Календарь

Июнь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архивы

В Доме литератора Михаил Башура и Валерия Кустова

Общество

ЛИТПАДЕЯ

Михаил Башура: «Я читала сокамерники стихи С ПАМЯТИ»

Михаил Башура

Писатель и тюрьма — насущная тема для белорусского литературы на протяжении всей ее истории от Винцента Дунина-Марцинкевича и до наших дней. Новейший пример — поэт Михась Башура, который недавно был зьвязьнены на два с половиной месяца. Что чувствует поэт за решеткой, как его воспринимают сокамерники и прилетает в темницу его Муза? Об этом Михаил Башура рассказал нашей корреспондентке Валентине Аксак.

Валентина Аксак: «Скажите, пожалуйста, какие были ваши первые мысли и ощущения, если вы вдруг оказались за решеткой?"

Михаил Башура: "Первое ощущение было — неожиданность и растерянность. Первая мысль — за что, почему? Я, как обычный, видимо, человек в данной ситуации надеялся сначала, что это ошибка и все выяснится, во всем разберутся. После того, как была определена мера задержания — под арестом, я понял, что это все сделано сознательно и, видимо, придется долго еще за решеткой находится. Благодаря Богу, поддержке друзей и поддержке СМИ все-таки это заключение было недолгим. И мой вот этот тюремный опыт, надеюсь, на этом закончится ».

Аксак: «А как отнеслись к вам те, кто оказался рядом в камере, узнав, что вы — белорусский поэт?"

Башура: «За решеткой очень много умных, образованных людей, которые интересуются многим, в том числе и литературой. Я воспитан на классической литературе, но участие в движении "Бум-Бам-Лит" внес какую-то экспэрымэнтатарскую нотку в мои произведения. И моих соседей по камере изумлял этот контраст в моих стихах: классические и какие-то непонятные для них по стилю и звучанию ».

Аксак: «А вы читали по памяти им свои стихи, или у вас была с собой ваша книжка« возлияния на мух »и другие публикации?

Башура: «Ничего не было, читал только по памяти. Мне хотели друзья передать мою новую книгу, которая вышла, когда я был в тюрьме, но им это сделать не позволили ».

Аксак: «Издание вашей новой книги" Мысли — это не игра "стала необычной акцией поддержки. Книгу в тюрьму не позволили передать. Первая ее презентация состоялась также необычно — в ходе суда над вами. Вам и там ее не разрешили передать. А приходили к вам в тех суровых тюремных условиях новые поэтические строки? "

Башура: «Новые стихи появлялись и за решеткой и один из тех стихов« Рисунок »я прочитал в заключительном своем слове на суде.

Аксак: «А вы можете его сейчас повторить?

Башура: «Так. Пожалуйста.

Смотри, изображение
я пальцем рисую на стекле.
Колесом обозначил вселенную.
Я — точка, что с краю,
точка за колесом.
Я отверг мир,
или вселенная отринул меня?
Взаимно!
Точка — тоже вселенная.
Вселенная не терпит конкуренции.
Но он не понимает,
что точки — это кровь в его жилах.
Без точек — он мертв.
Точки это краски.
Вселенная выталкивает точки
и теряет цвет …
Я вернусь.
Я обязательно вернусь!
И расфарбую вселенную!

Это стихотворение я написал в этом году в Жодинской тюрьме 21 августа ».

Аксак: «А просили вас ваши друзья по несчастью написать им стихотворение с некоторым причинам?"

Башура: «За решеткой очень много действительно талантливых людей и жажда творчества там очень сильно проявляется. Половина рисует открытки, красиво оформляют письма к родным и близким, ну а вторая половина что-то пишет. Естественно, что это писание связано с тюремной тематикой и по жанру напоминает шансон. У меня так писать не удавалось. Я понимал, что нахожусь там все равно временно и скироввацца в творчестве на тюремную тематику мне не хотелось. Мне всегда хотелось писать что-то такое философское ».

Аксак: «Существует мнение, сложившееся из печальных наблюдений над теми, кто был за решеткой, что тюрьма людей меняет. Они удаляются от своей прежней деятельности, уходят в тень. Что скажете на это? "

Башура: «Это зависит от человека, но, к сожалению, тут есть один неприятный момент. Недавно смотрел по телевидению какой-то фильм, в котором говорилось, что советский человек, который попал живым в плен, это уже не советский не человек. Это синдром окруженца, когда человек попадает в плен и потом возвращается и встречает настороженности, с которой люди на него смотрят и думают, а что от него теперь
ждать: может он изменился, может набрался уголовных привычек, может его завербовали. Мне кажется, что вот этот синдром окруженца и меняет поведение человека и его участие в общественной жизни. Если бы вот этого синдрома не наблюдалось, то я думаю, что и большая часть людей, прошедших тюрьму, не изменилось бы. Я на себе испытал этот синдром окруженца. Он не очень силен и в большинстве случаев люди, с которыми я раньше работал и общался, относятся ко мне так, как относились и раньше. Поэтому я считаю, что для меня ничего не изменилось и моя позиция, которая была до заключения, она, пожалуй, только окрепла, и мои убеждения только укрепились ».

Авторов и произведений

Валерия Кустова: «БОГ уснул — И МИР НАШ ПРОПАЛ»

Валерия Кустова

«Родить Беларусь» — с таким поэтическим призывом Валерия Кустова обратилась к Европе. Этот призыв услышали многие участники поэтических фестивалей в Польше, Германии, Чехии и других странах, где поэтесса побывала в этом году. По возвращении на родину с ней встретился Михась Скобла.

Михась Скобла: «Валерия, в последнее время в ваш литературный парус дует неутомимый парус странствования. Вас не просто застать дома, в Беларуси — вы все время в разъездах. Какая поездка вам наиболее запомнилось? "

Валерия Кустова: «В этом году я объездила практически всю Польшу, побывала в Варшаве, Гдыне, Гданьске, Сопоте, около Белостока. Посетила Германию, Чехию, Австрию, Словению. Это были преимущественно поездки на литературные фестивали или по каким-то конкретным литературным делам, например, встречи с переводчиками или соглашения о каких-то проекты. С фестивалей, пожалуй, наиболее запомнилось Виленица — большой международный литературный фестиваль в Словении, он идет около недели, и туда съезжаются популярнейших на год его проведения поэты, прозаики, переводчики со всего мира ».

Скобла: «Поэтов в Беларуси великое множество, а вот кого не хватает — так это киносценарист. Скажем, киностудия "Беларусьфильм" постоянно жалуется на нехватку хороших сценариев. Ваша университетская специальность — аккурат киносценарист. А нет ли у вас желания отечественное кино поднять на мировой уровень? "

Кустова: «Есть большое желание, но, к сожалению, наши возможности не совпадают с предложениями, которые высказывает на этот счет" Беларусьфильм ". То есть, такие разговоры уже шли, но попросту у меня есть такая давняя мечта, которую я хочу проверить — сделать профессию писателя профессией. У нас все писатели работают либо в университетах, либо редакторами, и во всех хватает времени непосредственно на писание, я уже не говорю о возможности бытия-жизни за средства, полученные от своего профессионального письменности. То есть, если мне предложат на каких-то неуважительным условиях писать сценарии, я не соглашусь. Я, если что-то делаю, делаю это качественно, и я не могу себе позволить просто не уважать себя и соглашаться на какие-то условия, которые меня не устраивают. Притом, что ко мне не будут прислушиваться во всех пунктах, если они будут делать тот или иной фильм. Если бы они прислушивались, я могла бы сделать это даже бесплатно, но это тоже большая проблема: насколько то, что ты сделаешь, воплотиться в то, чего тебе хочется ».

Это тоже большая проблема: насколько то, что ты сделаешь, воплотиться в то, чего тебе хочется.

Скобла: «А у вас был какой-то неприятный опыт, попытка сотрудничества с киностудиями?"

Кустова: «К досады не дошло, потому что я не позволила дойти. Были многочисленные предложения как от государственных, так и от негосударственных киностудий, но мы пока не пришли к консенсусу. Впрочем, у меня есть надежда экранизировать те произведения белорусских писателей, которые бы мне самой хотелось. Одним из таких произведений является «Стремительно отчаяния» Владимира Короткевича ».

Скобла: «Валерия, как-то в сентябре мне довелось быть свидетелем, как вас по Минску сопровождали иностранные радиожурналисты. Они буквально преследовали Вас. Что вы такого натворили, вы, кажется, политикой не занимаетесь? "

Кустова: «Кажется, что нет … Дело в том, что весь июнь и часть июля я провела в Германии, где писала свою новую книгу в Доме творчества в Берлине, куда меня пригласили, и там у меня были выступления. На один из таких выступлений пришла немецка

SQL - 17 | 0,476 сек. | 7.21 МБ