Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Анкета кандидата: Владимир Некляев

Общество

Родился в 1946 г. в Сморгони, учился в Минском электратэхникуме связи, в Минском педагогическом институте, в Литературном институте в Москве.

Поэт, общественный деятель.

Создал и долгие годы был главным редактором самого популярного в Беларуси журнала «Криница».

Автор многих книг, поэтических сборников, популярных белорусских песен.

С 1998 до 2001 года — председатель Союза писателей Беларуси.

С 2010 г. возглавил Всебелорусскую гражданскую кампанию "Говори правду".

Лауреат Государственной премии Беларуси.

Женат, имеет двух взрослых дочерей.

Для чего Вы вылучаецеся в президенты?

Я выдвигаюсь в президенты для того, чтобы победить на выборах, прийти к власти и изменить политическую и экономическую ситуацию в стране.

В политическом направлении провести конституционную реформу в сторону парламентско-президентской республики, с постепенным приданием все больше полномочий парламента и все меньше — президенту. Для того, чтобы даже теоретически в нашей стране не могло больше произойти то, что произошло, и что длится последние 16 лет.

В экономическом направлении будет модернизация страны через новые технологии и развитие бизнеса — прежде всего среднего и малого.

Как изменятся время Вашего правления средние зарплаты и пенсии и почему?

Что касается пенсий, то мы будем их сохранять и увеличивать. Люди, которые неспособны заработать, будут получать помощь государства. И это несомненно.

Что касается зарплат, то какие-то фиксированные суммы, 5 или 10 тысяч долларов, в отличие от популистов, мы не можем обещать. Каждый сможет зарабатывать столько, сколько сможет. Захочет больше, пожалуйста. Мы будем всячески этому способствовать. Вообще, наше направление — это страна, багацеючая каждый день за счет своих граждан.

Какие белорусские предприятия следует приватизировать и каким образом?

Вопрос приватизации — это не вопрос ЧТО приватизировать. Ведь если спрашивать, что, так — все. Потому что приватизация — это передача с неэффективными руководство в эффективное. Если неэффективно управляет государство, значит, нужно забрать у государства и передать частнику. Если какой-то частник плохо управляет предприятием — то купить предприятие и передать его тому, кто способен управлять им лучше.

Это аксиома. Другое дело, как это сделать. Можно так, как это сегодня власть делает — то есть, лучшее отдать по блату. Этого человека я знаю, он — хороший мужик. Да еще «откат» от него могу иметь. Поэтому и будет ему, а не другому. Вот это будет полностью изменено. Будет абсолютно все прозрачно, на открытых аукционах. Так, как это делается во всем мире.

Как снизить зависимость Беларуси от импорта энергоресурсов?

Возможно, от меня здесь прежде всего ждут ответа на вопрос: строить нам атомную электростанцию или нет, о чем сейчас идет столько разговоров? Я сегодня, по совести, не готов сказать — нужна нам эта станция, можно ли обойтись без нее? Я не специалист в области энергетики и не вижу пока серьезных обоснования специалистов в пользу той или иной стороны. Поэтому этот вопрос для будущего.

Но я знаю, что мы должны делать сегодня. Это — энергосбережению, переход на менее затратные способы производства и в конце концов переход на то, чтобы мы сами экономили энергию. Я имел беседы с несколькими энергетиками, и они мне говорили, что энергии в стране вообще хватает. Но ее нужно экономно расходовать.

Нужно уменьшить полномочия президента и как?

Об полномочия президента я уже сказал. Могу только добавить — подавляющее большинство оппозиционных политиков говорит, что в случае победы демократических сил, их лично, они будут возвращаться к Конституции 1994 года. Мы этого не говорим. Мы будем делать конституционную реформу. Мы не будем возвращаться к Конституции 1994 года. Ведь именно в ней было заложено то, что мы сейчас имеем — по существу неограниченные президентские полномочия и диктатура. Собственно говоря, если бы Лукашенко даже не пошел на референдум 1996 года, он все равно имел бы все рычаги, чтобы управлять нашей страной так, как он управляет ей по сей день. И еще до этого референдума Лукашенко говорил, что Конституция 1994 года дает ему царские полномочия.

Нужны ли другие изменения в Конституцию? Если да, то какие?

Мне кажется, что я уже фактически ответил н
а этот вопрос.

Должна ли белорусский язык стать единственным государственным?

Это вопрос ко мне как для человека очень существенное. Потому что я все сознательную жизнь боролся за то, чтобы белорусы были белорусами. Чтобы они говорили на своем языке, чтобы они имели свою государственность, свою историю. Короче, чтобы они чем-то в этом мире определялись. И безусловно я за то, чтобы белорусский язык стал государственным. Но я не буду принуждать белорусов быть белорусами. Насильно этого я делать не буду. Уговаривать их стать белорусами, по тем причинам, по которым я уже сказал, я буду.

Я думаю, что с развитием экономики, политической системы к нашим историческим символам, к нашему языку мы придем не каким-то искусственным путем, а естественно, последовательно. Ведь не может быть так, чтобы страна, которая имеет свою европейскую историю (я родился в Крево, где в 1385 году был подписан первый европейская уния), не поняла, что она на самом деле имеет свое имя, свой язык, свою историю. Так обязательно будет.

Каким должен быть статус бело-красно-белого флага и герба «Погоня», и каким образом следует решать вопрос о государственной символике?

Статус наших символов и нашего языка — это по сути одна тема. Это все вернется, все станет на свои места. Но, опять же, ненасильственного. Для этого нужно подготовить общество, подготовить людей, которые на сегодняшний день, что говорить, русифицированных. Они не чувствуют этих корней, не чувствуют дрыготкасьци в душе при виде бело-красно-белый флаг, слышат «Магутны Божа». Вот это должно случиться. И это придет через историческую, культурную политику, через все то белорусское, что есть в наших душах.

Стоит ли Беларуси стремятся в Евросоюз?

Беларуси в первую очередь важно придерживаться направления, которое ведет нас в Евросоюз. На сегодняшний день требования Евросоюза к потенциальным его друзей такие, что Беларуси пока даже нечего сниться стать членом Евросоюза. Мы должны идти к этому. Но ведь их условия написаны на тысячах страниц. И все мои заявления о том, что мы будем сотрудничать с Россией, что мы будем вместе стараться поднять нашу экономику на принципиально иной уровень — то есть на уровень новых технологий, сводятся к тому, чтобы мы поднялись к выполнению этих требований. А то, что Беларуси суждено быть в Европе, и она там будет, я не имею никаких сомнений.

Стоит ли Беларуси стремятся в НАТО?

Что касается НАТО, то я также не имею здесь никаких сомнений — Беларуси нет там нечего делать. Мы заявили, что мы нейтральная страна. И этого надо придерживаться.

Сохранится ли во время Вашего президентства смертную казнь?

Категорически — нет. Я воспитан в семье истинных верующих. Мой дед, которого я считал святым человеком, и который, видимо, таким и был, стал моим воспитателем. Он меня по Библии научил читать. И с того Священного писания я знаю как неопровержимое то, что данное Богом не может забрать человек. Поэтому мы сначала введем мораторий, а потом подпишем все документы, которые нужно, чтобы это отменить.

Чем Вы будете лучше нынешнего президента?

Тем, о чем я уже сказал. Я не отношусь к тем людям, которые ненавидят Лукашенко лично, мечтающие ему отомстить за что-то объективное или субъективное. Я не хочу ни с кем расправляться. Я просто вижу ошибки, которые совершил этот человек, особенно в последние годы. Он хотел выглядеть ласковым теленком, который сосет две матки. А на самом деле привел страну к тому, что уже ни одна, ни другая мать не хотят давать за так молока. Политика торгов чистым воздухом закончилась уже давно. А Лукашенко до сих пор этого не замечает. Теперь он не способен договариваться ни с кем. И он стал реальной преградой на пути Беларуси для будущего. И вот этим Лукашенко хуже меня. А я в отличие от него не связан определенными обязательствами. И поэтому могу принять решения, которые выгодны стране и народу, не оглядываясь на то, что я уже сделал. Вот этим я и лучший за Лукашенко.

А если говорить о каких-то нравственные различия в наших характерах, то это судить людям, а не мне.

Какой будет Ваш первый указ?

Может ждут от меня, что сначала я скажу при символику, язык. Так нет. Первый указ будет связан с экономикой. Нам нужно двигаться вперед, нам нужно, чтобы люди жили лучше. Чтобы они пришли к тому, о чем я уже говорил — к ос
ознанию своего языка, своей национальной символики. Поэтому мой первый указ будет касаться среднего и малого бизнеса, как возможности наиболее динамично развивать страну. Мы сделаем все, чтобы люди хотели работать, хотели заработать, хотели богатеть, хотели двигаться вперед. Благополучная страна — та, где живут состоятельные люди.

Какая судьба ждет представителей предыдущей власти в случае Вашей победы?

Опять же нету у меня желания кого-то зеркальным. Кто виноват, если будет за что, будет отвечать по закону. Но этим буду заниматься не я. Будут абсолютно разделено полномочия президента, Совета Министров, Верховного Совета. И первое, что мы заложим в конституционную реформу, — это независимый суд. Обязательно судьи должны избираться, обязательно они должны быть независимыми. Без этого нам не обойтись.

Ведь то, что делается сегодня, и есть основная проблема страны. Суд не есть суд. Это какая-то исполнительная структура по разрешению приказал одного человека. И это тот страх, который висит над каждым из нас. Каждый знает, что попадет туда, то правды не найти, оттуда уже не выбраться.

И отсюда у нас проблемы с выборами, с нашей инициативной группой. Ведь желающих работать в ней пугают: «Мы вас с работы выгоним». И это еще наименьшее. А говорят и: "Мы вас посадим».

Так вот, такого при новой власти никогда не будет.

Теги:

кандидаты,
выборы 2010

SQL - 17 | 1,427 сек. | 7.43 МБ