Календарь

Февраль 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Апр »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728  

Архивы

Пила

Алесь Костень

Простые вещи

В древности людям приходилось без этой простой вещи трудно. Знаменитые русские Кижы, старые деревянные постройки в Беларуси, если и взводилися без ни одного гвоздя, но к услугам строителей были уже и пила, и топор. Хотя где-нибудь в глухой деревушке, где многие здания домов, других хозяйственных построек не перевезены на новое место жительства, не снесен еще, можно встретить старые седоватыми срубы, в которых концы бревенчатого НЕ апиленыя, а отрубленные топором.

По археологических находок, первая ножовкой на Беларуси появилась в Х веке. На гродненском замчище найдено двуручных плотницкие пила, которая датируется ХиV веком. Ну а пилы в современном их виде с легираваными пластинами или дисками начали появляться во второй половине ХиХ века. Пилы использовали и используют для распиловки прежде всего дерева, но «прогрызают» они и минеральные породы, и металл.

За столетия пользования этой простой вещью человек придумал не так и много мадыфикацый пилы — ножовки, лучковая, плотницкие, удлиненная, для прапильвання иск (ее образно называли «лисичка» или «белачкай»). Существовал своеобразный промысел, когда крестьяне от безземелье, а то и не в горячую деревенскую пару наймалися на распиловку. Если бревна распильвалися удлиненной пилой на доски, брусья, дыли, то таких работников называли раньше «трачами». Эта работа была на высоте, на специальных козлах, требовало большего проворства, лучше и ценилась.

О цене распиловки. Помните, в романе русского празаика Вячеслава Шишкова «Угрюм-река», в сибирской село Разбой (наименование которая) прибывает пароход с золатаздабывальниками. Начинается пьяная вакханалия, поножовщина. На постой к местному жителю приходит удачливы спиртанос и золатаскупшчык. А поскольку он при больших деньгах — пределов его пыхи нет. Он не хочет заходить в дом через старую дверь. и на месте окна сыновья господина вырезают ему новые. Пила в их руках так и звенит — оплата будет купеческая.

В детстве мы очень рано прывыкали до пилы, прежде нажовки. Магазинные игрушки отцом были не по карману, поэтому брались за дело сами. Адпилиць от жерди телегу-качулки для самодельного автомобиля, выпилиць с заготовленной отцом для хозяйства доски винтовка — тут без пилы не обойтись. А в школьные годы для нашего поколения незаменимым был лобзик. Его имел практически каждый мальчишка. Простая и недорогая вещь, а какие только образцы им не выпильвалися из фанеры! Рисунки-кальки наиболее красивых образцов считались большой ценностью. Были свои уловки в продлении службы лобзикавых пилак, подборе фанеры для шкатулок и ларцом. Сейчас такого восторга нет, в общем то не видится в руках представителей нынешнего юного поколения ни лобзикав, ни других устройств, с помощью которых что-то можно было бы выкроить. Другое время, другие восторге. и это совсем неплохо.

Наш земляк поэт Владимир Дубовка по воле судьбы двадцать лет провел в Сибири. Усвоил много рабочих специальностей, не по своей воле, разумеется. Но это помогло ему выжить в тех суровых условиях. В его воспоминаний есть такие строчки: «Жил я на Дальнем Востоке. Тралявав с тайги бревна на лесопилка ». Написано скромно, суховатым. Так, на Тартак бревна тогда разрабатывалась уже механическими пилами, цыркулярками. А вот заготовку леса в тайге вели дедавским способом: двуручных пила да топор. Это уже потом, когда минулися сталинские времена с их залишкам дешевой рабочей силы, на лесоразработках стали появляться бензапилы. Были они, по-видимому, одной марки — «Дружба». Пришлось не раз держать такие пилы в руках. Пили раз она сама, но весила столько, что за час работы руки с непривычки обрывала. Только сильный, вовлечен в работу мужчина мог спокойно отработать с «Дружбой» в руках целую смену. Сегодня и это техника уже раритет, если и хранится в которого тщательного хозяина, то только не для постоянной работы, для редкого и непродолжительного использования. Сегодня царю, если можно так сказать, бензапилы шведские, финские, немецкие … Легкие, с высокими абаротами, экономические. В моем райцентре Поставы, да видно, так и повсюду, сложилась своеобразная Гильдия пильшчыкав дров. Привезет человек себе пачку или две. Нужно упорядочить. А пильшчык уже тут как тут. Ведь он идет по улицам и видеть, в каких земле, пробираясь лежат дрова. Несколько часов работы со «шведки» — дрова папиленыя. Только щепоть и суши.

Но вернемся к лесопилка. Название громкое, не всем уже понятна. Это лесопильном заводе, заводик будет, наверное, точно. Если п
оявилось название, крупной лесаперапрацовки еще не было. У другого нашего земляка Максима Танка читаем:

Сипата гудки застонали спросонья

Под звон цыркулярак

близких Тартак.

У моего отца в свое время был свой маленький тартачочак. Самодельный деревообрабатывающий станок, от трехфазной линии питания, на котором можно было не только распиловваць, запильваць, обрезать, но возделывать доски разнообразными фрэзами, шарошками, как он говорил. А однажды, когда строили баню, решил он обойтись без промышленного Тартака, произвести в дворы свой. Вытащили станок, поставили на его самую большую — более метра диаметром пилу. К станку прыладили с двух сторон настилов для подачи бярна и приема распиленых досок, прялка, чтобы это бярно подтягивать к пилы. и распусцили новый лес на нужные нам материалы — дыли, доски.

Таких станков и таких пил уже многие десятилетия много в частном пользовании правинцыялав. Самодельные, купленные, они помогают хозяевам заниматься деревообработкой прямо в сарае, гараже, на даче. Но в последнее десятилетие в Поставах и районе возникают, действуют, иногда прогорают, снова возникают небольшие лесапилки и деревообрабатывающие цехи. Главная проблема в их хозяев — получение лицензий на лесавысечку, лесообработки. А производят самое несложное — доски, брусья … НЕ готовую продукцию из дерева, а как бы полуфабрикаты, а то и просто сырье для дальнейшей обработки. Есть, правда, в этом деле одно исключение.

Позы — как военный городок, аж с верхом был насыщен воинскими частями и военнослужащими. Если эти палки были выведены, многие бывшие офицеры и прапорщики остались без дела. Большинство имело выслугу, пенсионное обеспечение. Но все еще молоды, нужно искать занятие. Вот группа адставников в частном гараже и настроила обработку древесины. Гараж небольшой, да и станки начале были старые, списанные. Но дело пошло, во многом благодаря инициативе и разваротливасци ее главаря Анатолия Бабичава. О том, как она развивалась в последнее время свидетельствует хотя бы то, что частное предприятие «Поставский мебельный центр» имеет сегодня не одно производственное помещение (все в том же бывшем военном городке), на нем работает более 600 человек. А двери, производимые здесь, пользуются спросом за пределами Беларуси. Здесь уже стоят не старые цыркулярки да деревообрабатывающие станки. Оборудование самое современное. Иногда закупается прямо на международных ярмарках.

А ведь есть в белорусском языке еще одно значение слова пила. Так говорят о человеке, чаще женщину, которая грызет мужа, домашних. Грызет без особых всплесков, лаянки. Но настойчиво и больно, как настоящая пила, с острыми, отточенными зубами. Жизнь есть жизнь.

Витебская область.

SQL - 18 | 0,952 сек. | 7.4 МБ