Календарь

Июнь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архивы

Лукашенко называл его Витя

Общества В 1993 году, когда Кремль все активнее проводил политику экономического давления на Беларусь, премьер-министр РФ Черномырдин пообещал тогдашнему премьеру Вячеславу Кебичу Объединенной белорусский финансовую систему с российской. Вместо того, чтобы проводить рыночные экономические реформы, Кебич попытался "продать" идею введения российского рубля, и это имело определенный эффект в ошеломленному от гиперинфляции населения.

На переговоры с Черномырдиным Кебич взял своего советника по аграрным вопросам депутата Лукашенко. Возможно потому, что к силоса и надоев речь не дошла, а может, переговоры были слишком канфидэцыйныя — но в кабинет Черномырдина Лукашенко не добрался и был вынужден ждать в приемной. Зато через несколько месяцев, на президентских выборах, Лукашенко припомнил обиду и заявил, что именно он сделает то, провалил Кебич — введет российский рубль.

Президентская кампания и Кебича, и Лукашенко строилась на споре — кто быстрее объединит Беларусь с Россией.

Президентская кампания и Кебича, и Лукашенко строилась на споре — кто быстрее объединит Беларусь с Россией.

Черномырдин дал понять, что скорее это сделает Кебич.

Между первым и вторым турами, в начале июля 94-го, Черномырдин прилетел в Минск поддержать белорусского коллегу. Тогда и был сделан Сергеем Гриц знаменитый фотоснимок — два премьера целуются в "мерседесе". Снимок напечатал Игорь Герменчук в "Свободе". Кажется, это была единственная газета, которая сообщила, что в тот же день (правда, кратко и без поцелуев) Черномырдин встретился и с другим кандидатом в президенты — власть; личные симпатии — это одно, а интересы Москвы — выше.

Вообще, способность подавлять личные чувства во имя политических интересов Черномырдин в отношениях с Лукашенко проявил по максимум.

После первой же встречи с новоизбранным президентом Черномырдин был в ярости "Витей меня, кроме жены, давно уже никто не называл …"

Можно представить, как был оскорблен человек, который последние тридцать лет — и на должности в ЦК КПСС, и в кресле руководителя крупнейшей газовой корпорации мира, и в кабинете министра — привык к пиитэту. Но обиду Черномырдин оставил при себе.

И когда в ноябре 1996 года больной Борис Ельцин направил его в Минск спасать Лукашенко от импичмента — он вместе с Селезнева и Строева улетел в Беларусь.

Именно Черномырдин заставил Шарецкого и Тихиню подписать "ночное соглашение".

Слово "спасать" в том случае — не преувеличением. Позже Семен Шарецкий рассказывал, что несколько генералов пообещали арестовать Лукашенко сразу после импичмента. "Они обещали доставить мне его в наручниках», — хвастался Шарецкий.

Но именно Черномырдин заставил Шарецкого и Тихиню подписать "ночное соглашение", которое изживала процедуру импичмента. Как он это сделал — оставим мемуаристы (кроме Шарецкого, который в США, Тихиня, который отказывается общаться с журналистами, и Карпенко, который в ином мире — в помещении был и Сергей Калякин).

Сегодня, в день смерти Черномырдина, московские политики говорят о его предано служение России. Это — правда. Да только вот служба эта была не в пользу белорусского независимости.

… В апреле 2006 г. в Киеве я попытался доказать Черномырдину, что Беларусь и Россия — отдельные государства.

"Не выдумывай!" — Посоветовал Виктор Степанович.

SQL - 18 | 1,285 сек. | 7.37 МБ