Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Или называли Калиновского Константином?

Общество

В последнее время появилось много публикаций, где утверждается, что нашего национального героя Калиновского в действительности звали НЕ Константином и, тем более, не Константином, а — Викентий. Где здесь правда?

Андрей Белый

Будучы руководитель национально-освободительного восстания в Литве-Беларуси появился на свет 2 февраля 1838 года в деревне Мостовляны Гродненского района, которая сейчас находится на территории Польши. Через четыре дня в купели книге Ялавскага костела была сделана запись о Викентия Калиновского, а 4 апреля новорожденного зарегистрировали уже под двумя именами — Викентий Константин.

Шляхетские семьи имели давнюю традицию часто давать детям несколько имен. К примеру, старший брат Калиновского был крещен как Виктор Отан.

Другого нашего известного соотечественника и повстанческого вождя Костюшку официально называли Андрей Тадеуш Банавэнтура. Мало кто знает, что классик новой белорусского литературы (кстати, в молодости — тоже инсургентов) Франтишек Богушевич имел еще одно имя — Бенедикт. Депутат российской Государственной думы от Минской губернии, а затем руководитель созданного в 1917 году Белорусского национального комитета Роман Скирмунт в официальных бумагах именовался Романом Марьяном. Однако и Костюшко, и Богушевич, и Скирмунт для постоянного пользования выбрали, по сути, одно имя — должно быть то, которое наиболее предпочли. Под этими именами мы их сегодня и знаем.

Аналогичный выбор сделал для себя и Калиновский. Этому есть множество свидетельств. Убедиться в том, как называл себя сам наш герой, вы можете, взяв в руки том документов и материалов «Восстание в Литве и Белоруссии 1863-1864 гг.» (М., 1965) и развернув его на страницах 82, 84-88, 159, 160, 167, 271, 272 и т.д.

В Историческом архиве Литвы хранится список учащихся Свислочский гимназии, где фигурирует «Калиновский Константин». Много раз упоминает его под этим именем и участник, а позже историк восстания Аскар Авэйдэ, хорошо знаком с командиром белорусских инсургентов от студенческих лет. Во воспоминаниях Авэйдэ не раз пишет: «Мой товарищ по университете Константин Калиновский …»

Что касается имени Константин, то думаю, что родители, родственники и ближайшие друзья могли называть Калиновского именно так. Ну, разве что с какими-то модификациями. Или, может, кто-то думает, что «Марыська чарнаброва», невеста повстанческого вожака Мария Ямонт звала его Викентий Константином?

Конечно, под казенными бумагами человек обязан был подписываться тем именем, которое зафиксировано в метриками. Поэтому в ряде документов действительно встречается имя Викентий. «Дворянин Викентий Калиновским» назвали нашего героя царские палачи во время объявления ему смертного приговора на вильнюсском Лукишской площади. Так что, будем брать с них пример и менять имя, которое давно закреплено и в энциклопедиях, и в народной памяти?

Ей-богу, иногда кажется, что мы имеем дело с каким-то национальным садомазохизм.

Я могу понять, когда этим пытаются заниматься белорусофоб, но что вынуждает подпевать им двух-трех авторов, которых в данной фобии не заподозришь. Ей-богу, иногда кажется, что мы имеем дело с каким-то национальным садомазохизм. Тут невольно вспоминается другой его пример. Один коллега-литератор с патологической упертостью повторяет в своих интервью, что белорусские писатели, мол, с женами и любовниками разговаривают в постели по-русски. Как будто сам прятался в шкафу, либо стоял у кровати с фонарем.

Но вернемся к Кастуся Калиновского.

Пользуясь моментом, хочу напомнить о не только досадную, но, я бы сказал, оскорбительные для нашей национальной достоинства ошибку. Уже несколько десятилетий мемориальная плита на том месте в Вильнюсе, где командир инсургентов сделал последний земной шаг, сообщает, что Калиновский родился в 1836 году, делая его старше на целых два года. Такие «мелочи» белорусский посольство, очевидно, не волнуют. Надо наконец сказать свое слово Обществу белорусского культуры в Литве.

Понимаю, что это гораздо сложнее, но приближение 150-летия нашего освободительного восстания требует и мемориализации место захоронения Калиновского на вильнюсской Замковой горе.

Ну а на памятнике национальному герою Беларуси, который когда-то обязательно появится в Минске, будет написано: «Кастусь Калиновский».

 


  • Пока летит стрела

  • Чем запомнилось это лето?

  • О 1-го сентября

  • Можно ли доверять современным школьным учебником национальной истории?

  • Находится ли в Вашем жизни место футболу? 

  • История развлекает, испытывает, мстить … 

  • Куплю себе остров. Маленькую 

  • Ножка первой возлюбленной 

  • Петр I никогда не был нашим монархом

  • Герои моих анекдотов 

  • Что, если завтра — конец света?

  • Был ли на рыцарских турнирах допинг-контроль? 

  • Дикое Поле нашей подсознания 

  • Мое Люхава 

  • Как цензура отрезала органы 

  • Cьписваць — нехорошо 

  • "Союзное соглашение" короля Станислава Августа 

  • Мои встречи с президентами

  • Если читатель не прав

  • Стоит ли пить седьмую рюмку?

  • Как я играл на балалайке без струн 

  • Как Щукин "зажал" ящик коньяка

  • Как я сжег Сталина

  • Двина, упомянутая Гомером

  • Мои путешествия

  • За спасение — «Смерш»

  • Мои родители

  • Если Полоцк будет столицей

  • Или принадлежала Вильнюс БССР?

  • Как Шкловский карлик Лукашка «сдал» графа
  • Лицей, предшественник лицея
  • "Голубой фонарь"
  • Павловская республика
  • Юноша из Монтевидео 
  • Как меня считали умершим 
  • Открыть новое в древнем
  • Братья, прораба в трубу заварили 
  • Как я съел монету Сигизмунда Августа
  • Как мы делали самиздат 
  • Полоцкие лабиринты
  • Как я был Людочкой 

Теги:

литература,
история

SQL - 20 | 0,911 сек. | 7.4 МБ