Календарь

Июнь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архивы

М.Адамович: «Я думаю, судьи тоже было нелегко»

Общество

Соусь: Марина, которая была ваша первая реакция после приговора?

Марина Адамович: Это трудно сказать. Он, безусловно, был ожидаем, и надежд, тех, которые появились в некоторых после вчерашнего выступления, у меня не было. Но при любом раскладе надежда умирает последней, и это было очень больно. Это, безусловно, шок.

Соусь: Как держался Николай? Или успели вы хотя бы кратко переговорить?

Марина Адамович: Николай держался как всегда превосходно. Он был уверен в себе. Он хорошо выглядит. Мне кажется, что он своей энергией заряжает и тех людей, которые рядом с ним. Но переговорить мы сумели буквально только жестами.

Соусь: Как вы считаете, какова настоящая причина переноса даты оглашения приговора? Что происходило в эту неделю, пока все заключенные ждали приговора?

Марина Адамович: Знаете, мы сейчас можем гадать все, что угодно. Безусловно, вчерашняя заявление свидетельствует о том, что попытка торговли началась. Скажем так: пробный шар заброшен. Я так понимаю, что именно ради этого приговор и был отложен.

Соусь: Николай Статкевич в своем последнем слове обратился к европейским дипломатам с призывом: «Не надо предлагать режиму деньги за нашу свободу. Если вы сделаете это, у нас будут новые заложники ». Я готов пожертвовать собой. Как вы думаете, к его призыву прислушаются?

Марина Адамович: Я очень надеюсь на это. Я надеюсь, что на этот раз Европа — да не только Европа, но и Россия — выдержит принципиальную позицию, и первой условий переговоров о взаимодействии будет освобождение всех политзаключенных и снятие с них обвинений. Мне кажется, что каких-то иллюзий по поводу того, что отсутствие контактов ухудшить состояние белорусского народа, уже нет, потому что все на виду. Без всяких санкций, без всякого давления наше экономическое чудо рухнула.

Соусь: Как вы думаете — почему вчера Александр Лукашенко заговорил о политзаключенных?

Марина Адамович: У меня такое ощущение, что это был крик SOS белорусского экономики. Я иначе не могу это объяснить.

Соусь: Знает ли уже отец Николая о приговоре? Как он себя чувствует?

Марина Адамович: Как может чувствовать себя человек, которому 84 года? Да, он знает о приговоре. Я сразу позвонила ему, как только мы вышли из зала суда. Безусловно, это самый болезненный, что могло произойти в его жизни на сегодняшний день.

Соусь: Этот процесс стал трагедией для вашей семьи. Как вы думаете, чем он был для судьи Людмилы Грачева?

Марина Адамович: Я думаю, что ей тоже было нелегко, так как человек хорошо понимает, что переходит некий Рубикон, некую границу, которая переводит ее в другой статус, скажем так — в другой человеческий статус. И этого уже нельзя ничем заменить, ни преодолеть. Я думаю, что ей не было легко, тем более, что это, так сказать, ее первый приговор такого рода.

Соусь: Когда Николай Статкевич выйдет на свободу, как вы полагаете?

Марина Адамович: Я думаю, что скоро. Я только этим и живу, я думаю, что эти сроки — это еще и какое-то шаманство, которой режим пытается доказать самому себе, что он сильный и что у него еще есть время. Я в это не верю и, более того, я абсолютно уверена, что такого времени у них уже нет.

SQL - 19 | 1,206 сек. | 7.38 МБ