Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Как меня считали умершим

Общество
Вы первый живой белорусский писатель, которого мы увидели. А кто был первым в Вашем жизни?

Воля и Кася

Мне выпало расти в ужасно русифицированных на то время Полоцке, на улицах которого, помнится, была всего одна белорусский вывеска. Точнее, не совсем вывеска, поэтому она и уцелела. На фасаде старого здания городской "бани", куда я с папой по субботам ходил мыться, из кирпича было почему-то изложенное таинственное слово "Баня", причем именно с дореформенным мягким знаком. Кстати, этот памятник годам белорусизации существует до сих пор, и я, бывает, вожу туда знакомых на экскурсию.

Не исключаю, что сейчас в результате неустанного заботы власти о развитии родного языка по Полоцку снова бегают подростки, которые смотрят на слово "Баня" тоже тупо, как когда-то я сам.

Кажется, до пятого класса я и не догадывался, что на свете есть белорусские писатели.

Но однажды нас вдруг сняли с урока и повели в актовый зал, которая одновременно была и столовой, где недавно, заспорив с старшим другом Фимам, я спокойно съел 18 пончиков и мог бы продолжать, чтобы они не закончились.

В зал, которая пахла не только пончики, но и менее вкусными вещами, собрали всю школу от первоклассников до выпускников. Директор объявила, что теперь перед нами будут выступать белорусские писатели.

От той встречи запомнилась, что писателей было трое. В памяти они остались безликими и безымянными, зато прекрасно помню, как кто-то из плохих учеников, а может, и из учителей-белорусофоб передал на сцену записку с вопросом, правда ли, что "Пролетарии всех стран соединяйтесь!" По-белорусски будет "Голодранцы всего мира, гоп до кучи! "директору вопрос не понравилось, и она попросила у гостей прощения. Да писатели не огорчились, а, наоборот, разьвесялилися и что-то отвечали, хотя в зале стоял такой шум, что на задних рядах уже почти ничего не было слышно.

Однако главной цели та встреча (по крайней мере, в случае со мной) достигла. Я узнал, что есть белорусские писатели, которые говорят на белорусском языке. Это сыграло в моей жизни огромную роль.

В остановленном, едва окончательно не сломанным механизме, сдвинулся какая-то шасьцярэнька …

Потом случилась первая прочитанная по-белорусски книжка — "Он был пионерам" писателя-партизана Евгений Курта. Произведение, скажу честно, поразил меня только верующий словами, что тщательно насочинял на каждой странице кто-то из предыдущих читателей.

Однако та шасьцярэнька НЕ замерла, потому что скоро я взял в школьной библиотеке сборник белорусских сказок.

К национальному космоса еще оставалась огромная дистанция, но с вопрадня мальчика Вовы начинал незаметно освобождаться мальчик Владик.

Сколько лет назад уже безнадежно больной писатель Евгений Будинас заехал ко мне с молоденькой секретаршей-студенткой, чтобы подарить свой последний роман. "Подпиши девочке книгу», — попросил Женя. Я снял с полки "любовников ее величии". Девчонка зьбянтэжылася, а потом решилась поделиться своим открытием: "Ой, а я думала, вы уже давно умерли …"

Таким образом, теперь уже я сам становлюсь для кого-то первым живым белорусским писателем и тем самым вселяет в юные души веру в светлое будущее отечественной литературы, или, по крайней мере, в ее существование.

Живет белорусский писатель!

Теги:

орлов

SQL - 20 | 1,544 сек. | 7.39 МБ