Алесь Киркевич. Портрет на фоне решетки

Общество

Алесь Киркевич — заместитель председателя Молодого Фронта, живет в Гродно. Он обвинен по статье 293 Уголовного кодекса как активный участник "массовых беспорядков". Приговор — до 8 лет лишения свободы, а ему всего 21 … На свободе остались мать и молодая жена. Близкие и родные с замираньнем сердца ждут суда и чуда … а может, проснется совесть у судей?

Алесь родился в ноябре 1989 года в Гродно. Обучался на историческом факультете ГрГУ, откуда на втором курсе забрал документы по собственному желанию.

Все сознательную жизнь Алесь прожил в родном городе. Еще в 5-м классе определился с профориентации и уверенно шагал к совершенству в гуманитарных науках. С раннего детства начал интересоваться историей, нумизматикой, археологии.

Во время обучения в лицее № 1 был активным участником многих проектов: занимался в краеведческой лаборатории "Корни и истоки", собирал экспонаты для музея истории педагогики Гродненщины и участвовал в подготовке к его открытию, проводил много экскурсий.

Алесь пишет замечательные стихи, статьи, рисует многозначительные карикатуры, шаржи. Первый его статью увидел свет в 2006 году — "Кафель или мобильник?». В нем Алесь осуждал "тотальную равнодушие" народу до разорения древней Гродно. Основатель информационного бюллетеня «Христианская защита".

У Алеся можно поучиться бездонной любви к родной земельки. На первом курсе он получил приглашение участвовать в раскопках в Польше, но отказался: "Не хочу работать на чужую страну".

Обеспокоенность власти деятельностью парня ярко отражается в маразматический административным делам (в течение последних лет их было 4): за использование незарегистрированного символа (бело-красно-белый флаг на встрече со Статкевичем в Гродно), за распространение незарегистрированного бюллетеня «Христианская оборона", за участие в акции солидарности с арестованными 19 декабря.

Но при этом парень никогда не опускал головы и не позволял этого родным и близким. Все препятствия он принимал как новые этапы взросления.

Во время избирательной кампании 2010 года Алесь стал членом инициативной группы Виталия Рымашевского. Каждое утро Алесь тянул оборудование на Советскую улицу и ставил там пикет. Ему не столько были нужны те подписи, сколько разговоры с людьми. И этот шанс Алесь использовал по максимум. Он терпеливо вступал в дискуссии с десятками людей, держась достойно, трезво, уверенно.

Алеся есть талант собрать вместе много разных людей, но с одной большой жаждой, жаждой правды. Не раз в Гродно он устраивал различные культурно-просветительские мероприятия, где собирались десятки молодых людей. Этим он и опасен для чекистов — он дает шанс сознательным людям быть услышанными.

19 декабря Киркевич был одним из тех, кто занял не только свое место на площади, но и ваше, потому что вы туда не пришли.

С Дашкевичем

28 января до Алеся ворвались КГБ-шники, провели обыск и забрали, как сказали матери, на три часа на допрос. Оттуда Алесь отправился в СИЗО КГБ.

У Алеся много друзей, потому что он преданный, искренний, щедрый, ему всегда болит душа за любую несправедливость.

Алесь сих пор находится в СИЗО КГБ в ожидании суда, который состоится 27 апреля. Ему трудно, он получает письма только от матери и жены, от друзей письма просто не доходили. Таких, как Александр, сажают для того, чтобы запугать не только их, но и тех, что рядом, чтобы сломать. Но не понимают, что этим они делают нас еще сильнее. Да, "закрыв" общественно-политический актив, правду за решеткой не спрячешь …

Вероника Велигор, гродненская молодофронтовка

Стихи Алеся Киркевич

***

Заслал пыль глаза, приостановила бег жизнь,
Скрипит еле слышно в комнате палавицы.
Слияние лиц, Особенностью слияние
Записал Господь, заполнили для книг полки.

Горит свеча, гаснет день, вокруг картины-стены,
Моя рука, твое плечо и кисть с краской — вены.
Мученик-ветер выбил стекло, разбросал вещи.
Осветит карышки от книг ночь — падьми на свечи!

Алесь Киркевич, январь 2011
Минск, тюрьма КГБ

*
**

Во сне тебя. Под дождем, во всем белом
Я бежал, ты догоняла меня.
Всем телом и сердцем измученной
Я, как Город, промокал понемножку.

Я бежал, закрывался дверью,
Белый потолок облака вверху.
Под колокольнями Воли или Веры
Крестным ходом ходил к зари.

Ты меня отпускать не хотела,
Господь свел нас колея одной.
Перекрестком эпоха летела,
Время, где ты осталась собой.

Звезда сияет, рассеялись тучи,
Полем чистым устлана земля.
Все сбылись юношеские мечты …
Жерновов судьбы идет медленно!

Алесь Киркевич, январь 2011
Минск, тюрьма КГБ

***

На поле чудес остались мы вдвоем.
Я да … Всемогущий Бог.
Налево — блеск, вправо — блеск:
Вселенная горит огнями, словно цирк,

Торгует мэтр, кричит актер, гудят машины,
Несется еще один герой, забыв мины,
Все при деле и ни один в грусти.
Найти бы где-нибудь здесь крыювку для себя …

"Пойдешь?". — "Пойду". — "А может подождешь?
Еще годик — жизни совсем не знаешь … "-
"Я …" — "Знаю, и знал заранее.
Зарос мхом отчаяния Стремительно.

Возьми что иное, подумай, вспомнил,
Чтобы улететь куда? В Р-А-Й ".
"Ура" — москальский зов ", — сказал. Осекся. Проглотил.
"А наш -" Рубон "- и как придурок рыло запер.

Он посмотрел мне в глаза, а потом — на лес, потом — снова на меня.
Я понял: чем тут сейчас стоят, мне утопиться лучше в дерьме …
"Извините", — я говорю. Он улыбнулся — я побледнел.
"Хациш идти — иди!" — И спохватились десятки деревьев.

(Господь не уважал литературного языка.)
"А … хотя какие там условия?" —
Успел спросить. Зря спросил. Клана себя.
Все лучшее, учили меня так, создается в борьбе …

"Нет. Подожди. Постой здесь. Речи при тебе?"
(Тут как раз машина праняслась — Почобута вязь в КГБ.) —
"При мне". — "А знаешь … Я позвоню, держи".
Открыл глаза я — в руке картонный пачку, написано "Чай".

Я посмотрел, я оглянулся, вижу только панораму:
Ночное поле, на обочине огни, экраны,
Там шоу: Ирина Дорофеева, Зимовский, "RockerJoker".
Вот толстый дядька с вертикали, говорят, "полупокер".

Пойду … искать дорогу, да ответы на вопросы «Что? Где? Как?».
Я помолюсь за друзей и … пачку положу в рюкзак.

Алесь Киркевич, декабрь 2010
Гродно


 

 

Все портреты на фоне решетки