наносил активные удары ногами, руками. Когда мы покидали площадь, митингующие кричали: "Милиция с народом". Потом дело было попытка прорыва, произошло силовое столкновение. Когда я задерживал одного митингующих, второй попытался мне помешать и нанес мне удар по руке. Мне поставили диагноз: травма руки. В больницу не обращался ».

Пострадавший Лисовский. «Во время нападения на нас митингующих, меня ударили по голове. После удара у меня долгое время болела голова. Отправился в госпиталь МВД. Потом стало лучше и я не стал обращаться в больницу по поводу травмы ".

Протокол допроса потерпевшего Ксёнзава. Ударили по голове и в плечо. За лечением не обращался.

Протокол допроса потерпевшего Заека. Получил два удара по голове во время защиты входа в Дом правительства. Потом обратился в госпиталь МВД. Госпитализацию не предлагали.

Протокол допроса Москалева. Получил удар на ноге. За лечением не обращался. Нога до сих пор болит.

12:56В суде объявлен перерыв до 14 часов.

12:45 Дает показания потерпевший Гуща. Он рассказал, как неизвестный во время прорыва митингующих через цепь ударил его по ноге. Его осмотрели в госпитале МВД — ссадина левого колена.

Прокурор: Слышали ли вы угрозы в свой адрес?

Гуща: Так, постоянно.

Гуща говорит, что митингующие били ногами, руками по щитам, бросали пластиковыми бутылками, в него попали. Никого из обвиняемых не смог узнать. Видел на площади дубинки, бутылки, ледоруб или скребок.
Адвокат: А вы можете отличить арматуру от деревянной палки?

Гуща: Нет, так было далеко. метров 20-30.

Адвокат: Но арматуру вы видели?

Гуща: Что-то лежало. Там много лежала, до 60 кусков. судя по делу.

Адвокат: Вы видели?

Гуща: Не помню.

12:40 Следующий потерпевший Лущик. Сказал, что его ударили ледорубом и несколько раз по голове руками. Проходил стационарное лечение. По словам пострадавшего, после разгона митинга можно было без помех уйти в любом направлении — на вокзал, к гостинице «Минск» и так далее.

Говорит, что люди пришли с конкретной целью, агрессивно настроены. Было людей много. Он не видел, как шли люди на площадь. Число митингующих он не считал, но видел, что площадь была полностью заполнена. Сколько было милиционеров, не может сказать.

Обвиняемый Саврасов спрашивает: опишите устройство, которым вас ударили, о котором вы сказали, что это был ледоруб.

Лущик: Это такое устройство на прут для колки льда на тротуаре.

Это, видимо, скребок, а не ледоруб?

Лущик: Да, такой скребок.

12:17 Допрашивают пострадавшего Виталия Пилипейко. Говорит, что митингующие мешали милиционерам уже на подходе к Дому правительства. Он упал, ему нанесли несколько ударов. Коллеги помогли подняться. Били руками, ногами по щитам во время прорыва цепи. Билли тоже не то черенками от лопат, то ли палками. Перед ним была группа мужчин в кожухах 35-40 лет. Кричали: "Бей ментов!" И проводили пальцем по горлу. Мимо проходили бабушка с дедушкой, мужчины сказали им пройти. чтобы не мешать. «Те ушли и на нас бросились эти мужчины. Один из них применил какой-то баллончик », — говорит Пилипейко.

Потом он видел, как один митынговец бросил в милиционеров кусок арматуры. Обратился к врачам, был в госпитале МВД.

По словам пострадавшего, на крыльце было около 80-90 человек, которые били стекла. Ему запомнились лозунги: «Бей ментов» и «Вперед».

На площади видел дубинки, куски льда, куски арматуры. Говорит, что митингующие прорывались в Дом правительства.

Адвокаты
спрашивают: зачем митингующие били вас по щитам, если вы их оттесняли? Пилипейко не знает.

Адвокат: Почему вы решили, что они прорывались в Дом правительства?

Пилипейко: Так как мы были на их пути. Мне так показалось.

Адвокат: Вы кого-то из Дома правительства вытаскивали?

Пилипейко: Нет.

А что там были за бабушка с дедушкой? Они были участниками митинга?

Пилипейко: Не знаю. Но возможно что да, были участниками. Им было где-то 70 лет.

Ус спросил, прорвали бы митингующие милицейский цепь, если бы эти 50 тысяч повели кандидаты в президенты? Пилипейко сказал, что не знает.

11:57 Пострадавший Сакач дает показания. Говорит, что около 22.00 прибыл к Дому правительства, в эфире прозвучало, что бьют стекла. Во время движения против его действий не было, но он видел, как бьют по щитам других. Если возникли возле Дома правительства, люди начали бить по щитам. Его схватили за щит, повлекли за шлем, ударили по руке. Он применял резиновую палку. На улице Советской перегруппировались и пошли разделять толпу на 2 части. Агрессивных отрубили, сопровождали в спэцтранспарт. Снялись и уехали. После всего обратился к врачам — болела левая рука. В госпитале МВД осмотрели, перелома не было, определили ушибы сустава.

Кто именно ударил его и бил других милиционеров, он сказать не может. Чем его ударили, сказать не может. «Рукой или ногой. каким-то тяжелым предметом ». Люди кричали: «Уходите, чего вы сюда пришли? Мы все равно туда пройдем ».
«Действовали согласовано, как мне показалось. Если мы рассекали толпу, под ногами валялись различные предметы, в том числе приспособления для колки льда ».

Адвокаты спрашивают: Или вы видели кого-то, кто руководил митингующими?

Сакач: В секторе моего обзора не видел.

Адвокат: Если бы они захотели,
прорвали бы ваш цепь?

Сакач: Если бы все вместе пошли, то возможно и так.

Сакач никого из подсудимых не опознал. О задержании сказал: «Кто хотел уйти, мог уйти, а кто не хотел, того мы задерживали».

Одиннадцатый 27 Потерпевший Игорь Зинкевич сказал, что видел на площади Класковского. Он запомнился, потому что был возле него, несколько раз ударил в щит, сказал, что ты сюда пришел, иди домой. Обвиняемый сказал несколько пренебрежительно слов, потом отошел. Зинкевич говорит, что позже ему брызнули в глаза порошком из огнетушителя, у него заболели глаза и он обратился за медицинской помощью, а потом поехал в больницу.

Прокурор: Если вы адцясьняли людей, они сопротивлялись?

Зинкевич: Более или менее так, а потом начались волны прорыва.

Пострадавший говорит, что немного смотрел на Дом правительства, слышал звуки разбитого стекла. Он говорит, что Класковский был одет в гражданскую куртку, милицейской формы на нем не видел. Обвиняемый был агрессивен, но признаков опьянения не было. Он запомнился, так как подходил, а потом Зинкевич видел видео в интернете и узнал его.

Прокурор
заметил противоречия в показаниях Зинкевича относительно Класковского и зачитывает их. Там он говорил, что запомнил Класковского, так как тот был в милицейской одежде. Он снял Курту с плеча. Зинкевич увидел погон лейтенанта милиции. Класковский призвал присоединиться к ним, но Зинкевич не отреагировал, и тогда Класковский начал его оскорблять. На вопрос почему показания отличаются, Зинкевич сказал, что много времени прошло. Его показания соответствуют действительности.
Адвокат также просит озвучить часть показаний во время следствия. Прокурор против. Суд удовлетворил ходатайство.

Зачитывает: Люди кричали «Милиция с народом», «Лукашисты», «Фашисты». Напротив стояли люди в тулупах. Там я увидел человека в милицейской одежде, я позже узнал, что это был Класковский. Кто-то из митингующих меня ударил, потом брызнули из огнетушителя …

Адвокат: Почему тогда вы не говорили, что Класковский к вам подходил, оскорблял и даже несколько раз ударил по щиту? Сегодня вы говорите вообще, что он был в штатском.

Зинкевич: Вы переспросили и я упомянул, и сказал. Прошло много времени и я не все помню.

Адвокат: А ругань от Класковского была на ваш личный адрес или вообще?

Зинкевич отвечает, что не помнит. Он говорит, что не видел у него телесных повреждений. Против Класковского не применял силу, даже тогда, когда он наносил удары по щиту. Он не слышал, чтобы Класковский организовывал толпу. Говорит, что на крыльце Дома правительства было больше журналистов, чем митингующих. Он не знает, кто задерживал митингующих, так как его там не было.

Класковский спрашивает, чем была вызвана агрессия? Зинкевич говорит, что не знает. Класковский выражает сожаление, что видео обрезан и там не видно, почему он начал оскорблять этого милиционера.

11:08В суде дает показания пострадавший Волков. Говорит, что прибыл на работу, двинулся на Октябрьскую площадь, оттуда, по приказу, на площадь Независимости. Находился в транспорте. Около 22.00 поступила команда выйти и двигаться к крыльцу. Подошли и начали теснить людей. Как остановились, к ним неоднократно подходили люди, били палками по щитам, ногами. Через 15 минут ушли, потом опять была команда разделить митингующих. Был в первом ряду. Говорит, что там ему нанесли удар по правому колену. Подъехал транспорт и начали загружать митингующих. До 4 часов утра находился возле резиденции. Потом обратился к врачу, где ему оказали помощь.

По словам пострадавшего Волкова митингующие вели себя агрессивно, били по щитам палками и ногами. Скандировали: «Долой действующую власть!" И другие лозунги. Его кто-то ударил ногой в правое колено. Никого из обвиняемых там не видел. Сам никого не задерживал. Как выглядела площадь когда уходили, не обращал внимания.

Адвокат: Одних загрузили в транспорт, а с остальными что делали?

Волков: Оттеснила с площади, и дальше их судьба мне неизвестна.

Адвокат: Как вам нанесли удар — это один человек к вам подскочил или все вместе?
Волков: Подходили — отходили, вот и ударили.

Адвокат: А почему вы отошли от крыльца?

Волков: Получили приказ и ушли.

Волков говорит, что его ряд также пытались прорвать. Он не применял никаких спецсредств.

Обвиняемый Ус спрашивает о возрасте напа