Зачем тебе знать? ..

Алесь Поплавский

На конкурс рассказов

<и>Александр Поплавский в своем письме к нам пишет, что это повествование — по моему мнению, все же скорее эссе — о нем. Но так ли это, или только об одном оно человека, судите сами. Я же только отмечу способность Александра к обобщению, чувственную искренность, которая объединяет автора с его читателем.

Виктор Казько.

Лифт остановился на пятом этаже. А может, на шестом … Какая разница, двери в нем все равно не открывались. Я отпрянула взглянул на аккуратный строку черных пуговиц на пульте управления и нажал на первый, что попал в глаза. Вверху ожил двигатель и раздался траурный скрежет железа. Кабину медленно поползла по шахте. Через некоторое время она остановилась, однако дверь в ней так и не открылась. Потеряв всякую надежду выбраться из этого неизвестного мне чудовище, я начал хаотично нажимать на черные блестящие «пуговицы». Лифт двигался от этажа к этажа, однако освободиться из него было невозможно. Незаметно мое волнение переросло в страх и мне показалось, что я теряю сознание. Я сел на плоские линолиум и бессилия заплакал …

Сколько минут праплакав, не помню. Может, десять, а может, пятнадцать … Впрочем, какое это имеет сейчас значение. Все равно тогда я не ориентировался во времени. Я был желторотый птенец шасцигадовага возраста и меня интересовали другие вопросы. Я начинал делать на этой Земле свои первые сознательные шаги, иногда не совсем уверены и не совсем правильные. Я спотыкался, падал, заряжать синяки, постигает величайшие тайны бытия. Откуда мне, деревенскому мальчику, было знать, что такое лифт? Мама привезла меня в этот великий город до дяди всего на несколько дней. и все, что я в нем увидел, — увидел впервые. Я многое постигла тогда в своей жизни впервые. Я мог часами наблюдать через окна дядиной двушку за окружающими краявидами. Меня манила Неспазнанасць, меня манила Воля. Наверное, тогда уже в моем детском уме фармиравалася какая-то, хотя и расплывчатые, но схожесть понимания этих понятий. Я спешил, мне не хватало терпения, мне хотелось ввачавидки удостовериться, что это такое. и вот однажды ….

Оставшись в квартире без взрослых, я счел, что настал тот благоприятный момент, чтобы навсегда покинуть эту клетку с окнами в окружающий мир. Я смело открыл дверь и сделал первый шаг к Воле. Как оказалось позже, попытка эта была не совсем удачной. Хотя …

Наплакавшись вдоволь, я вытер рукавом глаза и посмотрел раздраженно на пульт управления. Мой взгляд задержался на белом «пуговиц». Он располагался на определенной расстоянии от остальных и отличался не только цветом, но и формой. Я осторожно нажал на него пальчиком и стал ждать. Лифт не тронулся, однако откуда-то с потолка, как мне тогда показалось, донесся милагучны женский голос:

— Говорите … Я слушаю вас … Назовите свой адрес …

Что я мог ответить той женщине? Ничего … От безысходности я снова заплакал и начал нервно нажимать на чорыя «пуговицы». Только на этот раз моя поездка между этажами была непродолжительной. Через некоторое время свет в кабинцы погасла и лифт остановился. Мой плач перерос в крик. Тьма настигала страх, и я безрезультатно бил кулаками по обшарпанных стенах кабины. Я вопил, топали ногами, но меня никто не слышал. Я был с этим миром один на один.

Понемногу мои глаза привыкли к темноте, и я успокоился. Через неплотно половинки дверей в кабину проникал свет. Приглядевшись, я заметил, что свет просачивается через потолок, через пол и через поцарапанные гвоздями стены … Эти узенькие полоски напоминали многочисленные ножевые порезы. Казалось, что исполосованный невидимыми ножами лифт стекает кровью. Интерес заставила перестать плакать и подойти ближе к двери. Дрыготкими пальцами я разжал резиновые прокладки палавинак и заглянул в этот кровавый прореха — кабину застрала между этажами …

Освободили меня с лифтом только под вечер. Тетка с плачем подхватила меня на руки и начала радостно целовать. Дядя же, строго взглянув на нее, промолчал. Однако потом, в комнате, он позвал меня к себе и молча кивнул на угол. Пытаясь возразить, тетя бросилась защищать меня, однако дядя был неумолим. Он оттолкнул ее и, взглянув в мою сторону, повторил:

— Я кому сказал: марш в угол … и на колени …

Много воды утекло с тех пор. Многое поменялось в моей жизни. Однако случай тот не стерся из памяти. Менялись впечатления, представления. Прытуплявся с годами и страх перед замкнутой Простор, приобретенный мной тогда, в лифце. Все оставалось в прошлом. Все, кроме неудобства от той непонятной мне доселе вины. и неважно сейчас, что я тогда был жестоко наказан (дважды) за свои первые неуклюжие шаги к Воле. Неважно … Ведь на все остальное свою жизнь в сознании поселилась понимание, что Воля тоже имеет свою цену, что за нее, как и за все в этом мире, надо бороться. Понимание это, пусть немного и детское, не дает мне разнявольвацца и сегодня. С годами все чаще мне кажется, что жизнь чем-то похожая лифты, двери которого вот-вот откроются … А там. ..

г. Брест.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: