Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Невероятные деяниях дохлого фарша из-под Макаравки

Общество

Не только потому, что сравнительно недавно подобные происшествия произошли под Толочин и Ошмянами. Похоже, что мясо животных, погибших в происшествии, было частично переделана на фарш с последующей продажей на ярмарках и в торговых точках. И, как сказал мне правозащитник, член гражданской кампании «Наш дом» Николай Петрушенко, который провел предыдущий опыт …

«Есть свидетели, которые подтверждают — одна часть мяса пошла на Оршанский мясокомбинат, вторая часть продано предпринимателям. Вот тут начинается самое интересное … »

По крайней мере, в Орше, на базаре возле вокзала, я совсем другими глазами посмотрел на женщину, в сумке которой торчала банка с фаршем:

Корреспондент: «А фарш откуда?"

Госпожа: «Ниоткуда»

Корреспондент: «Чего вы его спрятали?"

Госпожа: «А почему вы меня фотографировали? Разве я не видела? Сами делаем … »

Спрашиваю уНиколая Петрушенко:

«Почему торговка спрятала фарш и убоялась с нами беседовать?"

Петрушенко: «Если у Зьвяничав поезд сбил 24 колхозные коровы, я получил телефонный звонок, выехал в Оршу и насчитал 17 женщин, продающих фарш с песочком от тех коров, которых тракторист Леша Казырэвич закопал в землю. Их выкопали и продавали! Какие там лицензии и санитарные нормы! Бросился в один отдел милиции, третий — договорились, что главное, чтобы возбудить уголовное дело против тех, кто скупает клячу и организует целый сетевой маркетинг по продаже. Кончилось же тем, что судья оштрафовал женщину с фаршем так, будто, она продавала цветы — 15700 рублей! А теперь, пойдя по следам этого фарша, добрался до Смоленска, сфотографировал наших женщин, которые продают его. Мне известно, что на этот раз милиционеры оршанского транспортного отдела возбудили уголовное дело против руководителя Лындина, который вызвал своих подчиненных и нажимал на них, чтобы написали заявления, что якобы покупали 3-4 коровы. Это давало ему возможность "отмыть" коров и уйти от ответственности, что нет ни технологической, ни трудовой дисциплины. Килограмм мяса стоит 3-4 доллара. 20 тысяч килограмм — 50 тысяч! Вот почему наши медики, милиционеры закрывают глаза! Главное — тысячи человек, которые потенциально едят в кафе знаменитый фарш, который сдобрен пряностями хорошей порцией перчик, чтобы не было слышно Мертвечины. И бешеная лиса могла ночью покусать, собака. Ночью же слетевшись предприниматели, как мухи на мед … »

На станции я нашел свидетеля событий той ночи — монтер Вячеслава Шэндрыка, исполнявший тогда обязанности бригадира ремонтников.

Шэндрык: «Меня разбудил мастер без пятнадцати три. Стадо коров стоял голов на 40. Мы их угнали. Метров 200-300 отбежал — есть туши. Голов 10 лежала на одном пути, 10 — на втором и по обеим сторонам разбросало. Трудно — по 300-400 кг, с пораженными потрохами, кишками. Приехал Лындин, зоотехники. Грузили, вывазили — первую партию взяли на мясокомбинат, а другую не приняли — мясо почернела … »

Тем не менее, на днях уголовное дело против председателя СПК Олега Лындина было передано в прокуратуру Дубровенского района и, по неизвестным причинам, называть нам отказались, прекращено. Местные говорят о «мохнатой лапы» в Минске и жалеют двух деревенских, о которых «Советская Белоруссия» написала, что «недосмотрели нетрезвые пастухи». «Все не так» — сказала мне 49-летняя госпожа Людмила Винокурова, что живет рядом с железной дорогой в деревне Макаравка и хорошо знает своих односельчан:

Винокурова: «Павлюченко был старше, он считается" с приветом ". Лындин знал, что в его речи нормальной нет, эпилепсия. Спросишь, сколько времени — полчаса будет думать. А второй несовершеннолетний мальчик, только школу закончил. Сами коровы часто проволока ломают. Здесь говорят, что спугнул дикий. Сколько я здесь живу, никакие дикий не ходят — им хватает кукурузы. Некого поставить. Если у Лындина было Якубова, было все нормально, а сейчас панапихали и Пироги, и Чижовку — где он один успеет! "

Информация к сведению. Два года назад в центральной усадьбе бывшего колхоза Якубова возник агрогородок, к которому Дубровенская вертикаль заставила присоединить еще 4 умирающие деревни. Николай Петрушенко выяснил предварительно, что это напрямую связано с тем, что 17-летний пастух Лукашук, у которого милиционе
ры взяли объяснительную, и который даже не писал заявления на работу, вышел пасти из-за нехватки кадров по устному приказу Лындина. Тем временем я разыскал брата Лукашука Игоря, который связался с ним на полях по мобильному телефону.

Игорь: «Сколько ты месяцев отработал? Дней 20? 100 тысяч заработал, ставили дни, как взрослому, но он не знает об этом … »

А вот что мне рассказала об экономической ситуации в хозяйстве вышеупомянутая госпожа Винокурова.

Винокурова: «Пастухи жалуются, что по 400 тысяч имеют, а в Макаровцы стадо 100 коров. Я раньше работала на ферме на 2 работах — доила коров и караулила, получала 70 тысяч! Хватало только на хлеб — колбасы не могла купить. А тогда дети стали ездить на Москву — по 3-4 миллиона привозили. Говорили, ты за 200 тысяч будешь на ферме сидеть? Мы тебе дадим эти деньги. А здесь нет заработка. Президентские домики есть, да и развалились. Моя подруга Лариса Болцикава в новом домике год пожила — зимой воды не было, дом пошел трещинами — «халтурщиков» их десять соорудили. У одного двери отвалились. С тех домиков не знают, куда бежать … »

Я заглянул на молочно-товарную ферму на 95 голов, что рядом с Макаравкай. 34-летняя Ольга Бяцан в одежде, в которой нельзя определить возраст, ждала сенажа и муки для откорма скота. Так уже 15 лет, говорит женщина:

Бяцан: «Малый заработок, конечно — 400 тысяч. А работать целый день — встаю в 4 утра … »

Корреспондент: «Я был на Ставпеччыне, то доярки говорили, что с детьми только на ферме и встречаются …»

Бяцан: «У меня с мужем то только так. (Смех) Он механизатор, пойдет а 6-й, приходит а 12-й ночи. И дома тянешь одна — поросята, куры, индюки, гуси. Мучаемся, что делать … »

К нам подошел кладовщик Виктор — фамилию просил не называть:

Виктор: «Я работаю по 13 часов, но мне не платят за переработку. Зарплата 600, то я работаю каждый день плюс выходные. Пришел сегодня — половина седьмого, только в половине девятого пойду домой, без обеда … »

***

Разговор на ферме прервало сенсационное звонок Николая Петрушенко, который параллельно находился на МТС СПК. Скоро вместе встретились с пожилой заправшчыцай, госпожой Марией Беланович, которая решила публично признаться, что под принуждением руководство написала заявление на приобретение «мертвых» коров.

Петрушенко: «Милиция вам делала допрос?"

Беланович: «Конечно, следователь Виноградов из Орши …»

Корреспондент: «Вы на сколько голов написали заявление?"

Беланович: «На две, но я их не брала — я ему так и сказала …»

Корреспондент: «Виноградов не имел права оглашать то, что вы сказали вашему начальству. Против вас репрессий никаких нет? "

Беланович: «Лично ко мне — ничего. А заявление по телефону попросила написать секретарша … »

За последние два месяца в Макаровцы, где осталась пара-тройка десятков жителей, пять умерли. По пыльной, обсаженной сухим кустарником дороге деревни от колодца ковыляли 75-летняя Валентина Варэньникава. Взглянул в ее ведро и ужаснулся — вода была ржавого цвета.

Варэньникава: "7 лет бьюсь с этим колодцем. Приехал брат из Минска, повез воду на анализы — ее нельзя пить! Колодец чистить надо. Центральная улица — весна приходит, то "впитывайте дорогу"! Мы же сидим, как на пороховой бочке — все заросло. Приезжали из Белого дома Дубровно, говорили, что если пожар возникнет, вы будете отвечать — "не касайтесь, так дадим штрафа". Если вы корреспонденты, фотографируйте эти густые заросли! "

Тут Валентина вдруг хитро прищурилась и сказала:

Варэньникава: «Вы, видимо, от Лукашенко приехали — лукашенковская команда!"

Петрушенко: «А кто сказал, что Лукашенко в район приедет?"

Варэньникава: «Ну, вы такие хитрые, будто, не знаете!"

Старейшина деревни, 81-летняя госпожа Грекова Лукашенко в тот день ждала хоть проездом, ради чего сидела с утра на балконе — мол, были хорошо знакомы.

Грекова: «Он работал в совхозе« Городец », я — в соседнем" Вперед ", перадавичкай была. Он любит порядок, дисциплину … »

Корреспондент: «Я слышал, что и по морде мог дать …»

Грекова: «Это писали о нем, что тракториста побил. Конечно, если он пьяный приходил и нягодничав, то может, и надо было толкнуть его! Жена Галя, я помню, занималась огурцами, как и все. Держали корову. Конечно, он не оказывал большую помощь, так как не было времени … »

Корреспондент: «А чего Галю с собой в Минск не взял?"

Грекова: «Она сказала:" Я тебе не буду мешать жить ". Всякие сплетни, интриги. Она приезжает, навещает детей, внуков. Конечно, она теперь толстая, страшная — а блондинка красивая была … »

О себе же Галина Павловна «скромно» сказала:

Грекова: «Если надо человеку помочь, вся деревня скажет — Галина Павловна наш ангел!"

Корреспондент: «Ангел, а скажите, почему не сьпилуюць кустарник, от которого может сгореть вся Макаравка?"

Грекова: «Я звонила, сказали, что это опасные деревья и со временем будут пилить. Если переделывали электрические столбы, надо было сделать, а они не сделали … »

Корреспондент: «А колодец почему не могут почистить?"

Грекова: «Мне сделали калёначку для полива грядок. Приезжали люди из исполкома и сказали, что сельсовет почистить. Я сказала — давайте соберем по десятке — я же с мужем получаю миллион 320 тысяч … »

Корреспондент: «Вам прыплачваюць, как старейшина?"

Грекова: «Раз 35 тысяч, второй, а сейчас денег нет …»

Словно вслед, последние информационные точки в нашем исследования поставили встречены на пути в Макаравку здешние супруги Тамара и Сан Саныч Емельянова, что отметили золотой юбилей.

Господа: «Да какая она старейшина — из дома не выходить, по телефону позвонит, когда ей деньги получить, и все. Сказали председателю сельсовета: надо чистить колодец. А он: собирайте деньги, у нас нет. Не надо — дайте насос! Я сам заберусь и выкачал. Что бы ни попросил — все за деньги, колхоз не хочет помочь. К Лындина — платите! Говорю, Олег Михайлович, отремонтируйте окна. А вам дали дом — делайте сами. Нет у него энтузиазма к людям. Чтобы помочь обнесли дом, так плюс 20 будет на улице — у нас 8 градусов тепла. Я окна убиваю — сидим, как в подвале … »

Корреспондент: «Вас не попросили заявления написать на" мертвые "головы?"

Господа: "Нет, но слышали, что люди писали. Макаравка, видимо, вся. Валя Варэньникава штук на пять. А нас не было в это время в доме, а так тоже бы навесили … (смех) Все боятся — говорят, потом съедят … "

Когда подошли к конторе и узнали, что председатель Лындин неожиданно уехал к концу дня — не удивились. Зато встретили, как раньше говорили, человека с активной жизненной позицией, также жительницу Макаравки, доярку Валентину Чмаркову. Та сама спросила у нас:

Чмаркова: «А вы, видимо, насчет поголовья порезанного?"

Петрушенко: «Кто-то захотел серьезно заработать на головах — часть мяса продали за хорошие" бабки "…»

Чмаркова: «А как я возьму на себя 2 головы — того, чего у меня не было! Руки выкрутить? Пусть попробуют — сама кому хочешь отвинчу … »

Корреспондент: «Но на шею себе не пустите?"

Чмаркова: «Да! Мужик в Москве строит и 2 сына. У мужа старый трактор был — летом сено впитывал, солому стаскивал — получалось миллион двухсотый А зимой слесарем — 200 с лишним, когда за газ нужно заплатить больше. Из Москвы привозить 4 миллиона за 15 дней вахты. В колхоз уже не пошел возвращаться … »

В ожидании поезда на станции Хлюсьцина разговорились с бригадиром ремонтников Александром Сьцефановичам. Он и сделал специальное резюме путешествия:

Сьцефанович: «Это будет повторяться, пока будут колхозы. Потому что это — безгаспадарчасьць, пьянство, бардак, ничье все. Корреспондент писал после Зьвянячага: шел на остановку, заблудился и подошел к вагончику спросить дорогу. А там — тара пуста и пастух спит. Толкнул — а тот спрашивает, вечер сейчас или утро. (Смех) Каждый год на белорусском железной дороге давят коров и будет где-нибудь еще в этом году … »

Теги:

путешествия,
провинция

SQL - 20 | 0,428 сек. | 7.26 МБ