Календарь

Июнь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архивы

Гитлер, пожары и мертвый сезон в Юрцево

Общество
Сравнительно недавно коллега показал последний номер журнала Министерства обороны «Армия» — мол, оказывается, в Беларуси в 1943-м в районе деревни Юрцево, в Оршанском районе, строился бункер Гитлера под кодовым названием «Ольга». Откуда фюрер якобы собирался руководить операцией на Курской дуге. Приводились даже цифры — было уже залито 400 кубометров бетона и оборудовано 3599 квадратных метров территории комплекса. Спросил только — почему такая информация не стала сенсацией и нет свидетельств местных людей, которые не оставили бы стройку вне вниманием? Решил сам отправиться в деревню, которая размещается вдоль крупнейшего автобана страны — М-1, который связывает, Брест с Москвой.

… В шесть утра, в субботу, я остановился возле построенного 2 года назад паркинге. Здесь, считается, самое престижное — а, впрочем, и единственное — место отдыха для тех юрцавцав, в которых что-то водится в карманах. В утренних сумерках в кафе заметил одинокую фигуру под бокал пива. Это после тревожного ночи «адмочвався» 30-летний автасьлесар Александр Куравец. Беседуем.

Корреспондент: «Поваленные платы у входа — это после вчерашнего?».

Куравец: «Скорее всего. Ну а что, если не можем разобраться? Конфликты бывают — десерт может не поделили ». (Смеется.)

Корреспондент: «А цены кусаются?».

Куравец: «Конечно, это же М-1, а не забегаловка …».

Корреспондент: «У тебя средняя зарплата какой?».

Куравец: «Миллион …».

Корреспондент: «Как часто можешь себе позволить сюда зайти?».

Куравец: «По пятницам — до утра. Тысяч 200 за заход … ».

Корреспондент: «Конечно, что такое автасьлесар». (Смеются.)

Корреспондент: «Вы на трассе — гастарбайтерами ездите работать?».

Сергей: «Чтобы они поехали, их там бросили — напрасно бы отработали, зачем нужно?».

Куравец: «Я, в принципе, не раз ездил в ту Москву — уже не езжу, потому что 3 месяца за" спасибо "отработал …».

Сергей: «А поинтересоваться — откуда вы и как радио называется?».

Это, подойдя, проявил профессиональную заинтересованность друг моих собеседников — милиционер Сергей, который сказал, что насквозь знает всю окрестность. У него и спросил:

Корреспондент: «Не слышали о бункер Гитлера?».

Сергей: «Могу показать каждое дерево, каждый куст в лесу за 5 километров. Сколько живу, ничего такого нет … ».

Подобных ответил я после получил который десяток, пока не встретился с 67-летним бородач, бамжавата одетым бывшим кочегаром Александром Киреня. В его глазах в ответ на странное для других вопрос мелькнуло понимание.

 

Киреня: «Гитлер приезжал, бункеры есть у Гудавским лесу. Армия танковая Гудериана там стояла. И там только гудэрыянавския бункере есть — это по рассказов жителей … ».

Ретроспектива. Как вы слышали, специально для Адольфа Гитлера бункера не строили — хватило кратким в хранилища подчиненного, Гудериана. Так и не понятны цели журнальной «утки». Мне же показали, где размещается один из гудэрыянавских дзотов. Я, можно сказать, стал его послевоенной жертвой, запачкав джинсы среди сосны, глины и листвы … Странный же вид господина Киреня заставил задать следующие вопросы.

Корреспондент: «А бороду давно адрасьцив?».

Киреня: "Второй год — был в монастыре, эконом меня увидел и пригласил. Дошел до послушником, потом к иноки, не захотел больше ».

Корреспондент: «А почему ушел все-таки?».

Киреня: «Ай, потому что там не поиграешь, в город не выйдешь — в стенах только и сиди — нет свободы …». (Смеется.)

С господином Киреня встретились у брошенного замкового здания — старого госпиталя для инвалидов Второй мировой. Красный кирпич, из которого он построен, пошла трещинами. Неустойчивый крышу да перекошенный фундамент довершают сегодняшний вид дворца, который имеет свою историю.

 

Пинчук: «Те, кто жил тогда, сотрудничали с наполеоновским войскам, помогали провиантом. А потом, чтобы загладить вину, построили это здание для больницы в замковом стиле. Когда построили новый 15 лет назад, старый планировали реставрировать и сделать закрытый проход между ними, в старом показывать кино, библиотеку — сделать культурный центр для больных. Остановилась — средств не было … ».

Это не просто местный старожил, 76-летний господин Пинчук. Геннадий Иванович с 1981 по 2003 годы возглавлял сельсовет. При этом был и есть руководителем отделения ПКБ, ныне партии «Справедливый мир». Приземистый, смотрит исподлобья — говорят, на него где залезешь, там и слезла. Во дворе подкладывал сено каровцы.

 

Корреспондент: «Что в хозяйстве вашей еще?».

Пинчук: «Куры, поросенка. Сейчас проживает около 700, я пришел в 81-м году — было тысячи. В школе 400 учащихся, сейчас 120, но детей возят за 30 километров … ».

Корреспондент: «Вы советские времена застали, перестроечные, первые годы независимости и лукашенковские. Если легче, когда тяжелее было работать? ».

Пинчук: «В советский период, безусловно, было проще и легче — у людей не было таких проблем, как сейчас. Все были заняты, у всех гарантированная зарплата, не было беспокойства о завтрашнем дне, у родителей — о детях. В деревне строили жилье, оно было востребовано. Теперь половина домов пустые, детей нет. Молодежь не задерживается — нет постоянной работы. Даже в механизаторов, на посевной, уборке занятых, как завершается осенние пашни, техника становится на прикол, мастерская, контора хозяйства отключаются от света за неоплату электроэнергии и зимой работой не обеспечены. Объединили в один 4 колхозы. Юрцавски "Активист" был хорош — имел около 3000 голов скота, 780 дойных коров. Сейчас всех осталось 100 коров. То же и у людей — было более 80 коров, осталось 14 — одна у меня … ».

Корреспондент: «Что может спасти Юрцево?».

Пинчук: «Занять населения нужно, дать зарплату. Не стало ведь не только животные, но и ферм, мастерских. Вон комплекс на 400 голов — пустой … ».

***

Захожу в единственную здесь частный магазин «Юрцавски». Посетителей не хватает. Дождавшись свободной минуты, говорю с миловидной продавщицей Светланой Евневич.

 

Корреспондент: «Государственный торговлю удалось побить?».

Евневич: «У народа выбор большой — 3 магазина. Ставим своей целью еженедельно завозить все свежее, разнообразить ассортимент … ».

Корреспондент: «Сколько в среднем посетителей в день?».

Евневич: «Человек 100, как свято — так больше …».

Корреспондент: «Не боитесь новой экономического кризиса в Беларуси — выживете?».

Евневич: «Страшновато …».

Неподалеку от упомянутого госпиталя, где, между прочим, лежит до 300 пациентов — ферма на 26 дойных коров, где нахожу единственную здесь доярку Любовь Шибеко. Принадлежит стадо учебному лицея в поселке Высокое.

 

Шибеко: «От надоя молока 400-500 тысяч — ни праздников, ни выходных. С 5 утра встав, а 10-й вечера домой — дойка 3 раза в день … ».

Корреспондент: «Расчетный листок вам дают?».

Шибеко: «Не …».

Корреспондент: «А вы не думаете, что я пойду сейчас в лицей, а мне скажут, что госпожа Шибеко миллион получает?».

Шибеко: «Не знаю, столько не получала. В день 300-320 литров надаивает … ».

Корреспондент: «За месяц 10 тонн — это 10 миллионов. Из 10, которые вы зарабатываете, имеете 400 тысяч, или 2,5%! ».

Шибеко: «А где здесь другую найдешь! Здесь 2 сторожа, кармач и управляющий Горбачевич … ».

Корреспондент: «О-о, вы с коровами работаете, а он коровами управляет. А он сколько зарабатывает? ».

Шибеко: «700 …».

Корреспондент: «А телят сколько у вас?».

Шибеко: «Сейчас 9 …».

Корреспондент: «А за приплод дают прибавку?».

Шибеко: «Дают … Сколько? Не знаю … ». (Смеется.)

Ферма стоит буквально на берегу искусственного пруда. Замечаю рыбака — ремонтника насосно станции, господина Юрия Шидловского.

 

Корреспондент: «Какой улов?».

Шидловский: «Да никакой!».

Корреспондент: «А сильно хлам пруд от фермы?».

Шидловский: «Ну конечно! Она мелкая. С дороги течет из-за этого песок — конечно, влияет на рыбу. Какая блажь — построить ферму на берегу пруда. Военный госпиталь рядом … ».

Корреспондент: «И пруд, которая бы украшала пейзаж, где люди купались бы …».

Шидловский: «Да, тут и участники афганской войны. Но люди в воду лезут, потому что знают, что палочки что ли … ».

Иду по переулку Шпитальным, что параллельный больницы. Здесь молчаливые, словно без жителей, одноэтажные дома. В одной из них, огороженной забором пополам, услышал звяканье бутылок. Их на крыльце вкладов хозяин — 55-летний безработный Александр Бушуев. Охотно показывает тазик под крышей, который протекает от утреннего дождя, закопченные от черного дыма обои.

 

Бушуев: «Печное отопление, газ в баллонам, хотя рядом проходит газопровод. Миллионы стоит, а где взять, если не работаешь? Соседи рядом живут — тоже печка. Водопровода нет, хотя рядом колонки стоят, госпиталь … ».

Корреспондент: «А сколько коммунальных нужно платить?».

Бушуев: «Я не плачу — у меня приватизировали, а они — 30 тысяч. Крышу надо делать — протекает. В сельсовете говорят — покупайте, меняйте сами … ».

Корреспондент: «А почему не работаешь?».

Бушуев: «Паспорт старый, из СССР, еще красный. 20 год не прописан. Менять паспорт — штрафу дадут. К частника можно подойти — ездил за 20 тысяч, но целый день голодным в лесу, а лес надо пилить, вот такенныя чурки орудовать … ».

Корреспондент: «Я зашел к тебе, ибо услышал грохот бутылок …».

Бушуев: «Пойду понесу — нужно что-то поесть купить …».

Дохожу до двухэтажного здания на улице Магистральной, 12, где не так давно разыгралась драма — вечером полыхнул на первом этаже. На втором в то время находились старушки-соседки, госпожи Раиса Видус да Нина Голис, которые вспоминают:

Госпоже: «Хозяин выпивал, один остался дома. По пьянке что-то зажглась. Забежала к соседке — "пожар!", А выскочить в свою квартиру уже не могла — черный дым, двери не могли как открыть. Мы уже легли на полу, ничего не видели. Пожарные поставили лестницу спускаться, а у меня нога болит … А я говорю — не полезу, жива буду … Говорят — открывайте окна и стойте у окна, не выходите на площадку, пока не скажем. Нам сообщали, что вынесли 2 трупы. В соседней с виновником квартире хозяйка была дома, а муж помогал этому тушить и дыма нахватался. Побежал к себе, а там тоже дым. И там завалился, и вместе их вынесли — пульс был, но спасти не смогли. Того вынес, а сам згибев — а тот Хоменко выздоровел, как капельницу сделали … ».

Безуспешными скитаний на чиновничьих кабинетах тянутся с тех пор вплоть до сих пор.

 

Госпоже: «Мы писали, чтобы сделали ремонт, так как черно в коридоре. Вот ета ответы … ».

Корреспондент: «Директор райжылфонду Жалязнов сообщает, что« выполнение ремонтных работ в подъезде должно делаться за счет виновных лиц ", иначе говоря — ЖКХ самоустранилась …».

Госпоже: «Они пишут, что" подавайте в суд "на них. Где же мы, старики, пойдем по судам? А второй раз приехала женщина, сказала — "берите его за грудь, можете дать в морду". А осталось у нас 2 жильцы, а тот появится на час и не живет. А ЖКХ сказали — 850 тысяч заплатить, тогда они будут ремонтировать … ».

Корреспондент: «А какие у вас пенсии?».

Госпоже: «480 … 600 … Так мы платим за техобслуживание, хотя живем без удобств. А у тех нет денег — она работает, он — нет … ».

Корреспондент: «Не верите представителям власти?"

Госпоже: «Они же отказались, и все! Я им говорю — мы же вам деньги платим, вы с ним и требуйте! Окна разбиты на площадке — холод, не выйти … ».

Я опять на автобане М-1. По длинной, как копье, шоссе целенаправленно летят фуры, автобусы, авто. Но на этот раз дорога мне показалась совершенно оторванной от юрцавскага окрестности, где никто никуда не торопится и где … мертвый сезон.



Путешествия Свободы

Теги:

путешествия

SQL - 19 | 0,860 сек. | 7.47 МБ