Кризис верхов

Общества Становится все более очевидным, что Беларусь вступила в период нестабильности. В его основе лежит не убежал неприятных внешних обстоятельств, а кризис белорусского социальной модели. О ее неэффективность много лет говорили независимые эксперты. Рано или поздно ее системная несучаснасьць должна была где-то проявиться и стать очевидной для общества. И вот в марте порвалась в самом узком месте. Дефицит внешней торговли все нарастал и в конце концов вылился в валютный кризис, который быстро потянул за собой все другие негативные явления: скачок инфляции (8,8% с начала года при годовом прогнозе 8,5%), кризис сектора экономики, связанного с импортом, кризис иностранных инвестиций ($ 62,8 млн. за первый квартал, что равно 1% от годового прогноза).
 
И, самое главное, крана вступает в социальный кризис. Председатель Национального статистического комитета Владимир Зиновский отметил, что уже около 600 тыс. человек остались без работы. А директор Научно-исследовательского института Министерства труда и социальной защиты населения Светлана Шевченко считает, что в Беларуси возможен резкий рост безработицы и возникновение социальной напряженности, если нынешняя ситуация на валютном рынке сохранится.
 
Одновременно после 19 декабря можно констатировать внешнеполитический кризис. В результате конфликта с ЕС и США исчез западный вектор внешней политики, а вместе с ним — возможность балансировать между Россией и Западом. Сам тот факт, что первый зарубежный визит Лукашенко в статусе вновь избранного президента состоялся только через четыре месяца после выборов, весьма показателен. Еще более символично выглядит страна, в которую был нанесен первый визит: Туркменистан.
 
В этой сложной ситуации, в которой оказалась руководства страны, интересно наблюдать за его действиями. Первый вывод из такого наблюдения: проблемы и вызовы, стоящие перед страной, стали неожиданными для правящей команды. Явная растерянность, отсутствие ясного плана выхода.
 
Второй вывод: власти, (по крайней мере, Лукашенко) не рассматривают эти проблемы как кризис самой социальной модели. Показательно, что первый раздел послания, с которым выступил президент в Национальном собрании, стал гимном белорусского модели развития, славословием особого пути Беларуси. Лукашенко считает, что в валютном кризисе виноваты какие-то временные явления (ажиотажный спрос на автомобили), внешние причины (рост мировых цен на сырье).
 
Что это не только объяснение для народа, а искренняя убежденность главы государства, свидетельствуют его заявления о росте валового внутреннего продукта (ВВП), которые он повторил несколько раз. Никто ему не объяснить, что чем больше растет ВВП, тем большим становится отрицательное сальдо внешней торговли и тем больший дефицит валюты. В итоге Лукашенко сильно боится девальвации рубля, которая ударит по его имиджу, не понимая, что в результате страна получает проблемы, более опасные за девальвацию.
 
Удивительно наблюдать за действиями экономических властей во время кризиса. Шаги Нацбанке напоминают движения слона в посудной лавке. Сначала он вводит 30-дневный срок резервирование покупки валюты на валютно-фондовой бирже, затем через неделю отменяет. Обещает ввести продажу валюты на альтернативной сессии бирже по рыночной курсе, потом отказывается от этого. Требует от банков продавать валюту по курсу не большее 4,5 тыс. рублей за доллар — в результате продажу вообще приостанавливается, и Нацбанк отменяет свое решение. Премьер-министр Мясникович в кризисный момент вообще ушел в глубокое подполье. А запрет государственным СМИ говорить о росте цен и дефицит валют — это финита. Так реагируют власти на экономический кризис.
 
Нечто подобное происходит и в других сферах. В ответ на внешнеполитический кризис — тяжело мотивированная агрессия. Лукашенко не нашел ничего лучшего, как посрамить руководства ЕС и Украины.
 
В ответ на кризис доверия общества — опять же агрессия, угрозы, зацисканьне гаек, борьба со слухами через аресты. Никакого практического смысла закрывать газеты «Народная воля» и «Наша Нива» нет. Тираж последней — 7 тыс. Они ничем не угрожают режиму, а негативный резонанс — большой.
 
Таким образом, мы видим, что реакция на вызовы, которые встают перед режимом, неадекватная. И эта неадекватность — первый симптом кризиса управления. А как говорил известный специалист в сфере революции Ленин, кризис
верхов — первый признак революционной ситуации.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: