Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

От Лукашенко требуют извиниться и принять вассальную зависимость от России

Общество

Дмитрий Панковец

Владимир Мацкевич

Виталий Цыганков

«Сейчас наиболее вероятен вариант« холодного мира »

Цыганков: Можно ли понять высказывания Нарышкина как согласие Москвы пойти на определенное примирение с Лукашенко? Впрочем, возможно, Кремль воспринимает это примирение лишь на каких-то своих условиях. Дмитрий, какое было ваше впечатление от встречи с главой администрации президента России?

Панковец: Да, Виталий, я соглашусь с вами, что главной идеей Нарышкина, которую он хотел донести до белорусских журналистов, было то, что Москва готова и дальше сотрудничать с Александром Лукашенко. Это было достаточно неожиданно, ведь совсем недавно вышел последний «Крестный отец», и можно было ожидать, что Москва покажет Лукашенко «красную карточку», не поддержит на выборах. Нет! От Лукашенко требуют всего лишь извиниться, принять условия России, то есть, ту вассальную зависимость, которая была и до сих пор, выполнение всех интеграционных требований по ОДКБ, Таможенном союзе и так далее. И все, отношения могут вернуться назад — больше ничего от Лукашенко и не требуется.

Цыганков: Есть ли вызвана эта смена определенном холодным политическим расчетом Москвы? Там поняли, что именно такой подход, несмотря на личные обиды, для России наиболее выгоден?

Панковец: Терять своего союзника всегда очень обидно. Если Россия потеряет этого союзника, то в Беларуси не останется другого выбора, кроме как более тесных связей с Евросоюзом.

Мне кажется, что сейчас наиболее вероятен вариант «холодного мира». Конечно, уже не будет прежним объятий, клятв в вечной братской любви. Однако интеграционные процессы, скорее всего, не прекратятся.

«Никто из сегодняшних кандидатов, кроме Лукашенко, Москву удовлетворить не может»

Цыганков: После видеообращения Медведева много говорили о том, что уже пройден необратимый пункт взаимных отношений. Не оказалось эта точка запятой, либо многоточие?

Мацкевич: Да, вопрос остается открытым. Ведь Москва не имеет альтернативы Лукашенко в Беларуси, никто из сегодняшних кандидатов, кроме Лукашенко, ее удовлетворить не может. Но процесс ухудшения отношений зашел достаточно далеко, и неизвестно, согласятся Медведев и Путин «обнулить» ситуацию.

В этом смысле думаю, что мессидж Нарышкина говорит о том, что Москва — в растерянности. Какими путями, какими шагами можно повернуть процесс вспять, она не знает.

Цыганков: А хочет ли Москва повернуть назад этот процесс?

Сейчас идет размышление, кто первый сделает шаг к денонсации союзного договора.

Мацкевич: У нее ситуация патовая. С одной стороны, они вынуждены считаться с тем, что Лукашенко остается главой Беларуси. С другой — она никак не хочет смены Лукашенко, так как любой другой руководитель будет более сложным. Однако оставлять отношения между двумя государствами в нынешнем положении невозможно. Поэтому сейчас идет размышление, кто первый сделает шаг к денонсации союзного договора.

Панковец: Я бы немного не согласился с Владимиром. Мне кажется, сейчас и Россия и Беларусь ждут друг от друга какого-то шага вперед, кто его первый сделает. Собственная гордость не позволяет сделать этот шаг и одним, и другим.

«Пока Лукашенко использует антироссийские настроения белорусского электората»

Цыганков: Как официальный Минск может отреагировать на ту поправку в позиции Москвы, которая прозвучала в заявлениях Нарышкина?

Панковец: У Лукашенко сейчас два варианта: либо согласиться на такие предложения, которые фактически ничем не отличаются от тех, что были полгода назад, либо не согласиться. Если он не соглашается, то вполне реальный вариант непризнания результатов выборов и дальнейшее ухудшение отношений с Россией.

Мацкевич: Если Лукашенко будет видеть, что какой-то поворот в его риторике, возвращение к мирным отношениям, будет воспринят обществом как его победа — тогда он на это пойдет. То же самое и для российских лидеров — они тоже не могут сделать шаг навстречу Лукашенко, так как это будет восприниматься в сам
ой России как слабость, как сдача позиций.

Я не настаиваю на своем мнении, что сейчас стороны говорят лишь о том, кто первый сделает денонсации союзного договора. Они также размышляют и о том, как повернуть ситуацию в положительное русло. Но и белорусское, и российское руководство наделали уже много непродуманных действий, которые на сегодня уже очень трудно отменить.

Цыганков: Что выгоднее Лукашенко сейчас, во время президентской кампании: продолжение информационной войны, образ защитника суверенитета, или временное примирение с Россией?

Мацкевич: Пока Лукашенко использует антироссийские (или не пророссийские) настроения белорусского электората. И не видно пока шагов к тому, чтобы эта компания повернулась в другую сторону. Но такое еще возможно, и будет это зависит от того, насколько серьезные вызовы бросит ему эта компания. Впрочем, думаю, что определенных изменений следует ожидать после выборов

Панковец: Мы сейчас выступает этаким борцом за независимость, защитником Беларуси от пьяного кремлевских руководителей. Но если ситуация изменится, он также может использовать это в свою пользу, и опять заговорит об интеграции с Россией.

Кстати, пресс-конференция Нарышкина, в свете выборов, дала отличный сигнал оппозиции о том, что нельзя рассчитывать на поддержку Кремля всем тем кандидатам, которые пытаются позиционировать себя как пророссийские.

Теги:

выборы

SQL - 29 | 2,863 сек. | 7.44 МБ