Календарь

Февраль 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Апр »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728  

Архивы

Виктор Прус: «Организованная преступность бессильна, если против нее бороться вместе»

Микола ДЯБЁЛА

Белорусский организованная преступность, в отличие от той же российской, уже довольно длительное время публично не напоминает обществу о своем существовании. На улицах наших городов не гремят взрывы, не слышно стрельбой «мафиозных разборок», отечественные «воры в законе» не лезут пищал во властные структуры.

Тем не менее, успокаиваться рано. Организованная преступность в нашей стране все еще существует и несет реальную угрозу людям, интересам государства.

Проанализировать настоящее состояние отечественного «мафиозных спрута» обозреватель «Звезды» попросил заместителя Генерального прокурора Беларуси Виктора Пруса.

— Виктор Алексеевич, что представляет собой сейчас белорусский организованная преступность, ее масштабы?

— Сейчас на учете находятся около 200 лидеров преступных групп. Общее количество участников этих «формирований» составляет более 1000 человек. Однако, честно говоря, эта статистика не совсем точно отражает реальную ситуацию. и дело не только в том, что количество организованных преступных групп и их «бойцов» постоянно меняется. Правоохранительные органы не дремлют. Многие профессиональные преступники попадают за решетку. В прошлом году, например, были привлечены к уголовной ответственности более 286 членов организованных преступных групп, на счету которых было 961 преступления. Определить конкретные масштабы организованной преступности очень трудно еще и потому, что в этой сфере очень высока латентность. Многие преступные группы действуют в условиях очень строгой канспирацыи, и правоохранительные органы не имеют о них информации.

— А сколько сейчас в Беларуси живет «воров в законе»?

— Я не хотел бы акцентировать внимание на этих лицах. В уголовном законодательстве нет такой формулировки как «вор в законе». Для нас первостепенное значение имеет не сам факт наличия или отсутствия «воровской короны» у того или иного человека, а его взаимоотношения с законом. Кстати, в Беларуси всего несколько «коронованных» лидеров преступной сообщества. Причем, некоторые из них находятся в местах лишения свободы. Так что их влияние на криминальные процессы в стране не очень сильный. Куда большую опасность иногда представляют на вид респектабельные лица, без уголовных «титулов».

— Насколько мне известно, «авторитеты» преступного мира очень часто выходят сухими из воды. Их довольно сложно привлечь к уголовной ответственности, поскольку эти люди сами обычно не крадут, не грабят, не убивают, а занимаются «организационной работой». Или научились правоохранительные органы выводить на чистую воду именно организаторов преступных сообществ?

— Действительно, ранее правоохранительным органам очень редко удавалось привлечь к ответственности лидеров преступных группировок именно за организацию подобных уголовных структур.

Но в последнее время ситуация улучшилась. В 2001 году было выявлено 8 преступлений, предусматривающих наказание за создание организации и руководство ею. В этом году тоже есть несколько таких уголовных дел, но пока они еще не доведены до логического судебного конца, я воздержусь от подробных комментариев.

— С недавнего времени в Беларуси стала распространяться такая преступная явление, как бандитизм. Какие результаты борьбы с этим видом преступности?

— Действительно, несколько лет тому назад существовала опасная тенденция увеличения таких преступлений, как бандитизм. Нам удалось стабилизировать ситуацию. Хотя проявления бандитизма еще встречаются. В прошлом году, например, прокуратурой было расследовано 5 дел по бандитизму, все они направлены в суд. А всего в прошлом году было зарегистрировано 6 таких дел. Хотел бы отметить, что в успешное расследование этих очень сложных и опасных дел очень весомый вклад вносят оперативники из подразделений МВД и КГБ.

— Что составляет экономическую основу белорусского организованной преступности?

— Сильного влияния на экономику организованная преступность в Беларуси не имеет. Преступные группы ранее существовали за счет фирм-однодневок, «теневого» игорного бизнеса, проституции. Сейчас доходы от этих видов «теневого» бизнеса не такие большие, чтобы, образно говоря, «кормить всю мафиозных рать». Теперь экономическую основу белорусского организованной преступности составляют кражи имущества, вымогательство и иные корыстные преступления, а также незаконная предпринимательская деятельность.

— Или пытаются лидеры организованных преступных группировок взять п

SQL - 18 | 1,425 сек. | 7.4 МБ