Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Последствия и уроки югославской революции

Общество
10 лет назад в Югославии произошла демократическая революция. Народ, возмущенный фальсификациями на президентских выборах, сверг авторитарного правителя Слободана Милошевича. О тайнах, надежды и разочарования революции Юрий Дракохруст беседовал с обозревателем русской службы нашего радио, экспертам в балканских делах Андреем Шарым.

Дракохруст: В таких событиях, как югославская революция, всегда сохраняются какие-то загадки. И даже сейчас, через 10 лет после революции, остается вопрос — как это было возможно? Власть Милошевича была (или выглядела) очень сильной, она была очень хитро организованной. Еще за несколько дней до революции многие очень знающие эксперты говорили, что Милошевич удержится. Почему это все же произошло?

Милошевич пережил свое время на несколько лет. В последние годы, а возможно и все годы его правления (и в этом, наверное, причина кровавого распада Югославии) он не успевал за событиями, за темпами перемен на юго-востоке Европы. И это возможно главная политологических причина распада Югославии. Он был вечно вчерашним. Когда-то, рано или поздно, это должно было произойти.

Сейчас вечно вчерашним выглядит режим Александра Лукашенко, хотя он тоже кажется очень сильным.

Шары: Это был стечение самых разных обстоятельств. В политике тоже есть такое понятие, как «усталость металла». Милошевич пережил свое время на несколько лет. В последние годы, а возможно и все годы его правления (и в этом, наверное, причина кровавого распада Югославии) он не успевал за событиями, за темпами перемен на юго-востоке Европы. И это возможно главная политологических причина распада Югославии. Он был вечно вчерашним. Когда-то, рано или поздно, это должно было произойти.

Сейчас вечно вчерашним выглядит режим Александра Лукашенко, хотя он тоже кажется очень сильным.

Был и сильный, беспрецедентное международное давление, были международные санкции, международная изоляции. Но главное, что в 2000 году сложились субъективные предпосылки смены власти в самой стране. Энергия низов оказалось структурированной в широкий общественное движение. Одним из направлений было объединение либеральных и умеренно националистических сил против Милошевича. С другой стороны, произошло формирование при западной поддержке элементов гражданского общества, частью которой был молодежное движение "Отпор", который во многом был носителем этих перемен.

Наконец, последним из серьезных факторов был политический гений потом убитого премьер-министра Сербии Зорана Джинджич, который был организатором этой революции. Это был политик балканского экстра-класса, который относился к организации политических кампаний, как к менеджменту и частично вся кампания по свержению Милошевича была большой менеджерскую операцией, которую много месяцев проводили политические силы под руководством Зорана Джинджич. Частично он потом стал и жертвой своего понимания политики, как абстрактной игры. Его убили силы, с которыми он вступал в союз, когда сбрасывал Милошевича. Понятно, что для того, чтобы эту систему сбросить с политической сцены Сербии, нужное было объединение многих политических сил, нужен был союз с дьяволом, нужен был человек, который согласится на этот союз и организует этот союз. Им стал Джинджич. В итоге Милошевич был отстранен от власти, но трагически закончилась жизнь и организатора этого события.

Дракохруст:
Что принесло десятилетие югославской революции? Уже и нет той Югославии, из ее состава вышла Черногория, Косово объявило о своей независимости, которая признана многими странами. Формальный главный герой той революции Воислав Коштуница стал лидером эвраскептычнай оппозиции, а Сэрбия так и не стала членом Евросоюза. Так может все было зря?

Шары:
Сэрбия изменилась ровно настолько, насколько она могла измениться вследствие ряда ограничений, в которых она живет и из которых она состоит. Воислав Коштуница был скорее витриной, чем двигателем той революции. Джинджич сделал на него ставку, потому что точно просчитал, что именно такой, умеренно националистический политик, умеренно консервативный может быть заменой Милошевичу в той стране, которая есть. Джинджич призвал своих сограждан к демократическому чуда, но вспоминая наши с ним разговоры десятилетней давности, не слишком сам в нее верил. Он понимал, что с такой страны, которая почти н
а 100% заражена вирусом национализма, невозможно через 10 лет сделать демократическое государство, сделать Великобританию. Эти 10 лет продолжался процесс распада Югославии, который был задан веке назад.

Дракохруст: Еще до того, как она образовалась?

Но это все равно страна терпимо националистическая, страна, обиженная на весь мир, хотя не в такой степени, как 10 лет назад

Шары: В некотором смысле да. Процессы распада начались до образования. Хотя они и не были детерминировано. Нельзя сказать, что Югославия не могла существовать. Могла. Мало ли что может существовать? Но так или иначе, эти процессы продолжались.

С другой стороны Сэрбия сделала значительные шаги в направлении к Европе. Это уже другая страна, более открытая, страна, с которой не так активно уезжает молодежь, как уезжала во времена Милошевича, эта страна гораздо меньше милитаризованная, страна, которая более адекватно представляет место, которое она может занимать на карте Европы. Амбиции Милошевича значительно превосходили объективные возможности Сербии.

Поэтому если говорить, получили ли эвралетуценьники в соседи себе прекрасную европейскую страну-образец — разумеется, нет. Но та ли это Сэрбия, которая 10 лет назад произвела революцию? Нет, это другая страна. Но это все равно страна терпимо националистическая, страна, обиженная на весь мир, хотя не в такой степени, как 10 лет назад. Это быстро не происходит. Это тектонические процессы, начало которым задан 10 лет назад, но они еще десятилетия будут продолжаться.

SQL - 18 | 1,268 сек. | 7.22 МБ