Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Вторая Утомленные солнцем августа

Сергей Шевцов

Летние дневниках

<и>(Продолжение. Начало в номере за 6 сентября.)

24 августа

Сегодня было то же, что и вчера, и позавчера, и тысячу лет назад, — мы обеспечивали продовольственную безопасность отдельно взятой семьи: копали картошку. Соседи справа и слева уже пакапали, и это погоняло, рожала определенный трудовой энтузиазм. Хотя копать картошку под лопату — это такой белорусский экстрим. Попробуйте присесть за день несколько сотен раз и скажете потом, что это не так.

Честно говоря, не помню, когда чуть ли не в середине августа начиналась белорусское национальное увлечение — копание картошки. В этом году горизонт вечером — сизый от дыма: курят траву и бацвинне. Иду по шоссе в сторону Гомеля, там у нас дают участки — они почти все выкошены. Кое-где попадаются нетронутые, и трава там такая … Конь не скроется, но ребенок — точно.

А у нас проблема: отец скасив траву очень рано. Пока я приехал, занятый государственными делами, трава выросла снова. Приходится снова истреблять траву, а потом копать. Радость, прямо скажу, небольшой. А картошка хорошая — у нас место низкое — одна радость.

Приезжая домой, прочитал заметку в одной популярной газете: в Гомельской области ожидается низкий урожай картофеля. Автор доказывал это двумя фактами: не врадила в колхозах, а также в дачникав. У последних, мол, все выгорело.

Я посмеялся — что возьмешь с городского человека — а теперь размышляю. Неужели коллега действительно думает, что картофелем нас обеспечивают колхозы и дачники? Процентов 70, а может и 80 (тут есть разные мнения) картофеля, да и самой разной овощей выращивается на приусадебных участках. Это настолько неоспоримый факт, что … Что его подтверждает даже Минстат. Одним словом, если у Ивана Иваныча ивановича картофель вырастет, то его страна без нее не останется. Аминь.

Я помню разные годы, в том числе совсем плохие, — Иван Иваныч без картошки никогда не сидел. Секрет, естественно, Палишынеля: это — мое. Так сказать, частная собственность. А если мое, то я дам советы. Остальное — детали.

***

Подслушанный разговор в поселковом гастрономе:

— Есть ли у вас куриные акарачки?

— Нет, нет. Куры есть.

— А чьи куры?

— Бразильский.

Ну, что ж. Все правильно. «Перелетные» бразильские куры …

25 августа

Сюжет по ОНТ с Осиповичах. Оптимистический такой, бодрый, жизнерадостный. Там местная власть отдала частным предпринимателям авталавки, которые развозят по отдаленным деревням продукты первой необходимости. Повторюсь, сюжет проникнут твердокаменной оптимизмом.

Например, бабушка дает интервью корреспонденту:

— Так это же просто чудо! Счастливой жизнь наступила!

Сама мало, возникают два вопроса. Каково же было жизнь раньше? Значит, если авталавки были государственными, то жизнь была несчастливый? В сюжете не педалируецца тот факт, что «чудо» принесли частники. Это, стало быть, мудрая местная власть так распарадилася, ибо — мудрая, да и власть.

В конце сюжета, естественно, короткая беседа с начальством:

— Нет, мы только авталавки им отдали. Скажем, предприниматели могли бы заниматься всем комплексом услуг, в таких деревнях проблем всегда хватает. Но пока остановились на автолавка.

Я понимаю. Если предприниматель займется «всем комплексом», то тогда возникнет логическое вопрос: а зачем такая власть нужна? Ну, скажем, вот такая, которая для решения чисто своих проблем вынуждена просить помощи у частных граждан? Вы не находите здесь доли камизму? Я также нахожу.

Вопрос власти интересное всегда и для всех, потому что мы под властью живем. Правда, мы не приучены ставить простые вопросы. Например: власть существует для себя или для кого? Ну вот, если такой вопрос поставим и попробуем на него ответить, то окажется, что власть — это просто обслуживающий персонал. Он должен заниматься тэхналагичными функциями по обслуживанию населения определенной территории. и, прошу прощения у власти, не более.

***

Взял с собой «Дыялоги Соломона Волкова с иосиф Бродским» — книгу уникальную и мудрую. Вечерами перечитываю, после сельхозработ. Прямо как граф Толстой. Цитирования не люблю, но эту мысль Бродского процитировать придется: «Так уж всегда получается, что общество назначает одного поэта в главные, в начальники. Происходит это, особенно в обществе авторитарном, — по причине нелепой паралелизму: поэт — царь. А поэзия более одного властителя мыслей предлагает. Если общество выбирает одного, оно асуждае себя на тот или иной вариант самодержавия. Иными словами, отказывается от демократического принципа. и поэтому нет у него потом никакого права сваливать на первого секретаря или царя все. За равнодушие к культуре общество платит прежде всего общественными свободами. Сужение культурного кругозора — мать сужения кругозора политического. Ничего так не мостит дорогу тирании, как культурная самакастрацыя. Если потом начинают рубить головы — это даже логично ».

А интересно, кто у нас главный в поэзии? Как-то никто не определяется. Дуэт Колос-Купала? А Богданович? А уничтожены в 30-е? А современные — Бородулин, Рязанов, сказки и др..? Кроме них есть «новая волна» в прозе.

Там, разумеется, царит Василь Быков. А я не собираюсь его авторитет ставит под сомнение, просто мне, скажем, нравится Борис Петрович с его философской прозой, где над каждым предложением надо думать. Мне нравится думать. Во всяком случае, думать лучше, чем не думать. Дело не в том, что Борис мой друг и «кукушку хвалит Петуха». Дело более простая — это настоящая проза.

Слава Богу, появилась магчамасць сравнивать. Сегодня можно свободно купить Роберта Музиля, Олдаса Хаксли, Борхеса или Карлоса Кастанеду. и сравнить. Естественно, предварительно прочитав.

В общем, если ты начинаешь включаться в процессы мировой литературы — а только она, литература, определяет духовное и политическое жизнь нации — наступает момент истины. Здесь начинается «раздача слонов». Оказывается вдруг, что некоторые «ожерелье» были голые, и возникает потребность пераписваць литературную историю страны.

Мне трудно полюбить белорусского писателя только потому, что он белорусский. Может быть, это не совсем патриотично, но любишь почему-то только талантливо.

26 августа

От трагическому до смешного, как известно, один шаг, от высокого до низкого, видимо, тоже. От высокой литературы погружаемся до низкого быта.

На витрине заготовительного магазина исчезло объявление о приеме яблок, а появилось — о закупке овощей. Цены такие: морковь — 250 руб. за кило, капуста и столовую свеклу — 200, чеснок — 600, картофель — 180. Уже привычно начинаю подсчеты и расчеты. Принцип у меня очень простой и доходчиво: скажем, раньше талон для проезда в общественном транспорте стоил 4 коп., Сегодня — 150 руб. Получается, что килограмм картофеля сейчас стоит для сдатчика последней где-то 5-6 копеек. Опять же, при этом держу в памяти, что в советские времена приемная цена не снижалась менее чем до 10 копеек.

Видимо, принцип сравнения не совсем корректный, это мне любой экономист скажет. Да я другого способа не знаю. Прошу прощения.

Еще мне кажется, что компания по заготовке овощей в нашем поселке потерпит фияска. Тут две причины. Первая: для продажи заготовителям, овощи сажают единицы и погоды они, конечно, не делают. Вторая: даже если бы садили многие, в магазин бы они сдавать не стали — невыгодно. Все излишки (хотя, какие тут излишки?) Везутся в Гомель, на рынок. Например, одна головка чеснока стоит там сегодня 150 руб. А сколько головок в килограммы? Попробуйте подсчитать.

Мне легко понять кооператоров: купить дешево, продать — дороже, получить прибыль. Но куда идет все это добро? В общественное питание, в овощные магазины (которые один за другим закрываются из-за нерэнтабельнасци), на тот же рынок. и вот что интересно: для чего существует вся эта громоздкая система? Ради самой себя? Кто-то пробовал подсчитать — выгодна такая система или нет?

Ведь несознательный гражданин почему-то отдает предпочтение частному же гражданину. Почему? Сама мало, за качество продукции и возможность договориться о цене. Просто поверх частникам не стоит директор магазина и все остальные.

***

Кстати, базарные конъюнктура в этом году ухудшилась. Продать что-нибудь на рынке считается большой удачей. Этим летом все врадила, рынок ломится от фруктов и овощей. Цены падают. и все равно покупают горожане не очень охотно. Ну что ж, это действительно рынок в чистом виде. Спрос, предложение, конкуренция, маркетинг (читай: умение продать) — все как положено. В стиле Джо Кокера.

Но удар по кошелькам, так сказать, товаропроизводителей получается довольно сильный. Тут еще жесткие правила, которые устанавливаются на рынках. Рынки, как бы это сказать, цывилизуюцца. Дело в том, что за торговые места надо платить. Рынок за эти деньги живет и дает жить торговцам. Да вот какая закавыка: старый или старая привезли продавать небольшую количество яблок, помидоров и огурцов. Чтобы тем самым улучшить свое материальное положение. Продадут они или нет — еще вопрос, а платить надо. Причем платить нужно людям, у которых каждый рубль на учете, а торговля, повторю, (ну какой это торговля?) — «Заработать».

Милиция особенно не цырымоницца, старых гоняют по рынку, бы котов. Бывает тяжеловато смотреть, как сапливы пацан в форме кричит на согнутую в крюк бабушку. Я был свидетелем, как раздосадованный ветеран (колодки на старэньким пиджаке) «давал жизни» зеленому сержанту милиции:

— Г. … к! У тебя совесть есть или нет? Ты как со мной разговариваешь? Щенок! Эх, встретил бы я тебя в окопах!

В окопах такие не водились, судя по рассказам отца. Они обычно накануне атаки «болели» на «медвежью болезнь». Написал и подумал, что сержанта не за что осуждать. Ему приказали — он выполняет. Администрации рынка, разумеется, выгодно, чтобы торговые места покупались на весь сезон. «Товарищи с Востока» так и делают, потому что они — парни «грашавитыя». Так что они — желанные клиенты. А свои, местные — не очень. Как всегда, деньги решают все. Где начинаются деньги, там совесть кончается. Печально, но неоспоримо …

(Окончание следует.)

SQL - 18 | 0,819 сек. | 7.43 МБ