Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Голосование в дурдоме

Общество

Права пациентов

С последнего воскресенья остались два значительные впечатления — уличный сбор подписей за демократических кандидатов и премьера в Гродненском театре по знаменитому роману Кэна Кизи "Полет над гнездом кукушки". Причем они оказались неожиданно связанными. Чем? А хотя бы процедурой голосования, ради которой подписи и собираются.

Поясню: в дурдоме является бунтарь, жыцьцялюб Макмерфи. В стенах учреждения суровые порядки, все запрещено, телевизор, единственная забава, только вечером. А тут чемпионат, матчи показывают днем. Давайте проголосуем! — Предлагает новый пациент. В результате, вместе с ним, только три "за". Остальные тоже хотят смотреть матчи, но поднять руку бояться. Смотрительница торжествует: предложение не прошло! Однако Макмерфи не сдается, и наконец другие побеждают страх и голосуют.

Но нет! Смотрительница жестко сообщает, что в дурдоме свои правила: проголосовать должны все до одного, иначе не числится. Макмерфи делает невероятные усилия, и руку поднимают в конце концов даже те, кто доведен врачами до состояния растения. Маленькая победа в учреждении с зарешеченными окнами или, скажем, в стране за железным занавесом может иметь большие масштабы. Однако все как всегда под контролем: телевизор директивно исключают.

Изобретательный Макмерфи и тут хват: начинает по-завзятарску реагировать на матч, которого не видит, все присоединяются к игре. Иллюзия, что удалось как-то победить, не поддаться. Но смотритель мстительно, в ее цель и содержание жизни — держать в ежовых рукавицах … Один известный зарубежный политик назвал на днях нашу компанию "пародией на выборы". Мы заученно включаемся в фарс, зная, что по телевизору ничего не показывают, что за спиной стоит надзиратель с кнутом. Совсем как в Кэна Кизи.

Избирательный спектакль

Так зачем ломать эту комедию с выборами? Всем же хорошо известно, что в спектакле одного актера вакантной может быть только роль шута. Даже господин Гайдукевич передумал.

Улица Полиграфистов в Гродно — путь на Центральный рынок или Скидельски — как его некоторые называют по-старому. Так вот: в начале стоят ежедневно, кроме понедельника, сборщики подписей в ряд — за Санникова, за Некляева, за Костусева, за Романчука. Некоторые избиратели подписываются за всех четырех, по очереди. Но что мне говорят ребята-сборщики? Что проходят тысячи людей, а подписей за день удается получить семьдесят-восемьдесят. "Никто ни во что не верит, никому ничего не нужно".

Так, очевидно, что все демократические претенденты — нет, не на одно лицо, но — одинаково неизвестны большинству избирателей. Ну это понятно: в телевизоре все время только один портрет. Иначе говоря, подписываются не за кандидата конкретного чаще, а за перемены, за хилое надежду на их точнее.

В воскресенье жителей нашего дома посетила и инициативная группа, как они сказали, "действующего президента". Спрашиваю: а сами вы "за"? Мыляцца. Так чего тогда другим предлагаете? Нам сказали … Как в песне: "Испокон мы спали, да нас разбудили, сказали, что надо делать".

Дежавю

Напомню, что роман Кэна Кизи появился у нас только двадцать лет назад, а вскоре и экранизация его. Мы видели, что в значительной степени это про наш родной СССР. Что мы чувствовали тогда? Что страх постепенно исчезает, его заменяет надежда на то, что этот абсурд не бесконечен, как бы ни казырылася Политбюро, что советские порядки — "навечно".

Что чувствует молодежь на спектакле, которая родилась тогда, когда роман стал доступен нам? Возможно, хрупкую надежду, что сегодняшние порядки не навечно? Весьма вероятно. Ну, а мы чувствуем дежавю. Между прочим, финал спектакля страшный, не оставляет надежд. Ну и для белорусов же все вернулось назад: советские порядки, жесткий режим, одно ЦК как-то иначе называется сейчас, а должность первого секретаря, как сегодня шутят, получила название "первый президент". В спектакле сцена обязательного собрания пациентов, которые должны публично заниматься самалупцаваньнем, признанием себя виновными во всех грехах, также звучит в русле наших славных традиций 1937-го.

Еще два впечатления из театра: доктор в психушке — почти выкопан с виду сегодняшний кандидат Владимир Некляев, по крайней мере его старший брат, он и смеется даже похоже на поэта. Человек он, чувствуется, неплохой, но командует, им также, смотритель в одежде медсестры. Вот в чем проблема. Второе: не

SQL - 20 | 1,114 сек. | 7.38 МБ