Календарь

Июнь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архивы

Была ли знать белорусским?

Общество

Владимир, Вы писали, что и по отцовской, и по материнской линии походите из крестьян. Скажите, пожалуйста, откуда такое увлечение знатью? Не секрет, кстати, что и сегодня в народном представлении знать — это поляки, или, как минимум, не свои.

Вячеслав

Наконт своим корням ничего нового добавить не могу. Хотя один из наших специалистов в генеалогии и обещал мне — почти задаром — составить шляхетское радаслове, откуда мой род, я знаю. Одно напомню, что деды принадлежали к людям состоятельным, поэтому 30-х годов прошлого века и не пережили. А родители были интеллигентами в первом колене. Кто-то сказал, что, чтобы стать настоящим интеллигентом, нужно закончить три университеты: один — дед, второй — отца и третий — тебе самому. Если руководствоваться этим критерием, к интеллигенции принадлежат пока только мои сыновья.

А теперь поговорим о шляхту. Я ею не увлекаюсь — отдаю должное.

Сравнительно с другими европейскими странами шляхетский (дворянский) состояние в государстве наших предков — ВКЛ — составлял весьма значительную часть населения. Одна из главных причин — частые войны и необходимость иметь большое количество военно-служилых людей. В XVII веке шляхтичем был примерно каждый десятый житель страны. (Некоторые исследователи называют даже цифры 12-15%). В соседних России, Австрии и Пруссии дворянскими правами пользовалась всего около 1% жительства, во Франции — 2-3%.

В зависимости от имущества и политического веса знать делилось на аристократию, средних и мелких земледелец, обладавшие в лучшем случае несколькими десятками крестьянских «дымов». На последней ступеньке стояла мелкая шляхта, что имела земельные наделы без подданных. Это об одном из таких хозяев Владимир Короткевич написал: «В тот день он благородно пахал свое поле». Вывозить на поля навоз такой шляхтич мог, не менее благородно воткнувши в него саблю.

Независимо от своего достояния знать Великого княжества имела чрезвычайно широкие вольности, включая личную неприкосновенность и возможность свободного выезда за границу. Судить шляхтича мог исключительно шляхетский суд. Посредством местных сеймики и общегосударственный вальный Сейм знать участвовала в самоуправлении в уездах и воеводства, а также в определении политики всей страны. Именно знать выбирала великого князя и судей всех уровней до наивысшего — Трибунала ВКЛ. Это в конце концов привело к созданию своеобразной шляхетской республики.

Многочисленность и огромная роль шляхты в государственном жизни дали историкам основания называть ее «политическим народом». Этот народ определял путь страны на протяжении нескольких столетий.

Конечно, шляхетской демократии не надо идеализировать: она имела и обратную сторону — анархию. Пользуясь правом «liberum veto» (свободное запрещаю), в соответствии с которым постановления Сойма принимались только в случае единодушному голосованию, какой-нибудь шляхтич-депутат кричал: "Veto», и решение не проходило. Рассмотрение вопросов нередко заканчивался сабельная звоном. Чтобы достичь нужного аднагалосься, избитых оппозиционеров выбрасывали в дверь, но «Veto» звучала из окон, а один полоцкий шляхтич умудрился вернуться в зал заседаний воеводского сейма через каминные дымоход.

Некоторые авторы (а не только «народное представление», о котором Вы, Вячеслав, говорите) называют шляхту бывшего Великого Княжества Литовского польской. Этому всегда способствовала в своих целях колониальная российская администрация, а потом Одно из следствий ее идеологические наследники, что дожили до сих пор.

Вправду наша шляхта, хотя и пользовалась в XIX веке польским языком, была местного происхождения. Она никогда не захватывала этой земле, а, наоборот, защищала ее от врагов, вставала против оккупантов, хорошо знала белорусский язык и традиционную народную культуру.

Литва-Беларусь не была здесь исключением. Отход господствующего состояния от своих корней происходил и в других странах. Верхи норвежского общества усвоили датскую культуру, чешского — немецкую, а российской — французскую. Но, когда настали новые исторические условия, началось возвращение элиты к национальным ценностям. Несмотря на старания палянизатарав и русыфикатарав наш край все же не стал ни польским, ни российским. Согласно данным переписи населения, проведенной в Российской империи в 1897 году, 65 тысяч, или 45% дворян в белорусских губерниях (где много было тогда и наежж
ых) назвали родным языком белорусский.

А из какого состояния, скажите, происходили Константин Калиновский и остальные руководители восстания 1863 года? А наши первые классики и создатели новой белорусского литературы Винцент Дунин-Марцинкевич и Франтишек Богушевич? А «отца» национального Возрождения и Белорусским Народной Республики братья Луцкевичи? ..

Чтобы не наша шляхта, мы жили бы, видимо, в другом государстве.

Все тексты серии «ПОКА летит СТРЕЛА»

Теги:

литература,
история

SQL - 17 | 0,833 сек. | 7.26 МБ