Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Как я сжег Сталина

Общество

Извините за неожиданное и немного провокационный пытаньне.Скажыце, пожалуйста, приходилось ли Вам когда-нибудь курить книги?

Исоединяет такая историческая анекдот. Шеф российского Корпуса жандармов и III отделения граф Бэнкендорф, отправляя подчиненного в зарубежную камадировку в Германию, говорит: «Будешь в Майнце — плюнь на памятник Гутэнбэргу. Все несчастья на свете — от его изобретения ».

Борцы с книжной крамолу, как мы знаем, не только плевали на памятники, но и использовали средства более радикальные.

По приказу князя Василия III в Москве разложили костер из книг Франциска Скорины, который приехал к восточным соседям с предложением организовать книгопечатание. Хорошо, что в знак благодарности не сожгли самого.

В тогдашней Западной Европе городские площади тоже не раз освещало пламя, что ненасытные глотала книги осужденных инквизицией еретиков. Кстати, на наших землях, в толерантным ВКЛ, инквизиция, введенная в 1436 году для борьбы с гуситских «ересью» сумела просуществовать всего 43 года.

Книги приказывал курить ярый борец с униатской веры белорусов епископ-рэнэгат Иосиф Семашко, что полностью перекинулся на службу царю и «единственно истинную» московскому православию. В 1852 году он, тогда уже митрополит литовский и виленский, лично наблюдал, как горят 1295 опасных для «государю и Отечества» книг, найденных в бывших греко-католических храмах.

Как заметил знаменитый польский афарыст Станислав Ежи Лец, «никто из людей XIX века и представить не мог, что вслед за ним наступит ХХ-е».

Пьяный не только от радости, что принес белорусам свободу, «освободитель» насадил книгу на штык: «Вот тебе меч!» А отправив роман в пламя, удовлетворенно добавил: «А вот тебе огнь»

Не поддается учету количество книг, сожженных нацистами и коммунистами. Известно, что в 1937 году во дворе минской тюрьмы НКВД несколько дней полыхало огромное костер, в котором погибли десятки тысяч конфискованных томов и рукописей.

Наш светлой памяти издатель, переводчик и общественный деятель Михаил Дубенецкий рассказывал, как подростком в сентябре 1939-го с ужасом наблюдал, что производили с книгами на школьном дворе советские «освободители» Западной Беларуси. В огонь полетели все книги школьной библиотеки, которым не посчастливилось быть напечатанными по-русски. Особое экзекуцию заслужил роман Генрика Сенкевича «Огнем и мечом».

Пьяный не только от радости, что принес белорусам свободу, «освободитель» насадил книгу на штык: «Вот тебе меч!» А отправив роман в пламя, удовлетворенно добавил: «А вот тебе огнь»

Не знаю, гордиться мне по этой причине, или нет, но написанные мною книги тоже курили. Бывалый друг-литератор (пару его рассказов я даже переводил с русского), разышовшыся со мной в политических взглядах, при свидетелях сжег десяток книжек Орлова около мусорных баков. Ненависть — не самое созидательное и перспективные чувство. Этот человек уехал в Россию и, по слухам, уже давно ничего не пишет. Зарабатывает себе на жизнь исключительно благодаря многочисленным местным выборам. Пасквили на кандидатов в что-нибудь российское неплохо покупают их конкуренты.

Настало время признаться, что в укромное разряд спапяляльникав книг едва не попал и я сам. Шла моя вторая школьная осень. Хрущев выступал с докладом на ХХII съезде партии, которая в стране была одна, и говорил о преступных дела Сталина. Я слушал радио вместе с матерью и не мог понять, почему она так волнуется. Только через пять лет мама покажет мне справку о посмертной реабилитации своего отца, а моего деда Максима, расстрелянного в 1932-м.

А тогда я с друзьями решил отомстить Сталину за неизвестного нам товарища Кирова, о котором часто говорили взрослые. Мы разожгли в саду костер. Я принес с маминой учительской этажерки старый «Букварь» с портретом Иосифа Виссарионовича. Да в последний момент что-то остановило нас, и огонь должен был удовлетвориться НЕ книжкой, а только вырванным оттуда портретом.

Вспомнив эту историю, я подумал, что в ней есть что-то символическое. Тот, кто приказывает стрелять книги, должен быть готов к сожжению собственных портретов.


  • Пока летит стрела
  • Чем запомнилось это лето?
  • О 1-го сентября
  • Можно ли доверять современным школьным учебником национальной истории?
  • Находится ли в Вашем жизни место футболу? 
  • История развлекает, испытывает, мстить … 
  • Куплю себе остров. Маленькую 
  • Ножка первой возлюбленной 
  • Петр I никогда не был нашим монархом
  • Герои моих анекдотов 
  • Что, если завтра — конец света?
  • Был ли на рыцарских турнирах допинг-контроль? 
  • Дикое Поле нашей подсознания 
  • Мое Люхава 
  • Как цензура отрезала органы 
  • Cьписваць — нехорошо 
  • "Союзное соглашение" короля Станислава Августа 
  • Мои встречи с президентами
  • Если читатель не прав
  • Стоит ли пить седьмую рюмку?
  • Как я играл на балалайке без струн 
  • Как Щукин "зажал" ящик коньяка 

Теги:

литература,
история

SQL - 30 | 2,742 сек. | 7.25 МБ