Календарь

Февраль 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Янв   Апр »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728  

Архивы

Дешевый лес только в лесу, а дальше …

На вопросы корреспондента «Звезды» отвечает заместитель министра лесного хозяйства М. Юшкевич

— Николай Тарасавич, начнем с неожиданного, возможно, для вас вопроса: не преувеличиваем мы значение леса как основного природного национального богатства? У нас же пока небольшой процент спелых лесов, которые в мире востребованы как ценна сырье. Чем мы, собственно говоря, хвалимся?

— Ну, на мой взгляд, в нашей стране роль лесного хозяйства, запасов древесины на корню воспринимается адекватно их действительной стоимости. Хочу вам возразить: ценность леса не только как источника сырья для деревообрабатывающей отрасли. Это же очень втылитарны и неправильный подход. Лес играет незаменимую роль в сохранении экологического баланса в нашей стране, он поддерживает экосистемах окружающей среды. Хотя, с другой стороны, лес является важным материалом для многих отраслей промышленности, экспортным товаром и т.д.

Почему у нас небольшой процент спелых лесов? Причина тут банальная, и корни ее в недавнем советском прошлом Беларуси. При бывшем СССР все огромные лесные запасы были общими. и, разумеется, валиць спелый лес в Беларуси было значительно проще и дешевле, чем на бескрайних простор Сибири или южной части России. Попробуй вывези по бездорожью. А у нас и коммуникации, и дороги, и расстоянии европейские. и так увлеклись в 70-х годах вырубкой спелых белорусских лесов, что их количество упало до рекордно низкого показателя — чуть более 2 процентов. Сегодня эта цифра составляет почти 9 процентов.

Восстановление леса — процесс очень медленный, так как возраст спелой древесины — 80-90 лет, у сосны, дуба — около 120 лет.

— Так что, ждать, пока деревья созрели?

— Зачем? Спелого леса в среднем на гектаре остается 600-800 деревьев, а мы садим примерно 7 тысяч. Время от времени, как гряды моркови, эти лесные массивы прарэжваюцца от лишних растений. Они также идут в дело.

— Но, видимо, далеко не вся древесина, судя по острым замечаниям на недавнем совещании на уровне Президента, потребляется на должном уровне. Какие выводы сделала ваша министерства с критики?

— Во-первых, мы благодарны руководству страны за глубокий и всесторонний анализ деятельности нашей отрасли. На моей памяти это первый такой обстоятельный «разбор полетов» на высоком уровне. Знаете, раньше отношения к использованию лесных богатств были следующие: ну что лес? Растет себе и растет.

Во-вторых, такой разговор уже назрела. Действительно, настало время в комплексе рассмотреть всю лесную проблематику. В ходе обсуждения были отмечены как положительные сдвиги, так и «узкие места», недостатки и просчеты, над ликвидацией которых мы сегодня активно работаем. На совещании также прозвучало много полезных советов и предложений, многие из которых уже в стадии реализации. Если их обобщить, то все они направлены на то, чтобы лесные богатства еще в большей степени служили человеку и государстве.

— Чтобы все это было, надо иметь достаточно лесных ресурсов. Их хватает?

— Так, если еще относительно недавно показатель лясистасци в стране составлял 22 процента, то теперь — около 40. Есть положительная динамика пополнения лесных запасов. Сегодня посадок деревьев больше, чем вырубается деловой и иной древесины. У нас уже 9,2 миллиона гектаров лесов, а несколько лет назад было чуть менее 7 миллионов. Коллеги из бывшего СССР признают, что лесное хозяйство нашей страны находится в лучшем состоянии, чем в остальных постсоветских республиках.

Но это не повод для успокоения. Мы живем и работаем в новом веке, время стремительно меняется, в том числе и в экономике лесного хозяйства. и то, что вчера было хорошо или плохо, сегодня уже недостаточно. Отсюда и жесткий тон разговора на совещании у Президента.

— На ней, кстати, остро ставились вопросы охраны лесных угодий, расчетливого отношения к ним во время вырубки участков, недопущения хищения древесины. Неужели стало больше любителей, как говорят газавики, несанкционированного отбора лесу?

— Я бы сказал так: повысились технические возможности нелегального использования древесины. Ранее воровство леса в основном был мелким. «Брали» на дрова, на стропила для бани, на забор и т.д. Теперь же, когда многие коммерческие структуры заинтересованы в приобретении леса, готовы выкладывать за него немалые деньги, то, соответственно, появилась категория дельцов и шарлатанам, которые целенаправленно ищут и, к сожалению, находят пути и способы незаконных поставок древесины нечестным заказчиком.

Долж
ен отметить, что главным результатом упомянутой совещания стала работа по кардинальному переосмыслению всей прошлой практики министерства. В частности, принимаются решительные меры по пресечению хищения древесины. Для этой цели созданы мобильные группы лесной охраны, имеющих транспорт, иное необходимое экипировка и даже оружие. Думаю, сейчас «черные» лесорубы будут вскрываться более оперативно.

— и это один из путей выведения отрасли на самоокупаемость?

— В определенной степени да. Ведь бережливость в использовании древесины, ее защита от нечестных рук сыграют свою положительную роль. Но хочу подчеркнуть, что в этой проблеме, как, пожалуй, и в каждой, есть простое решение. Скажем, поднять цену на лес в соответствии с мировой практикой, если стоимость древесины соответствует затратам на нее. Пойти по такому пути — значит сделать пиломатериалы недасягальными (или цяжкадасягальными) для значительной части населения. Согласиться на этот шаг мы, естественно, не можем.

— Но, знаете, пиломатериалы, в частности доска пола, вагонка, простая доска, так называемая неабразная, тоже немало стоят. Видимо, дешевого леса уже больше не будет?

— Думаю, что да. и тенденция мировая направлено на рост цен на древесину. Так что, скорее всего, согласно ситуацией на рынке, будут и соответствующие цены. Но «шоковой» терапии не предвидится.

— С наступлением рынка в лес потянулся и частник. Но насколько мне известно, ваше ведомство не очень его прывячае, хотя леса для вырубки в стране хватает. Можно наладить дело таким образом, чтобы и частные структуры имели свой интерес к заготовки, и государству это было выгодно?

— По большому счету, нашему министерству все равно, кто работает в лесу — государственная или частная структура. Для нас главное, чтобы вытрымливалися качественные параметры заготовки древесины, не было нарушений технологической дисциплины и безопасности труда. Последнее очень важно. Согласно статистике, в среднем на один миллион кубометров заготовленной древесины приходится одна жизнь. Скажу честно, иногда частные предприятия, владельцы которых вложили в свое дело уже не один миллион долларов, превосходят коллег из государственных предприятий по уровню технического оснащения, качества вырубки, глубины переработки древесины и т.д. Этим бизнесменов есть что терять, и они, как правило, «играют» по правилам, избегают незаконных действий. Поэтому экономически нецелесообразно было бы «не пускать» частника в лес.

Мы ежегодно недавысякаем полтора-два миллиона кубометров древесины и не использовать возможности и ресурсы частных фирм было бы недальновидным.

— Николай Тарасавич, прочитают где-то в глубинке мужики эти слова, подумают и решать пойти в малый бизнес, скажем, создадут свое МП по заготовке и первичной обработке древесины. Они также будут желанны в лесу?

— Однозначно не могу ответить. Я бы не советовал вот так внезапно пераквалификоввацца у заготовителей древесины. Ведь по количеству производственных трагедий лес занимает второе место после угольной шахты. В лес должны идти люди подготовленные, одним словом, специалисты. Поэтому у них должна быть соответствующая лицензия, другие позволяющие документы.

Но есть такие виды вырубки, скажем, для освещения, прореживания молодых массивов леса, не требующие особой квалификации. и если в сельчанина есть бензапила, разрешение на пользование ею, то при желании он может заработать дополнительный рубль в лесу. Мы сейчас прорабатываем этот вопрос.

Думаю, индивидуальные лесорубы будут востребованы при заготовке альтернативного мазута и газа топлива (дрова) для местных школ, больниц, домов культуры. Эти люди будут кстати для работы на небольших лесных площадях, куда не имеет экономического смысла направлять много техники и большие бригады.

— Лес — наше богатство, рядом почти с каждым жителем Белоруссии. Но все же обычному человеку не всегда просто выписать несколько кубов леса, вывезти его, найти пилараму (бывшие колхозные пазачыняли, а новые не строят), качественно распилить на доски, брус. Да, можно пиломатериалы приобрести на рынке, но цены там «атомные», например, вагонка уже в эквиваленте стоит 6 долларов США за квадратный метр. Примерно столько стоит доска пола. Получается, что леса много, а не каждому он по карману.

— Не каждому по карману и многие другие вещи. Что касается цены на пиломатериалы, то она формируется из расходов на их производство. Я понимаю вашу и части читателей «Звезды» Ностальги

SQL - 16 | 1,641 сек. | 7.47 МБ