Илья Богдан: Было много с выбитыми зубами, со сломанными руками

Общество
Гость «Ночной Свободы» — 23-летний Илья Богдан, член партии БНФ, бывший заместитель председателя «Молодежи БНФ". 29 декабря он вышел на свободу из тюрьмы на Окрестина в Минске. Илья был задержан у Дома Правительства одним из первых — он попал в ту группу, которая была отрубленная спецназом от основной массы демонстрантов.

Абламейко: Илья, ранее, сообщалось, что людей сильно били в автозаках. Как с вами обращались в автозаке?

Богдан: Билли еще до того, как посадили в автозаки. Людей били дубинками, и били довольно сильно. Когда садились в автозак, со спины омоновцы тоже толкали не руками, а дубинками. Поэтому бежали все, прикрывая голову руками. В автозаке было много людей, и возможно, избивали тех, которые были одними из последних, так набит он был полностью, а они пинали до последнего. чтобы как можно больше людей разместилась в нем.

Абламейко: Где вас судили, и кто выступал свидетелями?

Богдан: Во Фрунзенском суде Минска. А про свидетелей я узнал во время судебного процесса, так как те фамилии были указаны в протоколе, а самих их не было. Судья знакомилась только с бумагами. Известно, что это были несколько омоновцев, которых мы видели во время своего пребывания в изоляторе в новом здании на Окрестина. Это были 3-4 человека. которые писали протоколы показаний для, наверное, 50 лиц.

Абламейко: Мы сообщали ранее, что на Окрестина были заключенные с выбитыми зубами, со сломанными руками. Встречались ли вы с такими случаями в тюрьме на Окрестина?

Богдан: Да, встречались. Таких людей было много. Было много парней с разбитыми головами, люди были полностью в крови. Был человек, который говорил, что он — писатель, и что он имеет много читателей. Он просил вызвать скорую помощь, а милиционеры отказывались. При этом у человека была сломана рука и выбиты зубы. Видел человека со сломанными руками, который держался, как будто ничего нет. Мужественный человек. Его руки были спрятаны в карманах. Если на мою просьбу он их достал, они были синие, ладонь выглядела как что-то очень большое.

Абламейко: Каковы были условия содержания на Окрестина, как к вам относился персонал тюрьмы:

Богдан: Я не первый раз на Окрестина, но на удивление обращались довольно хорошо. Изменился штат милиционеров. Была у нас разговор с главой окрестинский центра изоляции. Довольно умный человек, который отвечал на все вопросы относительно прогулок, которые нам должны давать. Рассказывал известную мне историю про дворик, который никак не достроят, который никто не хочет делать, потому негде играть. Отношение милиционеров там было не сравнить со отношением милиционеров во время нашей перевозки с площади. Когда к нам относились не как к людям. В автозаке один парень сказал что-то, что не понравилось омоновцев, и когда выходили из машины, омоновец стал его бить коленом, руками, по голове … выглядело брутально.

Абламейко: Знали ли вы в тюрьме, что в Беларуси поднялась большая волна солидарности? Как часто вы получали передачи?

Богдан: Мы это чувствовали. Посыпались передачи одна за другой. Если посчитать их количество, то Наверняка каждый день каждый человек получал передачи. Я получил две или три передачи от людей, которых я не знаю. Это неожиданно, это приятно, я очень за это благодарен, от этого понимаешь, что те люди, которые может боялись выйти на площадь, делали все возможное, чтобы поддержать нас.

Слушать беседу полностью:

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: