Календарь

Июнь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Май   Июл »
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Архивы

А.Саньникав: Единый кандидат — это плохо

Общество
Соусь: Сегодня Вы и еще один потенциальный кандидат в президенты Владимир Некляев заявили, что договорились о координации действий в ходе избирательной кампании. Прежде всего это будет борьба против фальсификации выборов, совместная агитационно-информационная деятельность, совместная международная деятельность. Есть ли этот договор первым шагом к определению единого кандидата? И какая главная цель вашего объединения?

Санников: Я так устал от этого вопроса о едином кандидате. Я никогда не говорил о едином кандидате. Я говорил о сильных кандидатов и сильную стратегию. То, что мы сейчас пытаемся создать. С единственным кандидатом здесь ничего не получится.

Соусь: Кто был инициатором договора и как, по Вашему мнению, кому из вас она более выгодна?

СанниковЭто взаимная инициатива. Это не было спонтанно. Мы обсуждали это еще летом. Потом мы очень серьезно отслеживали, что происходит во время сбора подписей, как люди откликаются, на что они откликаются. Это была совместная инициатива, и я рад, что это удалось.

Соусь: Похоже, что Вы сниматься в пользу другого не будете. Но сами примете, если кто-то на Вашу пользу захочет сняться?

Санников: Если речь идет о Некляева и меня, мы договорились, что мы продолжаем наши компании. Не идет вообще сейчас речь о снятии. Почему? Ведь мы знаем, что у нас нет выбора. Делаются фальсификации, и должны все наши усилия направлять на то, чтобы мобилизовать людей, чтобы люди не пошли на досрочное голосование, чтобы следить за фальсификациями, чтобы они предупреждали и международных наблюдателей, и внутренних наблюдателей. Это много работы. Поэтому нельзя сейчас в этих категориях рассуждать. Единый кандидат — это плохо.

Соусь: А почему плохо?

Санников: Потому что мы это уже пробовали, и ничего не получается. Потому что единый кандидат в наших условиях — это искусственное объединение определенных групп с разными подходами. И эти механические объединении никогда результата не давали.

Соусь: Давайте представим, Центризбирком зарегистрирует 10 кандидатов, все они остаются в избирательном бюллетене 19 декабря. Голоса избирателей с разной пропорцией распределяются между всеми кандидатами, но наибольшее количество голосов даже без существенных фальсификаций получает Александр Лукашенко. По НИСПИ, они рейтинг сейчас менее 50 процентов. За кого людям приходить на Площадь? За 2, 3, 4 или 5 кандидатов?

Санников: Во-первых, нет у нас никаких независимых исследований. В тоталитарной ситуации нельзя делать объективные независимые исследования. Поэтому Гэллап ушел из Беларуси уже давно. Во-вторых, все эти исследования учитывают фактор страха, что может быть от 30% до 35%. И исследователи почему-то об этом не говорят. Поэтому это делается, чтобы поддержать режим, который царит в Беларуси. Люди придут отстаивать свой выбор, а не какие-то исследования и проценты.

Соусь: Сегодня на пресс-конференции Вы с Владимиром Няклявым отвергли обвинения, что Вы создаете «пророссийский блок», однако признали, что приветствуют голоса из России на поддержку оппозиции и против Лукашенко. Как Вы расцениваете нынешнее так сказать молчание со стороны России относительно выборов президента Беларуси?

Санников: Я думаю, что Россия уже много чего сказала уже, я думаю, что то, что было сказано, я воспринимаю как сигнал того, что Лукашенко уже не является партнером для России, и этого достаточно, чтобы решать нашу судьбу и чтобы действительно решать таким образом, чтобы восстановить нормальные отношения с Россией, а не то, что происходило за Лукашенко.

Соусь: Какой Ваш прогноз, Россия признает выборы?

Санников: Я вижу, что они очень серьезно настроены наблюдать за этими выборами. оценивать по критериям выборов. И тут говорить, признает или не признает, я думаю, что нет никаких оснований вообще признавать эти выборы ни у кого.

Соусь: Вчера в интервью Свободе Вы выразили сомнение, что президент Литвы могла заявить, что победа Лукашенко может гарантировать политическую и экономическую стабильность в стране и ее независимость. Но если бы такая позиция, которая безусловно существует в определенных кругах Евросоюза, победила, и Евросоюз поддержал и признал победу Лукашенко на выборах, что это было значило для демократической оппозиции Беларуси, для тех, кто бороться за демократические перемены в стране
?

Санников: Я же не отрицаю, что существуют лоббистские группы, заинтересованные в сохранении именно диктатуры. Потому что это просто полезно для тех групп с разных точек зрения. А что будет происходить? Я не хочу сейчас рассуждать на этот счет. Мы будем работать с теми, кто поддерживает права человека, демократию, свободу, независимость. Или в России, или в Европе.

Соусь: Согласно упомянутого уже мною исследования Независимого института социально-экономических и политических исследований только около 11% опрошенных заявили о намерении принять участие в массовых акциях, требуя смены результатов выборов; 24% ответили, что будут расстроены фактом фальсификации, но в мероприятиях оппозиции участвовать не будут . Абсолютное же большинство — 40% опрошенных — согласны принять любой результат голосования. Даже если ставить под сомнение эти цифры, насколько с такими настроениями возможна Площадь, и что нужно делать, чтобы она такой была?

Санников: Возможна. Если действительно есть 11%, этого достаточно для массового протеста. Мы знаем, что за 11% пойдут и другие. Этого достаточно. То, что сейчас люди откликаются на призывы менять власть, на призывы улучшения жизни в Беларуси, демократизации Беларуси, свободы в Беларуси, — это очевидно. Для меня это очевидно, я на это ориентируюсь, а не на те цифры, которые слышу по БТ.

Соусь: Какой Ваш прогноз, что будет после выборов? Что будет после площади?

Санников: Будет новая страна.

Соусь: У Вас растет маленький сын. Как Вы ему сказали, почему хотите стать президентом Беларуси?

Санников: Я на эту тему не разговаривал. Он видит, что я занят, ему это не нравится. Мы на эту тему не разговариваем, у нас много есть что обсуждать: и сказки, и игрушки, и все прочее, и игры, в которые мы играем вместе.

Соусь: Но ведь когда-нибудь вы ему скажете. Как Вы объясните, почему приняли это решение?

Санников: Вот если он спросит, я ему отвечу. Это я сыну отвечу, а не слушателям Свободы. Я прошу прощение, но отношения с сыном — это очень личное.

Соусь: Как сейчас у Вас складываются отношения с потенциальными кандидатами в президенты, и заявил кто о готовности присоединиться к Вам с Некляевым.

Санников: Я отвечаю за то, что я делал и делаю, а другие должны думать, что они будут делать. Я отвечаю за себя.

SQL - 29 | 3,024 сек. | 7.41 МБ