Календарь

Июнь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архивы

Андрей Росинский — о пяти туристических книгаадрасов Минске

Общество

Первый минский адрес, конечно, Немига.

«На Немиге головы расстилают снопами,
Булатных молотят цепами,
жизнь кладут на току зьлюцела,
веют душу от тела.
Немиги кровавые берега … »


«Слово о полку Игореве»
— Возможно, средневековый произведение, возможно — гениальная подделка. Но я хотел бы обратить внимание на другую историю.

Павел Морозов — и его книга «Меня нет. Размышления на руинах человека ". книга «Меня нет. Размышления на руинах человека ". Это парадоксальный размышления, в том числе, и над «Немиги кровавые берега». Акудович эти берега переосмысливает.






Это парадоксальный размышления, в том числе, и над «Немиги кровавые берега». Акудович эти берега переосмысливает.

Надо сказать, с «волшебными» адресами происходит то же, что и с китайскими иероглифами: смыслы и истории перекликаются. Одно и то же место может читаться совершенно по-разному.

НЕ изъятие другой адрес — Площадь Свободы, на месте заново построенного отеля «Европа». Связан он с Винцента Дунина-Марцинкевича. А, точнее, с его произведением «Крестьянка». Известно более позднее название «Идиллия». Музыку к этой опере написал Станислав Монюшко, одну из главных ролей — Наума поговорка — сыграл сам Дунин-Марцинкевич.

И сыграл — в Минском театре, который и находился на Площади Свободы. Этот контора пережил войны — и был уничтожен совсем недавно — в 1984 году. Что вызвало — неслыханно для советского времени — протесты молодежи, которая потом стояла у истоков БНФ. Но это уже новейшая история.

Третий адрес — улица Максима Богдановича, напротив Оперного театра.

Я имею в виду не памятник Максиму Богдановичу, хотя его установление и перенос сами по себе интересны. Теперь памятник смотрит на дом, точнее — на место, где стоял дом, в котором родился автор «Венка».

Но сейчас я хотел бы сосредоточиться не на прекрасной книге, а на самой улице. В советское время она носила имя Максима Горького. В этой игре с названиями есть своя родовая интрига. Будущий белорусский поэт Максим Богданович и пролетарский писатель Максим Горький были родственниками. Отец Максима — Адам Егорович, женился вторым браком с сестрою жены Максима Горького.

Обстоятельства этого брака — и того, что произошло потом — сплошной латиноамериканских сериал, тактично описаны Семеном Букчин во втором номере биографического альманаха «Личность и время».

Но перейдем к четвертого адреса — у кинотеатра «пионеры». Перенасыщен литературными аллюзиями адрес. С одной стороны — на том доме сейчас мемориальная доска — некоторое время жил Владимир Короткевич.

С другой стороны — газон возле администрации президента. Там стоял унесенный Дом писателя, бывшая усадьба Виктора Янчевского. Именно там «не собрал костей гауляйтер», как пишет Франтишек Ведьмак-Лысагорски (он же Нил Гилевич) — в«Сказ пра Лысую гору». Об раскиданьне гавляйтаравых косточек издала книгу воспоминаний Елена Мазаник. Книжка «Месть», было два издания. (Представьте себе, администрация президента наследуют территорию — где всенародно-Гитлера-избранного главы подрывают миной в собственном кровати!)

Но интереснейший литературное произведение об этом топас — в книге Франциска врать и Мартина Юра «Призраки и чудовища Беларуси». Легенда «Гавляйтар и Горничная». Впрочем, в «призрак» имеются и другие минские адреса: Комсомольское озеро с цыцастай русалкой, здание Белорусское телевидения, метро (фантомы и блудников добавляются).

Однако цельной адресной книгой является «Дамавикамэрон» Адама Глобуса. Насильнику нравится «Центральный» универсам и такой же кинотеатр. Мерзавец с обрезанными ногтями, которые он мечтает засыпать в студенческий продовольствие, бродит Троицком предмес

SQL - 29 | 2,173 сек. | 7.39 МБ