Ярош Малишевский — о воспетые белорусскими писателями города, в которых стоит побывать

Общество

Максим Богданович. Городу. Венец. Вильнюс, 1913

 

Не в каждом стихотворении Максима — будущие хрестоматийные цитаты, слова, фразы, которые позже «пойдут в народ». Так и здесь. «Вспомнить, мое сердце, прежние дни». Богданович один из первых в белорусском поэзии начал урбанистической тему. Низко стихов «Город», что уже хотя бы ради этого обращает на себя внимание, появилось, вдохновленная его первым визитом в Вильнюс.

Место, которое у белорусов рождает противоречивые ощущения. Здесь обида-тоска по призванный столицы и понимание того, что бы «кривицкой Мэккай», останься она в нас. Далекая и близкая Вильнюс, мечтательную идеал, к которому стремится белорус. В «Городе» шагаешь ее улочками, где тебя ведет Максим. Здесь и старосветские ворот, бойницы, шпицы … "И стихотворение о городе из сердца мкне».

Наталка Бабина. Рыбий город. Вильнюс, Институт, 2007

 

В романе «Рыбий город» Наталка Бабина восходит очень глубоко, как настоящая рыба, что создало себе где-то там, на дне, в водовороте, не то что город — целую страну. В книге бушует удивительная сосредоточенность — лирическая, детективная, социальная, женская и много-много чего еще. Героиня книги, упираясь норы во времени, из современного Бресту и его окрестностей оказывается в Бресте. Тем самым ваяводким городе ВКЛ, что погребено под зловещей «крепостью-героем». Читатель только и успевает глотнуть воздуха, чтобы дать ныряльщика и выплыть в веке семнадцатом.

И тут, и там его встречают неожиданные повороты сюжета, тайны, сокровища, убийства — в лучших традициях детектива. Движение, экспрессия … А во всем этом — невероятная любовь к Бреста и Брестской области, что красной нитью проходит через весь роман. И эта любовь, или одержимость — как угодно, помогает Бабьего создать книгу, от которой трудно оторваться.

Серж Минскевич, Минские / Минские сонеты. Минск, Логвинов, 2002

 

С этой книгой можно устраивать специальную экскурсию по Минску, где Минскевич и случится гидом. «Сонет» словно вынуждают читателя вспоминать, сопоставлять. Они подталкивают к поискам — чтобы в издавна знакомых, казалось бы, насквозь известных вещах, зданиях, названиях, найти свое. Составить собственную палитру, с которой можно раскрасить контуры Минске в специальные цвета. Раскрасить кистью от Минскевич. Каждый по-своему видит Минск, но, вдохновившись автором, легко от неопределенных ощущений-чувств перейти к какой-то ворот, за которой — взрыв красок, запахов, теней. В «Сонет» — Минск знакомый, и в то же время абсолютно новый. Ощущение того, что с глаз сняли цветные очки, и ты видишь, что все — так и не так. А параллели с «Крымские сонеты» приглашают к размышлению. И игры.

Владислав Сырокомля, Несвиж. Поездки по моим бывших окрестностях. Минск, «Художественная литература», 2003

 

В творческом сокровищ "литовского лирника» это произведение занимает особое место. Часть «Вандровак», что касается Несвижа — прекрасная иллюстрация радзивилловской столицы, что очень изменилась с тех пор. Повествуя о места, Сырокомля вместе с явным восторгом отмечает, что оно, знаменитое в прошлом, «уже мало чем может заинтересовать путешественника». Но как на сегодня, то о той Несвиж можно одно помечтать — путешествуя вместе с автором, попадаешь в нефа шикарных, еще не закрытых и неразбураных молельне, с таким количеством сокровищ и достопримечательностей, что попросту немачыма все описать. Бродишь заброшенном замком, в котором еще пераховваюцца старосветские пушки, сотни картин — а где сегодня те пушки-защитника, а сколько тех картин осталось в Беларуси?

«Кто же высушить море?» Восклицал придворный несвижский поэт, имея в виду радзивилловские сокровища. А листая страницы «Вандровак», ненадолго оказываешься там, где еще далеко не все богатства столицы Радзивиллов разбросанных-расьцяганыя по миру. И собираетесь в который раз проведать радзивилловскую столицу.

Владимир Короткевич. Алмазного город. Собрание сочинений. Минск, «Художественная литература», 1991

 

Мстиславль — один из тех восточных, «зачищенных» городов, где, несмотря на ревность врагов беларушчыны, все
же не составляет труда представить, как он выглядел когда-то, «в оригинале». Памятки дней минувших впечатляют. Знаменитые кармелитский фрески, замчища, иезуитская святыня, остатки монастырей … И это при том, что мы видим одно крохотный кусочек, вершину айсберга. А Короткевич, как всегда, и в тех удушающих временам постарался донести до читателя максимум.

Читая эту книгу, видишь, что многие проблемы, обсуждавшимся автором, не только актуальны сегодня, но и набрали дополнительной остроты. Короткевич мечтал о том времени, когда город оживить, если лепестки шикарной, но зьвялай цветы раскроются, поражая своим великолепием. Помечтаем и мы о той игрушке, что будет когда-то. Древнее магдебургское места-памятник, бриллиант, который еще воссияет в нашей короне.

Теги:

литература,
книги