Календарь

Февраль 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Апр »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728  

Архивы

Шапки

Алесь Костень

Простые вещи

Коласовский театр в Витебске новый сезон открывал обязательно «Нестерка», а купаловцы в Минске — «Павлинкай». Давно не был в театре. А начал писать эту статью и вспомнил именно «Павлинку». Там есть место, как говорят, по теме. Пранцись делится новостью, которую вместе с рюмочкой подобрал на ярмарке: «Говорят, пранцуз, господин дабрудею, идет на Борисова по шапку и рукавицы, что когда-то там заставив. Четыреста тысяч войска с собой ведет и, собственно … "

Его перебивая жена Агата:

«Не четыреста тысяч, а четыре сотни тысяч …»

Но главное здесь для нас в том, что купалавския герои абсолютно не сомневаются: чтобы вернуть шапку и рукавицы — следует идти «на Борисова» и армии с собой вести. Так, шапка для деревенского человека была немалой ценностью. С ней он не расставался в любое время года. Зимой это чаще всего был Голова с ушами из овчины или заячьей, лисьей, беличьего, трусинага мехе, потянутые сверху сукном, летом или соломенная шляпа, либо картуз также из сукна, но с блестящим козырьком. Да чаще всего, в течение многих столетий пользовались белорусы магерками, лямцаваными — валеными из шерсти. В разных местностях шапки и назывались по-разному. и копна, и папахи, и Голова с ушами, и малахай, и Капуза. Было такое народная шутка — Капуза в павбарана: богатая, слишком богатая шапка. В нашем, Дисненским уезде распространены были шапки с четырехгранный верхом. Как-то в деревне нашел такую на чердаке. Треснуло молью, шапка разлазилася в руках. Но представление о том, как смотрелась она на голове тогдашнего деревенского кавалера, можно было получить.

Еще в средневековье возник в Беларуси специальный промысел — шапавальства, валяние, катание из шерсти шапок. Мастера переходили из деревни в деревню, выполнявшие заказы на любой вкус. Начал о шапавальства и вспомнил: на первом курсе госуниверситета, когда изучали мы белорусские речи, отдельной темой как раз и была речь дрыбинских шаповалов. В самом Дрыбине и окрестных деревнях шапавальства было очень распространенным. Более того, чтобы сохранить свои секреты, а то просто выделяться среди других, шаповалы выдумали свою, условную язык, так называемый «катрушницки лемязень». Около тысячи слов было в этой секретной, известной только мастером языке. Представьте, сидят мастера в деревенском доме, катают шапки, а между собой говорят так, что хозяевам ничего не понятно. Говорит кто-то из мастеров «моршчык». А это, оказывается, нос. Говорит «ласома». А это солома. А «шукума» — будет кума. Интересно, таинственно. А заинтрыгававшы, можно и плату за работу увеличить.

Сегодня это профессия отошла. Шапку на любой вкус можно приобрести в магазине. Правда, остались еще мастера, занимающиеся изготовлением соломенных шляп, козырьков. Но это тоже экзотика, не для повседневного пользования. Такие шляпы обожают члены групп народной музыки. Но только для концертных площадок. Лет двадцать назад в деревне Навинки Браславского района встречался с мастером, который работал именно с соломой, как бы сказали Дрибинский шаповалы — ласомай. Приобрел у него хороший шляпу. Но носить его как-то не пригодилось, висевший на стене для декора. Потом дочь приспособила его для пляжных выходов. Ненадолго.

Вообще у молодых людей сегодня отношение к шапки, любого головного убора более отрицательные, чем доброжелательное. В любое время года, даже маразами парни и девушки обходятся без шапки или платки. Вспоминаю свою молодость. Так, и мы лет тридцать назад обращались чаще без них. Хотя еще наши родители не представляли себе, как это можно выйти из дома без шапки. А если холод, а если дождь? А летом же и голову может испечь.

Приучала нас к головных уборов служба в армии. Тут уж без пилотки, фуражки, зимней вушанки никак не обойтись. Честь отдать командиру без шапки нельзя — «к пустой голове руку не прикладывают». Пилотка пилоткай, к ней еще как-то можно приспособиться. А вот каска — это немалая проблема. Год в своей восьмой мотострелковой роте я был гранатометчики. Тогда боеприпасов не жалели. Бывало, что за день или за ночь на полигоне гранатометчики выстреливал и по десятку раз. А гранатомет же лежит на плече во время выстрела. и стреляет он громко. А ты в каске, при выстреле получается эффект колокола. Уши закладывает на несколько дней. Недаром гранатометчики наша пехотная брация называла «глушцами».

Шапка имеет не только значение головного убора. В Коласа читаем:

Люблю я лес, извечный бор,

Где возносят сосны в гору шапки.

А у
грибов же тоже есть шапки. Темные или светло-коричневые в Боровика, красные в падасинавикав. А сколько природа проявляет ухищрения, наделяя разноцветными шапками сыраежки.

А грибы сидели тихо,

Так спрятавшись в мох,

Что не только белых ног —

Не видно было и шапок.

Это из стихотворения Глебки. и в подсолнуху есть шапка. и густые волосы, если они действительно густые или вьющиеся, также называют шапкой.

Мне пришлось начинать работу в районной газете в сямидесятыя года. Интересная была пара, что касалось лозунгов, призывов, особенно насчет строительства коммунизма. Практически на каждый праздник, а было их очень много, в газете давались праздничные падборки статей. А к ним надо было придумать общую «шапку». Немалых усилий это стоило, так как и повторяться не хотелось, и идеологических все должно было быть выдержано.

и все же шапка — это прежде всего то, что на голове. В народе за прошлые времена накопилось очень много устойчивых выражений, связанных с этой, казалось бы, простой вещью.

Если человек очень чем-то напуган, он говорит: вплоть шапка поднялась на голове.

Ну а выражение «дать по шапке» понятен и без комментариев, хотя, видимо, некогда во время боя с воина избивали шапку или шлем, тем самым в чем-то абяззбройвали, прынижали его честь. Еще служилые люди, которые любили похвастаться, говорили, что своих врагов они шапками закидаюць. Выражение это был распространен в начале войны с Японией в 1904-1905 годах, когда огромная Россия хотела быстро и без особых потерь победить маленькую Японию, закидать злосчастного шапками. Получилось наоборот.

На злодеи шапка горит. Если человек старается что-то скрыть, очень часто старание это его и подводит. Есть народный анекдот про алчную бабу. Спрятала она от мужика копченый окорок. Пойдет тихонько в прывень, отрежет, съест. А потом ходит и приговаривает: «Ой беда так беда — так пьется вода». Подсмотрел мужик, где вкусно спрятана. А жена опять с прывня приходит и о своей беде начинает. Мужик ей: «Я съел половину той беды и то не могу адпицца воды».

Да много других выражений: по Сеньку и шапка, спать, на разбор шапок …

Отдельно здесь стоит «шапкаваць», что означает прынижацца перед кем, что-то унизительно просить. Живет еще в горпоселках Лынтупы дядя Михаил, который рассказывал мне о своей службе в пана в тридцатые годы прошлого века. Каждое утро он вместе с другими парабками встречал господина у крыльца его дома. и не только сбрасывать с головы шапку, но и целовал господина в плечо в знак своей полной лаяльнасци. За это время и злотый получал.

и в заключение вспомним про шапку Мономаха, которая очень тяжелая и символизирует большую ответственность владыку. Но редко кто от этой трудности отказывался добровольно.

Витебская область.

SQL - 20 | 1,391 сек. | 7.4 МБ