Календарь

Июнь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архивы

Что читали наши предки?

Общество
Господин Владимир, скажите, пожалуйста, какие книги у нас читали лет пятьсот назад? Существовала ли что-то вроде тогдашних бестселлеров? И, как Вы думаете, будут ли наши потомки читать книги еще через пятьсот лет?

Леонид Гельфанд

Когда я думаю о чтении, всегда вспоминаю изречение Элиаса Канетти: "Тебе наиболее хотелось бы бессмертия — какая скромность! — Чтобы читать".

Подданные великих князей Сигизмунда Старого либо Сигизмунда Вазы этого нобелевский лауреат, видимо, не читали, но среди них, безусловно, нашлись бы лица, готовые подписаться под его словами.

Например — поэт и философ Соломон Рысинский, что около 1600 года занял должность придворного стихотворец и воспитателя детей у одного из князей Радзивиллов. (Кстати, наш историк из Белосточчины Олег Латышонок считает господина Соломона первым в истории белорусам — на том основании, что Рысинский в многочисленных путешествиях по Европе неизменно именовал себя "левкарусус": "левкос" в переводе с греческого означает "белый".) После себя поэт оставил 1000-тамовую библиотеку, где Гомер, Геродот и Ювеналия соседили с Томасом Мором, Ульрихом фон Гуттен, Яном Кохановским …

В собрании старшего Соломонова современника Симеона Полоцкого, что совершил настоящую культурную революцию в Москве, находились произведения Цицерона, Фомы Аквинского, Эразма Роттердамского, отцов христианской церкви, грамматики, словари, зельники. Хотел бы я заглянуть и в трактат под названием "Книга преудивительная таинств женских, еще о силах трав, камень, зверей, птицы и рыб …" Благодарю-московитов, что делал опись Симеоновых наследия, часто недоставало образования, и он метил: "Книга всего мира описание "или" Творение Андриана Тулия, латинское ".

Описания Скарыны библиотеки не сохранилось, но можно предположить, что она во многом напоминала библиотеке освящены соотечественников.

Но мы вели речь о лицах выдающихся. А что представляла собой круг чтения посполитого людей?

Оно было обусловлено влучанасьцю Литвы-Беларуси в общеевропейскую культурное пространство.

Большой популярностью пользовались белорусские переводы "Истории про Аттилу", "Повести о Бовы" и "Повести о Тришчан и Ижоту". Упомянутые произведения вводили предков в рыцарский мир Западной Европы. Устроившись в долгий зимний вечер у теплой кафельной печки с изображением родового или городского герба, шляхтич или состоятельный ремесленников разворачивал приключенческий роман "Александрия". Дочитав описание похода Александра Македонского на загадочный Восток, такой читатель имел возможность взяться за "Повесть о Трою".

Перечисленные сейчас книги и можно назвать тогдашними бестселлерами. "Александрию" и "Трою" упоминает в одном из своих предисловий к библейскихкниг Скорина. Его Библию не рискну присоединять к бестселлеров, поскольку это будет пахнуть богохульством.

Устойчивый спрос в узких кругах имела литература, которую можно назвать специальной. Звездочеты-астрологи, например, штудыявали "Шасьцикрыл", трактаты "О седми звезда великих яже ся наричаются планеты" и "12 звезд, что владеют ко 12 частыми человеческим". Будущее пытались прочесть и различными другими методами, в том числе по овечьей лопатке. Наставлением здесь служила книга "Лапатачник", что полностью называлась "Книга от Петра египтянина, иже научаются ведати неисходимого плечи овец".

Во времена образованного человека привлекала литература запрещена, которая тогда (хотя инквизиция и просуществовала у нас всего несколько десятилетий) пахло дымком. Ночью, задернув окна и закрыв дверь на засовы, полоцкий или виленский горожан брал в руки крамольную "Арыстотэлеву Ворота", откуда узнал "о премудростях отдельного и таиниц хованых, и о каменех дорогих, о премудрости порсунной, о белости, о власех, о бровех , о ноздрех, о челе, о устех, о лице, о ушию, о гласов, о шии, о чреве и о персех, о плечех и хребте ".

Не исключаю, что кто-то из тех читателей размышлял, будут — если, разумеется, не случится конец света — читать книги в XXI веке. Мы — читаем. Будут заниматься этим и через пять веков. Может, еще и наши сегодняшние бестселлеры переиздадут.

Вышел же несколько лет назад белорусский "Тришчан", к которому приложил руку (и деньги) бывший польский посол Мариуш Машкевич. В марте 2006-го он сидел в тюрьме на Окрестина в соседней камере с моим сын
ом Богданом, так я заодно внес пару перадачак и Мариушу. Как видим, не зря.

А на завершение еще одна цитата из Канетти: "Читать, пока ресницы тихонько НЕ зазвенит от усталости".

Теги:

орлов

SQL - 20 | 0,670 сек. | 7.38 МБ