Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Как мы делали самиздат

Общество


Мы уже знаем, что дебютировали Вы в студенческие годы в самиздатовского «Голубым фонари» и «Милавицы». А читали ли запрещенные произведения других авторов, которые ходили тогда в самиздате? И кого именно?

Виктория

Всъедобно, читал. Прежде всего своих друзей. В нашей «Милавицы», что стало продолжением арестованного гэбист «Голубого фонаря», также печатались НЕ мелочь. Вспоминаю стихотворение Юрия Бондарович «сопротивление материала»:

Если считать очередной стал сумасшедший
Себя героем, взяв власть в руки,
Напомним ему о сопроматом —
Ведь есть такая мудрая наука …

Не сказал бы, что с тех пор, когда из телевизора не вылезал дорогой Леонид проявил эти строки безнадежно устарели.

Во время первого вызова в КГБ под матрасом моего панцырного кровати в общежитии лежал зачитан ли не до дыр номер «Роман-газеты» с «Одним днем Ивана Денисовича» высланного из СССР Александра Солженицына.

Когда после университета я работал сначала в школе, а потом в новополоцкой городской газете, недобитая национальная интеллигенция активно читала новаторское для своего времени исследование Николая Ермоловича «По следам одного мифа». Почтовая бандэролька из его перепечаткой однажды целый месяц шла мне в Новополоцк от друга из Постав, преодолевая, как мы подсчитали, в среднем 5 км за день.

В наши руки попадали «роковый яйца» и «Собачье сердце» Михаила Булгакова. Когда смотрю экранизацию последней повести, всегда вспоминаю темно-зеленый переплет, за которым у меня прятались во втором ряду книг профессор Преображенский с компанией. Рядом, кстати, стоял подаренный знакомым вольнодумцем самиздатовского томик Артура Шопенгауэра, которого тоже не продавали в книжных магазинах.

К одержимых читателей «нехороший» книг принадлежал и мой друг Винцесь Мудров. Причем, уже имея некий опыт самиздата с собственными опусами, мы не были простыми потребителями «запрещенных плодов». Подавно молодой специалист инженер Мудров имел под руками какой-то допотопный гектограф. Но таким он видится сейчас, а тогда этот огромный аппарат весом, казалось, под сотню кг видов нешуточное достижением советской техники. Для начала Винцесь умножил только недавно опубликованных в журнале «Москва» с большими купюрами «Мастера и Маргариту».

Новая страница наших все более рискованных занятий началась после знакомства с Ларисой Гениюш. С Зельвы я всегда ехал не порожняком (да хозяйка и не позволила бы) — а с стихами самой поэтессы, с западно-изданиями, из Ковенской журналом «Кривич», что редактировали в 1920-е Вацлав Ластовский и Клавдии Дуж-Душевский …

Самым большим, 25-розничных тиражом мы переиздали вложены Ластовским «Российско-Кривск словарь». Интересно, сколько экземпляров оригинала тогда пылилась в спэцсховах? Думаю, что меньше.

Словарь имел 834 страницы, поэтому получалось что-то вроде трубки обоев.

Больше всех рисковала сотрудница архитектурного отдела горисполкома Наталья, которую мы вовлекли в дело, платя по 10 рублей за экземпляр. Наша отважная соратница работала на отечественной копировальной машине «Эра».

Со своей чрево «Эра» выдавала НЕ листы, а бумажный рулёнчык. Словарь имел 834 страницы, поэтому получалось что-то вроде трубки обоев. Моя мама ножницами разрезала ее на страницы, а парень с городской типографии сшивать и брал в оправу.

Наконец Наталью взял на горячем куратор «Эры» из «органов». Каким образом она сумела замять дело, остается загадкой. Может, благодаря своим неоспоримым прелести перавэрбавала гэбист на нашу сторону? А может тот имел хороший нюх и уже слышал ветерок недалеких перемен?

Через несколько лет Ластовского реабилитировали, а в 1990-м государственное издательство «Наука и техника» факсимильная выдала его словарь 10-тысячным тиражом.

Тогда копировальные аппараты, уже называемые по-современному ксерокс, считали даже не на сотни, а на тысячи. Советские диссиденты говорили, что именно ксерокс развалил СССР. Через сто лет после Багушэвичавай "Дудки белорусском» Алесь Аркуш и Винцесь Мудров начали выдавать литературный альманах с благодарным названием «ксерокс белорусский», в котором и я успел напечататься на прощание с тем, советским самиздатом.

Казалось, он канул в Лету.


  • Пока летит стрела

  • Чем запомнилось это лето?

  • О 1-го сентября

  • Можно ли доверять современным школьным учебником национальной истории?

  • Находится ли в Вашем жизни место футболу? 

  • История развлекает, испытывает, мстить … 

  • Куплю себе остров. Маленькую 

  • Ножка первой возлюбленной 

  • Петр I никогда не был нашим монархом

  • Герои моих анекдотов 

  • Что, если завтра — конец света?

  • Был ли на рыцарских турнирах допинг-контроль? 

  • Дикое Поле нашей подсознания 

  • Мое Люхава 

  • Как цензура отрезала органы 

  • Cьписваць — нехорошо 

  • "Союзное соглашение" короля Станислава Августа 

  • Мои встречи с президентами

  • Если читатель не прав

  • Стоит ли пить седьмую рюмку?

  • Как я играл на балалайке без струн 

  • Как Щукин "зажал" ящик коньяка

  • Как я сжег Сталина

  • Двина, упомянутая Гомером

  • Мои путешествия

  • За спасение — «Смерш»

  • Мои родители

  • Если Полоцк будет столицей

  • Или принадлежала Вильнюс БССР?

  • Как Шкловский карлик Лукашка «сдал» графа
  • Лицей, предшественник лицея
  • "Голубой фонарь"
  • Павловская республика
  • Юноша из Монтевидео 
  • Как меня считали умершим 
  • Открыть новое в древнем
  • Братья, прораба в трубу заварили 
  • Как я съел монету Сигизмунда Августа 

Теги:

литература,
история

SQL - 30 | 5,351 сек. | 7.43 МБ