Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Россия ни шагу не сделает навстречу Беларуси — без учета своих интересов

Общество Беларусь может согласиться перечислять в российский бюджет 100% экспортных пошлин на нефтепродукты в обмен на отказ России от экспортных пошлин на нефть для Беларуси. Об этом заявил министр экономики Беларуси Николай Снопков. О готовности России отказаться от экспортных пошлин на нефть для Беларуси в обмен на все пошлины, которую Беларусь будет получать от экспорта своих нефтепродуктов, заявил 19 октября заместитель министра финансов России Сергей Шаталов. С другой стороны, появились сообщения, что это пока со стороны России еще не официальное предложение. Как бы там ни было, некоторые эксперты уже заговорили о потенциальной победу официального Минска в нефтяном споре. Какой вариант наиболее реалистичен в данной ситуации? Чего добивается Москва своими действиями? На эти вопросы отвечает обозреватель газеты "Белорусы и рынок" Татьяна Маненок.

Виталий Цыганков

Цыганков: Если Россия действительно откажется от экспортной пошлины на нефть, означает ли такой вариант победу Беларуси?

Маненок: Самое главное — не отмена пошлин, а то, как будет распределяться прибыль от экспорта нефтепродуктов. В какой бюджет он пойдет, где это пошлина будет платиться, пойдет ли оно сначала в бюджет Беларуси, а потом будет переводиться в российский?

Это очень сложный вопрос, и можно вспомнить, что в конце 2006 года стороны так и не смогли договориться о механизм разделения, так как Россия заявила, что хочет иметь гарантии. Если это попадет в белорусский бюджет, неизвестно, придет ли оно потом в российский …

Цыганков: Но сейчас Беларусь уже имеет не только российскую нефть. Кажется, Уго Чавес не требует, чтобы Беларусь делилась доходами от переработки этой нефти.

Маненок: Надо иметь в виду, что стороны в любом случае договорились о создании совместного предприятия, белорусско-венесуэльского, где 75 процентов принадлежит Венесуэле и только 25 — Беларуси. Именно СП должна распределять доходы от экспорта нефтепродуктов между двумя странами. Я не знаю, работает ли оно сейчас, но совсем недавно оно еще не работала.

Что касается соглашения между Чавесом и Лукашенко, то она очень непрозрачная, и здесь очень трудно сказать, какая от нее выгода белорусскому бюджету. Если исходить из классических позиций, то очевидно, что если поставлять сюда нефть по мировым ценам, потом ее перерабатывать и поставлять, то это большие затраты. Если учесть, что белорусские нефтеперерабатывающие заводы не могут эффективно переработать российскую нефть с пошлиной, то они работают в таком смешанном варианте — чуть беспошлинной, немного таможенной нефти.

Цыганков: Можно ли с этого предложения России, о которой мы говорим, определить, какой вариант отношения к нефтяной проблеме выбирает Москва: или более компромиссный, или она не очень хочет слушать белорусский позицию?

Маненок: Очевидно, для России сейчас приоритет — это подписание всех соглашений о создании Единого экономического пространства. Важно для Москвы продемонстрировать, что существует такой успешный и привлекательный проект для стран бывшего Союза.

Конечно, Россия понимает, что Беларусь не подпишет эти соглашения, если Россия не сделает никаких уступок со пошлиной. Насколько я знаю, эксперты прорабатывают такую возможность — отмены пошлины на нефть, и работают над механизмом разделения экспортных пошлин. Но в целом, конечно, Россия ни шагу не сделает навстречу Беларуси, если при этом не будут учитываться ее экономические интересы.

SQL - 19 | 1,362 сек. | 7.14 МБ