Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Зов крови

Ольга МЕДВЕДЕВА

С тех пор, как поставлена точка в одной из самых страшных и кровавых страниц истории — завершилась Вторая мировая война — прошло уже более 60 лет. Но и поныне люди, разбросанные по разным уголкам земли, все еще ищут друг друга. Вот уже 14 лет им помогает служба розыска Белорусского Красного Креста. Каждый год сотрудники службы рассматривают около 5 тысяч обращений, за время ее существования обработано более 50 тысяч писем. Эта служба ищет, кстати, не только участников Великой Отечественной войны, но и тех, кто затерялся в ходе недавних вооруженных конфликтов в Афганистане, Абхазии и Чечни, а также тех, кто выехал за границу на заработки, и связь с ними прервалась. Каким образом Красный Крест ищет людей, которые нужно иметь документы, чтобы туда обратиться, какие шансы на успех — об этом шла речь во время последней «прямой линии» на Белорусском радио, которая ладицца каждую среду в 9 часов 10 минут. На этот раз гостем программы, которую вместе с Максимом УГЛЯНиЦАЙ вела журналистка газеты «Звязда» Ольга МЕДВЕДЕВА, была руководитель службы розыска Белорусского общества Красного Креста Елена Дашкевич.

— Елена Леонидовна, по времени мы от Великой Отечественной войны все дальше. Наверное и тех, кто потерял на ней своих родственников, и еще надеется найти какие-то известия, остается все меньше?

— По сравнению с серединой 90-х годов, когда наша служба была создана, обращений и действительно меньше. Тогда было около 6 тысяч за год. Сейчас 4-4,5 тысячи — общая численность нашей корреспонденции, которая включает листы заявителей, ответы на обращения, запросы из национальных комитетов Красного Креста. Молодые сотрудники тоже спрашивают: прошло столько лет, неужели люди еще ищут друг друга? Тогда я показываю кипы писем и даю их почитать. и возникает впечатление, что война до сих пор не закончилась. Раны по людских судьбах, родовых связях были нанесены слишком глубокие: погиб каждый третий, более полумиллиона человек вывезена в Германию. Сегодня ищут уже не родители, не жены, не сестры и братья, а дети и внуки тех, кто пропал, даже правнуки. и мы всегда рады, когда говорят молодые, так как это свидетельствует о связи поколений.

Наша работа уникальна. Мы, например, такое направление, как выяснение сохранности воинских захоронений за рубежом. К нам обращаются не только люди, но и организации: Управление по увековечению памяти Министерства обороны, военкоматы, милиция … и когда мы видим результат, когда люди через десятилетия находят родную магилку и едут на нее, то понимаешь, насколько такая работа нужна.

— Наверное, это тот случай, когда и могилу найти — радость?

— Конечно, особенно, если найдена могила человека, который пропал без вести. Это очень серьезная проблема для семьи — полная неизвестность о ком-то из ее членов. Она рождает не только обиду, конфликты между родственниками, но и недоразумение между поколениями.

— Через шесть десятилетий после войны еще встречаются между собой живые люди?

— Таких случаев не много, но они есть. Как правило, это уже люди немолодые. Недавно в Брестском районе мы расшукали племянница жителя Англии. Во время войны этот человек мальчиком был вывезен в Германию и попал в британскую освободительную зону. Он уехал в Англию, там учился, создал семью, родила детей. Своих дочерей и сына назвал именами сестер и брата, которые остались в Беларуси. Таким образом в Англии появились Ольга, Мария, Анна … Вот эти дети и обратились в Общество Красного Креста, чтобы найти белорусских родственников и однофамильцев. и мы нашли их двоюродных сестер. К сожалению, отец уже не мог приехать, но дети приехали, познакомились со своим белорусским родом, сняли на видео деревню, родные могилы, тропы, по которым бегал мальчишкой их папа, чтобы показать ему, чтобы он мог спокойно умереть … Теперь они приезжают в Беларусь ежегодно.

Другой недавний случай касается Австралии, где после войны оказался один из братьев. Там у него родилась дочь, которая подала заявку в австралийской общества Красного Креста о поиске белорусских родственников. Мы передали ей адрес двоюродных братьев и сестер.

Все истории в нашей картотеке чрезвычайно интересно, это ценный материал для написания сценариев и романов …

Вопрос слушателя:

— Прокомментируйте, пожалуйста, ситуацию с немецкими пахаваннями. В нашем поселке и возле него находятся немецкие кладбища, и не одни. Когда я была девочкой, то еще видела на них березовые кресты. Конечно, там похоронен захватчики, но и они для кого-то родители и дети …

— Вот уже пять лет в Беларуси открыто представительство Немецкого народного союза по уходу военных кладбищ. Они как раз и занимаются поиском солдатских захоронений на территории Беларуси. Можете написать им. Можете написать и нам, мы пошлем письмо в эту организацию. Еще один простой и быстрый способ обозначения любых захоронений времен войны — через райвоенкомат по месту нахождения захоронения.

Я согласна с вами, к любым могил, чей бы прах то ни лежал, нужно относиться с уважением. Кстати, могилы советских солдат в той же Германии и Польше очень ухоженные.

и мы должны отвечать тем же. Не так давно к нам обратился гражданин Германии, который приехал сюда с сообщением о смерти отца в июле 1944-го под Минского ком. Он пожелал посетить любые немецкие кладбища времен последней войны, чтобы возложить венок в память об отце. и мы ему порекомендовали такие под деревней Тарасово, скорее всего, там и лежит тот, кого он искал. и нам не стыдно было направлять туда этого человека. Так и должно быть.

<и>(Продолжение следует.)

SQL - 19 | 0,369 сек. | 7.39 МБ