Календарь

Февраль 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Апр »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728  

Архивы

Певец. Пророк. Человек!

Анатолий мясник

60 лет назад трагически оборвалась жизнь народного поэта Беларуси Янки Купалы

Его смерть была и остается загадкой всего двадцатого века. Загадкой и тайной, которые, вероятно, останутся такими еще долго: может, и не одно десятилетие …

Хотя, собственно говоря, глубоко и основательно за изучение и расследование этого тайны никто еще и не брался. Разве что известный писатель и исследователь нашей прошлое 30-50-х годов Борис Саченко, который в самом конце 80-х прошлого уже века опубликовать эссе-исследование «снятся сны о Беларуси …» с подзаголовком «Загадка смерти Янки Купалы». .. Не понаслышке, а из слов самого Бориса Ивановича знаю: он имел горячий намерены «раскрутить» эту загадку и дальше, но, к великому сожалению, внезапная смерть в 1999-м не позволило писателю сделать это …

Если говорить коротко (и — честно!) Весь советский период жизни и творчества Янки Купалы является сплошной тайной. и загадкой — тоже. Во многом еще неразгаданной, покрытой тайнами, секретами, неизвестностью … Видимо, в этом и есть величие таланта и гения вообще, Купаловского таланта и гения — в частности?

Он, Иван Даминикавич Луцэвич, был непонятый (а в определенной мере и не принят) советской властью чуть ли не с первых дней ее установки.

1919-й год. Бурный, беспокойный, неоднозначный .. Только что закончилась первая мировая война, но впереди еще не один год гражданской. События меняются как в калейдоскопе: на белорусских многострадальных землях появляются то одни оккупанты, то другие, сам наш край и дело крэмзаецца все новыми и новыми границами … Янка Купала — признанный уже песняр — стерпеть этого не может. и в вераснёвским номере газеты «Колокол», что выдавалась рэдактарским талантом Иосифа Лёсика, он печатает стихотворение «Восстань …":

Восстань из народа нашего, Пророк,

Проявлений поваленных гадальщики,

и мудрым словом скинов из народа урок,

Каким был век спустя врага спавит.

Собери в вадну всю Беларусь семью,

Возьми с нее клятву и обет,

Что не продаст себя, свою землю …

Снять путы отечестве встань, Пророк …

По злой иронии судьбы этот острый бескомпромиссные произведение было опубликованы рядом со статьей, посвященной очередному завоевателей Беларуси Юзефу Пилсудскому, хотя написаны он был почти за три недели до вступления поляков в Минск. Но на это потом, в «нужный» время, никто не захочет обращать внимания …

1926-й год. Заместитель полномочного представителя ОГПУ по Западному краю и. Апански в докладной записке на имя председателя ОГПУ СССР В. Менжинского пишет: «… Народный поэт Янка Купала, по Своей простоте, заявил приехавшим из-за границы на конференцию (имеется в виду Академическая канфрэнцыя 1926 по реформированию белорусского языка и правописания. — Прим. А.М.) Гость, что: «… Мы живем в Советской Белоруссии потому, что нет другого места, куда бы можно было «притулиться». Пока Беларусь разорвана на несколько Кускова — свободной Белоруссии НЕТ … есть лишь Советская … »и Купала не сомневается, что эта Беларусь Вскоре будет несколько Иной, ибо:« … на вопрос Красковского (профессора БГУ, члена Института белорусского культуры. — Прим. А.М.) почему он, Купала , сейчас мало пишет, последний Березовский: «Дурак ты, Чиж может петь соловей, если его посадят в клетку, но будет время, что этот соловей еще запевает …». Так откровенно Купала еще не говорил, — делает донос главный дэпэушник Беларуси. — Таким языком он заговорил только теперь, чувствуя, очевидно, общий подъем национал-демократических настроение … »

Вывод, как видим, конкретная, однозначная: «нацдем этот Купала,« враг », хотя и удостоился уже званием народного поэта Беларуси …

1930-й год. Спланированная попытка органов НКВД приписать Янку Купалу руководство никогда не существовавшей организацией «Союз освобождения Белоруссии», многочисленные допросы и вызовы в «органы» подтолкнули его к самоубийству: слава Богу, жена Владислава Францевна спасла песняра. Даже «покаянные» письма в «Звезде» не гарантировали ему покоя и независимости …

и наконец, 1942-и … Самый трагический и (повторим) необычайно таинственный, последний из годов жизни Ивана Даминикавича …

В его, Купаловской души, по-прежнему пахла необузданная стихия пророка, борца, правдивого … Его, как и раньше, как и десять, и двадцать лет назад, волновало, беспокоило жизнь белорусского народа, его страдания от нового, очередного воина-завоевателей: на этот раз — гитлеровской Германии. Поэт и публицист Купала пишет десятки стихов и ста
тей, шматкрат выступает на самых разных собраниях и форумах с прамовами, в которых звучит твердая уверенность в недалекую победу, в новое, зажиточное, свободную жизнь …

18 июня того же 1942-го Янка Купала приезжает в Москву. Дел в белокаменной было более чем достаточно: в издательствах готовились к печати очередные сборники поэзии и публицистики, в ряде редакций газет и журналов — огромные падборки новых произведений, посвященных прежде героическим подвигом и делам защитников Отечества от «коричневой чумы». Но главным поводом появления народного поэта Беларуси в советской столице была подготовка к его 60-летнего юбилея, который Союз писателей СССР намеревался торжественно отметить 7 июля 1942-го.

Как и обыкновению, поселился Иван Даминикавич в одном из главных отелей тогдашней Москвы — одноименной гостиницы. Собственно говоря, жизнь здесь — и прежде всего творческое, литературное — просто виравала: В «Москве» тогда жили Михась Линьков, Кондрат Крапива, по своим делам находились в столице Петрусь Бровка, Петро Глебка, Владимир Юревич … Если добавить, что в городе жили и многие российские писатели, то вовсе не является чем-то невероятным то, что в гостиничных номерах ежедневно (а точнее — каждый вечер) ладилися встречи, беседы, застолли …

28 июня, согласно поздних свидетельств-воспоминаний К. Крапивы, П. Глебки, других писателей, они собрались в номере «Москвы», в котором жил председатель правления Союза писателей Беларуси Михась Линьков. Утверждали, что до Янки Купалы с минуты на минуту должна была прийти корреспондент «Известий». «Был там накрытый стол, — пишет Борис Саченко в упомянутом выше эссе« снятся сны о Беларуси … », — кое-какая закуска и выпивка. Но Янка Купала ни к закуски, ни к выпивки не касался … "

Часов в девять-десять в номер к Лынькова позвонили. Хозяин поговорил по телефону сам, потом передал трубку Купалу. «Я. Купала, взяв трубку, выслушал, что ему говорили, и, ничего не сказав, молча поспешно покинул номер — вышел на площадку лестницы », — продолжает Б. Саченко в своем эссе, ссылаясь на воспоминания П. Глебки …

На лестничной площадке или то девятого, то ли десятого этажа (свидетельства очевидцев здесь расходятся) и произошла непоправимая трагедия: Купала свалился в пролет … Версию о самоубийстве очевидцы адвергли буквально сразу же: оснований для этого у народного поэта Беларуси не было никаких! По мнению же тех же П. Глебки, А. Астрэйки, других литераторов Беларуси, Купалу или намеренно сбросили с лестничной площадки, или он, «абшаснувшыся, а, может, споткнувшись, зачапившыся за что-то, не удержался на ногах и свалился в пролет. .. »(Б. Саченко).

Сегодня, когда прошло с тех пор ровно 6 десятилетий, большинство исследователей, историков и литераторов старшего поколения склоняются в Купаловской трагедии как к спланированной. Такого же взгляда на смерть дорогого человека была и его жена Владислава Францевна. А ей, безусловно, кто-нибудь мог рассказать что-нибудь и по большому секрету … Кстати, за те же 6 десятилетий, что миновали после трагедии, была не одна попытка получить из Москвы хоть какие-либо официальные бумаги относительно ее, однако …

А память — благодарная человеческая память потомков о Песняра, Пророка, Человека — жила и будет вечно жить в сердцах белорусов!

SQL - 19 | 0,477 сек. | 7.45 МБ