Календарь

Май 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Архивы

Александр Бурбис — человек политики и театра

Общество
Сегодня исполняется 125 лет со дня рождения выдающегося деятеля национально-освободительного движения и белорусского культуры Александра Бурбиса. Это человек, который органично соединил в своей жизни большую политику и театральное искусство.

Бурбис работал сотрудником Наркамзему и заместителем Наркома иностранных дел БССР, был одним из основателей Белорусского Социалистической Громады и первых в Беларуси профсоюзов. Вместе с тем Александр Бурбис активно участвовал в Первой белорусского трупе И.Буйницкого и Белорусским музыкально-драматическом кружке, переводов для постановок польские, российские, украинские пьесы, выполнял комедийного и драматические роли.

За организацию забастовок был арестован и во время отбывания заключения заболел туберкулезом, которые в конце концов его и "добили".

Об знаковую фигуру для тогдашней и современной Беларуси в интервью Игорю Корнею рассказывает историк, председатель Белорусского социал-демократической партии (Громада) Анатолий Сидоревич.

Корней: Господин Сидоревич, можно ли считать БСДП (Грамада), которую Вы возглавляете, в определенном смысле наследница БСГ, у истоков которой стоял Александр Бурбис?

Сидоревич: Мы, создавая партию, сразу записали в своей программе, что она является преемницей традиций Белорусском Социалистической Громады 1903-1918 годов. Если мы взглянем в самую первую программу БСГ, то прочитаем, что цель партии — достижение независимости Беларуси. И эта цель была неизменна. Так и у нас первое, что было записано, и за что мы выступили, — это независимость Беларуси. В этом отличие нас от всех остальных левых организаций, которые тогда пытались создать. И даже создали.

Корней: Социал-демократия начала ХХ века и сегодняшнего образца-две большие разницы?

Сидоревич: Конечно, разные эпохи, разные люди, разные языки. Но я не сказал бы, что разница весьма существенная. Социал-демократы, вообще белорусские социалисты начала ХХ века превосходили нынешних, во-первых, своей начытанасьцю, что к социалистической литературе, и, во-вторых, своим самопожертвованием. Если мы начнем перечислять этих мучеников за идею социальной справедливости и самоопределение Беларуси, то и Иван Луцкевич, и тетка, и тот же Бурбис — они все не дожили до взрослого возраста. Их взяли туберкулез, другие болезни. Ну, и может третья особенность этих людей в том, что они сочетали в себе политиков и культурных деятелей. Это, как правило, были люди всесторонне развитые (я имею в виду лидеров прежде всего), а политическую деятельность они сочетали с культурной, просветительской деятельностью; были педагогами, археологами, художниками, режиссерами, актерами. В конце концов они понимали: нацыятворчасьць всегда подразумевает и культуратворчасьць. И политический идеал белорусских социалистов не мог победить без культурно-просветительской работы.

КорнейТот факт, что Александр Бурбис наконец перешел на сторону большевиков, до сих пор достаточно неоднозначно воспринимается в демократической среде …

Сидоревич: Бурбис не сразу перешел на сторону большевиков, он тогда перешел, когда увидел, что они начинают хоть что-то делать для Беларуси. То есть, увидел, что в руководстве Беларуси не одни Мясникян, калмановичы, Кнорина, но Червяков, Игнатовский, другие деятели. Но, перейдя на сторону большевиков, Бурбис так и не стал большевиком. Он принадлежит к той блестящей плеяды белорусских политических деятелей, которую принято называть национал-коммунистами. Можно сказать, что в определенном смысле Александру Лаврэнавичу Бурбис повезло, как и его товарищу по партии Степану Булат, которому Купала посвятил свой знаменитый стих "Они умерли рано". Мы знаем, какая судьба постигла национал-коммунистов Дмитрия Жилуновича, Александра Червякова, Иосифа Дылу и других.

Корней: Что из идей Бурбиса можно было бы взять на вооружение сегодня?

Сидоревич: Если продолжать тему "большевики и национал-коммунисты", то последние были ближе к социал-демократии, а, по сути, они и вышли оттуда. Еще раз повторюсь: люди были чрезвычайно начитанные. Когда большевики любили раннего Маркса читать, Маркса эпохи коммунистического манифеста, то белорусские социал-демократы, национал-коммунисты читали позднего Энгельса. А одна из главных идей позднего Энгельса в том, что без национального освобождения нево
зможно освобождение социальное. Интернационализм, о котором очень много говорили большевики, возможен только между равноправными, то есть, самостоятельными нациями. Поэтому этот идеал мы не можем не взять. И это отличие белорусских социал-демократов, сплоченных в нашей партии, от других, которые называют себя социал-демократами или левыми партиями.

Корней: Бурбис — яркий пример совмещения большой политики и театрального искусства. Но вряд ли уникален, поскольку в начале прошлого века публично озвучивали гражданскую позицию и поэты, и писатели, и художники, и другие представители национальной культуры. По Вашему мнению, градус политизированности творческой элиты тогда был выше, чем сейчас?

Сидоревич: Я бы так категорично, может, и не говорил. Например, Купала не принадлежал ни к одной партии. Некоторые другие литераторы тоже формально не принадлежали ни к одной партии. Но соглашусь, что был сильный градус не столько политизированности, сколько гражданственности. Сегодня же можно, знаете, в нынешних постмодернистов быть аполитичным и даже не гражданами. Писать о чем угодно, но не о человеке. Иной раз думаю, что они просто человека не знают. Если у писателя глубокое знание психологии, социологии человека, то он творит произведения не на один и ни на два дня. А мода постмодернистская — не быть гражданином и не быть политиком. Плодотворно это или не продуктивно? Ну, я не вижу в этой постмодернистской течения исключительных талантов. Я мог бы исключительные таланты пересчитать на пальцах одной руки. Но здесь еще одна вещь. Большевики накормили политикой творцов. И демонстрируемой, афишаваная аполитичность — это своего рода запоздалая реакция на большевистскую политизированность. Большевиков давно нет, а они все подсознательно борются с большевизмом.

Корней: Приближается значимая политическая кампания, но среди претендентов в кандидаты на президентский пост только один творческий человек — поэт Владимир Некляев. Это во-первых. Во-вторых, почему социал-демократы не так активно по сравнению с другими политическими партиями и движениями борются за власть в Беларуси? Возможно, идеи сегодня не так и востребованы?

Сидоревич: Так случилось, что вообще левые силы Беларуси не имеют своего кандидата. Хотя, скажем, Юрий Глушаков по убеждениям левый человек. Но не постарался, чтобы его поддержали все левые партии. Что касается активности, то здесь я не соглашусь. Я мог бы назвать десятки имен членов партии, которые активно работают. Правда, не на одного претендента, а на нескольких демократических претендентов. И работают довольно плодотворно. Призываем, чтобы люди принимали участие в агитационной кампании, в наблюдении. И убежден, что Беларусь вступает 19 декабря в новую полосу своего развития. Это уже несомненно. Хотя с другой стороны официоз психологически готовит нас к очередной галянтнай победы. В субботнем номере «Звезды» можно было увидеть таблички, согласно которым Александру Григорьевичу уже сегодня обеспечена поддержка 62 с гаком процентов избирателей. Ну, и нештачка, там вроде 0,3%, приходится на Владимира Некляева. Вот это как раз и называется подготовкой элегантной победы.

SQL - 20 | 0,591 сек. | 7.41 МБ