Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Марио Варгас Льоса. Правда придуманного (отрывок)

Общество
Нынешний лауреат Нобелевской премии за литературу М. В. Льоса известен не только как романист, драматург, публицист, но также как исследователь и преподаватель литературы.

В 1990 году он выпустил книгу эссе о своих любимых писателей ХХ века под названием "Правда придуманного". В предисловии, отрывок из которой мы публикуем, автор рассуждает о роли фикции в жизни человека и о соотношении литературной правды с правдой реальной жизни.

С тех пор как я написал свой первый рассказ, у меня стали спрашивать, "правда" все то, что я пишу. Хотя мои ответы удовлетворяют любопытников, каждый раз, как я отвечаю на этот вопрос, пусть и как можно честно, меня не оставляет неловкое ощущение того, что я никогда не попаду дать правильный ответ.

Для некоторых людей то, есть ли романы соответствующими действительности или ложно, настолько же важно, как для других — есть ли они хорошими или плохими, и многие читатели, сознательно или бессознательно, ставят второе в зависимость от первого.

Романы врут, они предлагают ложное видение жизни.

Испанские инквизитор, например, запретили были доставлять романы в американские колонии и печатать их здесь на том основании, что эти глуповатые и абсурдные — а значит, лживые — книги могли принести вред душевному здоровью индейцев. По этой причине на протяжении трехсот лет гишпанаамэрыканцы читали только контрабандную бэлетрыстыку, а первый роман был опубликован в испанской Америке только после независимости (в Мексике, в 1816 году). Запретив не просто отдельные произведения, а целый литературный жанр, Святая Конгрегация установила нечто, что виделось ей как абстрактный закон без исключений: мол, романы врут всегда, все они предлагают ложное видение жизни. Когда-то я написал работу, где высмеивает таких арбитров, способных к подобным обобщений. Теперь я считаю, что испанские инквизитор, пожалуй, первые — раньше критиков и самих раманаписцав — поняли природу фикции и ее бунтарский потенциал.

Романы действительно врут — а как же иначе — но это еще не все. Хлусячы, они еще и высказывают интересную правду, которая может быть выражена только скрыто, под покровом лжи. Вышесказанное проходит ощущение нисянецицы, но в действительности идет о что-то очень простое. Люди не довольны своей судьбой, и почти все они — богатые или бедные, гениальные или посредственные, известны или нет — хотят жить каким-то иным жизнью. Чтобы утолить — обманным путем — эту жажду, родилась литературная фикция. Она пишется и читается для того, чтобы люди имели возможность жить те жизни, из недостижимостью которых они не согласны мириться. В зародыше каждого романа закипает нонконформизм, дышит недовольно желание. (…)

Что означает "роман всегда врет»? Так, видимо, не считали офицеры и кадеты Военного колледжа Леонсиё Прадо, где — по крайней мере, так может показаться — происходит действие моего первого романа "Город и псы": они сожгли мою книгу, объявив ее клеветой на свое учреждение. Не считала так ни моя первая жена, что, прочитав другой мой роман, "Тетушка Хулиа и паперапсуй", и узнав в нем свой "искаженный" портрет, опубликовала книгу, в которой якобы восстанавливает перекрученную фикцией правду.

Романы пишутся не для того, чтобы рассказать о жизни.

Естественно, что в обеих историях — больше выдумок, перакручваньняв и преувеличения, чем воспоминаний, и что, когда я их писал, я вовсе не претендовал на дословную соответствие фактам и лицам, которые предшествовали роману и имели к нему условное отношение. В обоих случаях, как и в остальных моих произведениях, я исходил из живого опыта моей памяти, которая стимулировала мою фантазию, и в итоге придумал что-то, в чем упомянутый рабочий материал отразился достаточно "неверно". Романы пишутся не для того, чтобы рассказать о жизни, а для того, чтобы трансформировать его, что-то добавляя … Мог ли я в упомянутых романах попытаться передать воспоминания из скрупулезной точностью? Конечно, мог. Но даже если бы я совершил этот скучный подвиг, апавёвшы только факты и описав только таких персонажей, чьи биографии соответствовали бы их прототипом чет в чет, то мои романы через это не были бы менее лживые или более соответствующими действительности, чем они есть.

Ведь истинность или неправдивости фикции определяется не сюжетом, а тем, что фикция — написанная, а не прожита, сделана из слов, а не из конкретных переживаний. Воплотившись в язык

SQL - 19 | 0,926 сек. | 7.47 МБ