Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

«Доноры выбрали нам единственного — Владимира Некляева»

Общество
Почему в этом году появилось это много желающих стать кандидатами в президенты? Почему в компании не стали участвовать многие "гранды" оппозиционной политики? Неопределенность позиций некоторых кандидатов — случайность или сознательный расчет? Над этими темами в программе «Пражский акцент» рассуждают и спорят редактор журнала "Архе" Валерий Булгаков, обозреватель нашего радио Валерий Карбалевич и заместитель главного редактора «Белгазеты» Виктор Мартинович.

Дракохруст: В пятницу закончилась подача заявлений на регистрацию инициативных групп кандидатов в президенты. В некотором роде сенсацией не произошло: все, кто после объявления выборов заявил, что будет баллотироваться, подали заявления. Подал заявление и действующий глава государства Александр Лукашенко. Никаких «чертиков из табакерки» — известных людей, которые вдруг решили участвовать в предвыборной борьбе, не появилось. Правда, появилось довольно много людей, абсолютно неизвестным широкой общественности. Всего поданы заявки от 19 инициативных групп. Напомню, на выборах 2006 года их было только 8, а в 2001 году — целых двадцать седьмой Почему сейчас ситуация больше похожа на 2001 год, чем на 2006? Валерий Булгаков

Булгаков: Мне кажется, что ответ лежит на поверхности. Я объясняю это снижением градуса страха в белорусском обществе. Выборы 2001 года были переломными для белорусского номенклатуры, когда выяснилось, что сам факт баллотирования представителя номенклатуры наряду с действующим президентом Лукашенко воспринимается последним как преступление. Напомню жалкое судьба Леонида Калугина, директора минского завода «Атлант» по производству холодильников, который за попытку соревноваться на выборах с президентом Лукашенко поплатился своей свободой и был уничтожен как политик и как хозяйственник. В 2006 году произошел огромный взрыв общественной энергии, который на политическом сленге называется Площадью. Я вообще склонен объяснять события этого года эффектом белорусского прорыва, который хоть и в ограниченной степени, но был достигнут Площадью.
Те, кто держат власть, увидели, что авторитаризм — это «невсурьез и ненадолго», что если продолжать курс на закручивание винтиков, то случится что-то непредсказуемое.

Я вообще склонен объяснять события этого года эффектом белорусского прорыва, который хоть и в ограниченной степени, но был достигнут Площадью.

В этом году мы видим, что белорусский номенклатура испугана, она не представлена на этом этапе избирательной кампании. Но вместе с тем рядовые белорусские граждане не боятся и достаточно смело заявляют о своих амбициях на этой фазе подачи заявок на регистрацию инициативных групп.

Дракохруст: Виктор Мартинович, вы согласны с Валерием Булгаковым? Он говорит, что нет страха, но в номенклатуре он есть. К тому же из этих 19-ти кандидатов изрядная часть — это довольно известные оппозиционеры, которые просто не смогли договориться. Как вы объясняете эти цифры: 2001 год — 27 групп, 2006 — 8 групп, 2010 — 19 групп?

Мартинович: Я согласен с Валерием. Я почитал статья Дмитрия Панкавца — он тоже говорит, что эти кандидаты-фрик * являются признаком отсутствия страха. Да нет, рано, господа, говорить об отсутствии в Беларуси страха. В 2006 году накануне выборов не было загадочных самоубийств. После референдума 2004 года было убийство Вероники Черкасовой. Выборам 2001 года предшествовали загадочные исчезновения оппозиционных деятелей. Здесь за неделю до исчезновения компании произошла загадочная смерть одной из ключевых фигур команды одного из оппозиционных кандидатов. И это важный фактор, который порождает страх. Тот факт, что он не возник в фриков, объясняется тем, что фрик об этом могут просто не знать. Политизированная публика накануне этих выборов испугана довольно серьезно. Уровень страха такой же, который был в 2001 и в 2004 годах.

Политизированная публика накануне этих выборов испугана довольно серьезно.

Не такой, который был в 2006 году, когда все просто хохотали над шчыраваньнями тогдашнего шефа КГБ Степана Сухаренко поводу дохлых

SQL - 29 | 7,609 сек. | 7.17 МБ