Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Мои родители

Общество
Простите, но в Ваших произведениях, кажется, не очень часто упоминаются родители. Адам Глобус, к примеру, написал о своих целую книгу. Возможно, у Вас такая книжка еще впереди. А пока что, не расскажете хоть немного о папе с мамой?

Олег Кунцевич

Когда сижу за своим письменным столом, родители всегда смотрят на меня с фото в книжном шкафу. Снимок — слева, там, где сердце.

Мама Мария — в строгом темном платье с изложенным наверх белым воротничком блузка.

Мама родом из зажиточных крестьян деревни Капысица. Почти весь ее род Денисовых по мужской линии, или, как говорили предки, по мячу, в начале 1930-х истребила родная советская власть. Не расстреляли только малолеток.

Капысицу основали переселенцы из совсем близкой древней Заднепровский Копыси, что на протяжении веков была столицей белорусских кафляров, которых московские захватчики выводили в плен отделывать дворце их царям. Сейчас городок прославилась еще и по той причине, что там — правда, точно неизвестно когда — родился первый президент нашей страны.

Рядом с Копысьсю, где мама училась в школе, — купаловские Левки. Если Иван Доминикович появлялся на тамошнем базарчик, учителя отпускали детей посмотреть на народного поэта. Мама зьдивлялася, что Купала — конечно же, несусветную богат! — Яростно торгуется с копыскими еврейка за каждую копейку.

Мамин выпускной бал пришелся на последний мирный вечер 1941 года. Узнав о начале войны, мама надела на себя все свои три платья — боялась, что иначе их заберут немцы.

После первого оккупационного гарнизона, который состоял из финнов, немцы поначалу не казались такими уж страшными. Маме нравился фольксдойче Пауль. Он хорошо говорил по-русски, предупреждал деревню, если будут забирать коров или вывозить молодежь в Германию, встречался с партизанами. Однажды на вечеринках люди из леса, сделав вид, что видят Пауля впервые, вывели его на улицу и застрелили …

После войны мама окончила исторический факультет Могилевского пединститута. Перечеркнув в учебниках имена "врагов народа", голодали и мерзла в общежитии, где в одной комнате "вальты" спали по двое на узких, бывших солдатских кроватях три десятка девушек.

Мама всю жизнь была учительницей, причем, говорят, очень строгой. Охотно верю.

Она преподавала в школе историю, и, мне казалось, не хотела особо задумываться, что сделали с этой наукой большевики да их Геродот. Но я, видимо, ошибался. Иначе зачем она отговаривала меня тоже поступать на исторический факультет?

Папа Алексей на фотографии — в прокурорской форме с погонами.

Он — крестьянский сын из Сенненского лесной деревни Стэцава, которую после первого раздела Польши получил кто-то из Екатерининский фаворитов Орловых. Всех крепостных записали по хозяину. Оттуда и мое "громкое" имя. Мама, кстати, взявшись браком, сохранила верность своему девичья — Денисова.

Алексей Орлов успел отбыть перед войной срочную службу в Одессе. Служил тогда, между прочим, какое-то время в дивизии, которой после Военной академии имени Фрунзе командовал Андрей Власов. Помнится, что папа никогда не говорил о нем как о предателе, но часто упоминал, что в довоенные годы будущий командир Русской освободительной армии мог гордиться уважением и любовью подчиненных.

До Одессы папа на всю жизнь сохранил в своей суровой души большую нежность. За годы до раннее смерти он еще успел показать мне, васьмиклясьнику, и Молдаванка, и Аркадий, и Дерыбасавскую, и знаменитый Привоз, где нам предлагали купить пистолет.

Но пистолетов у папы было целых два. Один — трофейная "кольт". От войны у бывшего старлея Орлова остались еще две раны и награды — орден Красной звезды и медали "За отвагу", "За боевые заслуги", "За оборону Сталинграда" и "За взятие Будапешта", с которыми я в детстве любил играть вместо игрушек . Войну отец закончил в австрийской столице, где к их части поставили "на довольствие" слона из разбомбленного союзниками венского зверинца.

Второй пистолет был прокурорский. После юрфака БГУ папа всю жизнь работал прокурором. По этой причине в маминой деревне, куда меня привозили на все лето, я имел важную прозвище Прокурор.

Профессия, безусловно, наложило отпечаток на папин характер. Он был молчалив, замкнут в себе человек, который, я думаю, в душе не соглашался с тем, что происходило в стране. Однажды на глазах у нас ветер разбросал путано устроен у нас в Полоцке понтонный мос

SQL - 27 | 2,757 сек. | 7.23 МБ