Календарь

Январь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек   Фев »
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Архивы

Все бы вам шуточки …

Владимир Березина

и СМЕХ, и слезы, и любовь

Первый Фанера

Даишники поставили на Слуцкого шоссе фанерного милиционера и служебный, соответственно раскрашенный, «автомобиль» — тоже из фанеры. Через несколько дней «милиционера» украли и ночью принесли деревенски пьяница под окно. Тот проснулся утром — кто-то в окне торчит. Протер глаза — милиционер. Почесал затылок и говорит жене: «А ты не знаешь, что я такого вчера устроил, что сегодня за мной приехали? Смотри, баба, чтобы аппарат не нашли. Собирай на стол, ребят угостят ».

Вторая Все познается в сравнении

Встретилась в метро знакомая — некогда долго работали вместе. «Как, что, как отпуск?» Выясняется, была в самой Америке и только-только вернулась. Ездила к сыну — он там работает. Понравилось — чрезвычайно. Красивая и умная женщина, она и в чужой стране постаралась увидеть только то, что порадовало ее цывилизаванасць, образованность.

— А теперь, — говорит, — не могу найти себе места. Там было все так красиво, а тут …

и машет безнадежно рукой.

Я ее как мог утешил.

-А я, — говорю, — провел отдых на Полесье, в деревне, поработал в наслаждение. Ну, короче, как негр. Зато подальше от цивилизации. Чтобы голова немного отдохнула. Знаешь, сейчас смотрю вокруг себя — и так мне нравится, — все равно как в город будущего попал.

Пасмяялися мы из такого разного эффекта, пожелали друг другу удачи и разошлись. Каждый со своей правдой.

Или она все же одна, общая?

Третий Таракан

За рюмкой мужики тебе что хочешь расскажут. Один интеллигент под наш дружный хохот исповедовался — тоже заходясь от смеха. Сделал он себе, извините, клизмы. Спешил и НЕ промыл грушу. А там сидел тихонько домашние тараканы. Если внутри у человека начало что-то шавялицца, он все понял, без лишней паники выпил стакан слабицельнага …

Бедный тараканы. Такой смерти даже ему не пожелаешь.

— А вы говорите, неизвестно чем эту лихорадку выводить, и динамитом будто бы ее не берет. При чем тут динамитом?

Четвёртое Новая эпидемия

Вступив в рынок, вся республика стала коварные Бобруйском. Все захотели перахитрыць всех. Нас с еще большей силой дурят на базаре — ну, это как закон. Нас дурят в магазине и столовой (подсовывая котлеты, сделанные в основном из хлеба).

Это тоже всегда было. Но нас уже дурят и в школе, и на работе, и в цырульни (если с лысого берут столько же, как из кудрявого. Прейскурант предусматривает скидки. Слышите, лысые?). Дурят в агентствах по найму квартир, когда пишут, что их услуга стоит 13 тысяч рублей, а на поверку оказывается, что все пятьдесят. А когда клиент платит «по факту», то все сто «баксов».

Дурят в поликлинике. Конкретно: врач-гинеколог рисует беременной молодой жанчынцы, которую и волновать особо нельзя, страшную картину ее мнимой болезни. На растерянное вопрос «Что делать?» Она слышит ответ: «Принимайте такие и такие витамины. Они очень дефицитные, но вам без них никак нельзя ».

А дальше разговор приобретает вообще интересный оборот.

— Так где же их хоть искать, скажите, может, за границей?

— Можете купить у меня.

и доктор (сама, между прочим, женщина), достает из ящика стола «страшно дефицитных» лекарство. От его реализации она имеет процент.

Мне эту историю будущие мамы-минчанки рассказывали дважды.

Нас везде хотят сделать дурнями. Чтобы больше содрать денег, меньше самим заплатить, лишить каких-то благ или навязать какой-то не тот товарец. Эпидемия охватила не только «низы», но и «вярхи». Директор предприятия размещает в СМИ рекламу на продукцию, которая нигде, кроме нашей глубинки, не расходиться. При этом он знает, что за рекламу ему нечем платить и не скоро будет, но договор подписывает.

Наши книжные торговцы завезли, а отечественные кинапракатчыки закупили очередную «мину замедленного действия», на этот раз звышразбуральнай силы — экранизацыю одной из книг англичанки Д. Ролинг о Гарри Поттере. Которая, если коротко, по сути своей является разъедаемые пропагандой сатанизму и мистыцызму, неплохо упакованном ядом для детских душ. и в праздничном першавераснёвским (!?) Показе в столичном кинотеатре «Мир» поднесли все это как супердасягненне мирового кинематографа. (В Октябрь хотя без «помпы» дергали, и на том спасибо.) Детские души их не волнуют — ни тех, ни других, их волнуют только деньги. Большие деньги. Побольше денег.

Инстинктивно защищаясь, мы тоже не остаемся в долгу. Дурачим контролера в городском транспорте, когда едем без билета. Дурачим домоуправление, если откручиваем электраличыльник назад, чтобы меньше платить. Дурачим женщину-вахтера на проходной мясокомбината, когда привязываем к ноге батон колбасы, — она если и нащупать что-то, то в штаны не полезет по причине процилегласци своего пола.

Может, падрахуем. Нас — дурят. Мы — дурачим. Значит, все вместе мы кто? ..

Это не я сказал — к такому выводу пришли вы сами.

Пятый Се ля ви

Мужчина любил женщину долго и сильно. Жили в одном городе, изредка виделись, потом жизнь снова разводила на годы и сводя на минуты, чтобы только увидеть и убедиться — живая, кажется, здорова — и слава Богу.

Но настал момент, когда рядом не осталось ничего из того, что отвлекало его внимание от нее, и он сосредоточился на своих мыслях, на своем чувства, и понял, что если ничего не сделает, то может сойти с ума. Тогда он сел и написал ей письмо.

Пошел на улицу, купил в киосках «Союзпечати» конверт, прямо на борцику киоска подписал его, лизнул языком и заклеил. Поискал глазами, зацепился взглядом за новую современную, почти европейскую коробку (такие он видел в иностранных фильмах), и опустил в нее широкий рот свое признание. и пошел домой. У него тряслись руки.

Бедный, бедный, бедный. В большом волнении он не заметил, что опустил свое письмо не в коробку «Белпочты», а в ящик «Чистый город» — для мусора, которые незадолго до этого столичная мэрия расставило повсеместно. Он не подозревал, что вслед за ним люди будут бросать туда обертки от мороженого, от конфет, банановые шкурки, и все это и многое другое толстым слоем ляжет на его признание и скроет его под собой. и збэсциць, и сделает тоже мусором. и ни одно искреннее слово не дойдет до ушей той, что была целью его существования.

Он этого не знал. Но он выразился, пока писал, и ему чудесным образом стало легче.

Он не понял, почему она не позвонила. и почему через полгода, когда они неожиданно встретились, ничего ему не сказала. Он подумал, что это ее решение, и не стал ни о чем спрашивать.

Он все объяснил в письме.

SQL - 17 | 1,390 сек. | 7.4 МБ